Новая жизнь. Часть вторая

Страница: 5 из 14

на подобных ему, но он всегда выбирал сам и попку свою наверно никому бы и не доверил, даже девушке.

 — Ты наверно врёшь, ходить в чулках и юбке, уподобляясь последней шлюхе, вертеть задом и смачно раскрывать накрашенные губки может только блядь! Хотя надо признаться, получается у тебя это хорошо, быть девочкой. Не уж-то и не отсасывал ни у кого ни разу?

 — Нет, Госпожа, ни разу.

 — Да ёмаё! Я думала, ты профессионал, а так всему тебе придётся научиться. Ты оказывается неумёха, нууу абсоолюютно бесполезное существо! Полностью никчёмный, ничего не добившийся в своей жизни. Даже минет, не научился делать. Степени твоего морального падения будут пропорциональны набираемому тобой мастерству в искусстве минета и удовлетворения желающих твоего анала. И только попробуй не оправдать наших надежд, у нас далеко идущие планы, но если ты станешь нам неинтересен, мы отдадим тебя в самый дешёвый и гнилой бордель, где жизнь с нами тебе покажется раем. Так что, старайся, лапочка, пока у тебя красивое лицо с целыми зубами и не порванная безвозвратно жопа.

На Ники в его положении эта речь произвела сильное впечатление. Ему было страшно, но впервые к этому страху примешалось странное чувство. Страх, ненависть, да он был готов их убить при любом удобном случае, но это разбавило другое чувство, эта девушка в чём-то права. Нет не в том, что за свои 20 лет он так ни разу никому не сделал минет, на самом деле он считал ниже своего достоинства такие штуки, а в том, что по сути ничего и не добился, и даже не было в его жизни человека к которому могли возникнуть подобные желания, девушки то или парня. И что все люди, которым он так нравился и которые жаждали более близкого контакта, по сути, не были ему ни нужны, ни важны. И что самое страшное, он им тоже был не нужен, они бы его использовали, как клиенты в том борделе, который пророчила ему Госпожа. Необычное ощущение не приходящее к нему уже долгие годы просто поразило его. Наверно он мог бы сейчас понять, что они, эти Господин и Госпожа, именно те люди для которых он бы постарался, потому что видел, что они его хотят и уж точно хотят, если провернули такую тему с похищением продумав всё так хорошо, но не мог позволить себе такой мысли, даже после того, как на их глазах, под их смех, под взорами следящих камер испражнялся в ведро, но ещё остававшаяся в нём гордость не позволяла права на жизнь такой мысли. Он ничего не будет им доказывать! Ни им, ни себе, он это точно решил, и если член этого «Господина» окажется в опасной близости его зубов, то он готов их лишиться, но откусить побольше! Дурацкая мысль, честно говоря, потому что на самом деле ему совсем не хотелось оставаться без зубов.

 — Ну ладно, сучка, давай теперь, присядь, отдохни немного, — Госпожа накинула ему на плечи большое тёплое полотенце, и Ники осторожно присел на колени так по прежнему и смотря вниз, пытаясь побольше укрыться в нём и хоть немного согреться. Бесполезно, тело сотрясало чуть ли не в конвульсиях. А на улице зима, подумалось ему, а тут чертовски холодно, как бы воспаление лёгких не подхватить, вряд ли его кто-то лечить будет. Смена позы конечно же дала определённое облегчение уставшим ногам, вот бы ещё что-то с руками сделать, он их уже давно не чувствовал.

Прошло примерно минут пять, за которые Никитка различал какие-то звуки за спиной, позвякивание, и негромкие разговоры. Холодные звенья цепи от его ошейника падали на обнажённую кожу. Наконец девушка подошла сзади и, откинув пряди волос с его шеи взяла за цепь, переворачивая более удобным для себя образом.

 — В общем, так, сучка, сейчас я освобожу тебе руки, и ты, встав рачком, развернёшься к креслам, и живенько перебирая лапами, засеменишь впереди меня. И без фокусов, не делай сам себе хуже. И не медли, меня это раздражает.

 — Да, Госпожа, я понял, Госпожа, — проговорил он, лихорадочно соображая, что можно сделать чтоб вырваться, куда потом бежать, и возможно ли это вообще. Очень скоро он понял, что не возможно.

Девушка щелкнула замочками и руки Ники распались за спиной, хотя он их по-прежнему не чувствовал, но боль пришла очень скоро. И пока он медленно пытался перенести их со спины вперёд, уже проклял всё на свете. Однако Госпоже эта медлительность надоела.

 — Блять! Я вообще для кого всё это говорю?! Быстро, быстро!

Она потянула за цепь, заставляя его разворачиваться, и он был вынужден выставить руки вперёд, чтобы не упасть. Уперевшись ими в землю он с ужасом почувствовал, как руки просто подгибаются, а от боли даже вскрикнул, в итоге рухнув лицом в пол, чудом ничего не расшибив.

 — Да что ж такое! — разочарованно воскликнула Госпожа, следом в воздухе свистнул стек, молниеносно опускаясь на спину беззащитной сучке, оставляя за собой багровую полосу. И не давая передышки, точно так же просвистела в воздухе ещё раза три. Особенно не целясь, и каждый раз попадая по беззащитным участкам голого тела. Сучка громко застонала, пытаясь не слушающимися руками прикрыться. Но после того, как стек попал по руке, которая так и не отошла, а как это всегда и бывает, и от любого движения как будто пронзалась иглами, просто взвыл, а из глаз от такой боли непроизвольно брызнули нежеланные слёзы.

 — Вставай! Быстро! Не зли меня! — Девушка с силой натянула цепь, ловко перекрутив в пальцах стек и хватая другой рукой его за волосы.

 — Госпожа, я встаю, у меня руки не слушаются, простите меня, — сквозь всхлипы бормотал Ники. Сквозь туман в глазах увидел Госпожу, она стояла, чуть расставив ноги в высоких сапогах, и улыбалась самой лучезарной улыбкой. Злой улыбкой. Такая красивая и такая жестокая. Как ему хотелось плюнуть в это красивое лицо!

 — Отставить сопли! — после чего последовали друг за дружкой две увесистые пощёчины, щёки Ники вспыхнули, и на них мгновенно проступил отпечаток её руки. — Вперёд!

Ники подчинился, хотя изнутри его просто разрывало. Встал раком и просто уже не обращая внимания на боль в руках, пополз вперёд. Оставляя свою Госпожу с красивым лицом и жестокой улыбкой позади. Но конечно всё не обошлось так гладко, девушка наградила его смачным поджопником в догонку, под дружный смех. Ники упал, но тут же поднялся, стараясь как можно быстрее переставлять руки и колени, даже не обернувшись назад. Девушка шла за ним, держа за цепочку.

 — Хорошая собачка, молодец! — сказала она наконец, когда они подошли к креслам, и Ники переменил позу встав на колени и опустив голову вниз. Тихонько растирая руки, кожаные напульсники уже сильно натёрли запястья, и Ник подозревал, что это не предел.

 — Опусти руки вниз на землю!

 — Да, Господин. — Ники опустил руки перед собой чуть раздвинув колени.

 — Бля! Не так! — Господин сел на корточки перед ним, резким движением переместив его руку к щиколотке, щёлкнул замочек, скрепляя руку и ногу. Вторая рука проделала то же путь. Ники опять остался обездвиженным.

 — Ноги раздвинь, расставь колени. Чудесно! — прокомментировал Господин. В этот момент девушка пристегнула конец цепи от его ошейника к крюку, свисающему сверху, после чего понажимав кнопочки на каком-то пульте, крюк пополз вверх, ровно настолько, чтоб голова Ники поднялась вверх, а ошейник чуть его придушивал. Он весь выпрямился, оказываясь в беззащитной, но неожиданно красивой позе.

 — Хорошая поза, да, сучка?! Сейчас будешь учиться делать минет — улыбнулся Господин.

Ники внутренне весь сжался. Вот сейчас это и случится, сейчас он выполнит, что задумал! А потом будь, что будет.

 — Господин, — Ники поднял глаза, но так и не заглянул в лицо Господину, помня о правилах,

 — Пожалуйста, можно мне попить?

 — Конечно, соска, всё, что я тебе в рот накончаю можешь выпить, — рассмеялся ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх