Недобрая сказка на ночь

Страница: 1 из 2

Наверное, любой из гостей их дома, будь то её сестра Эленн, или её племянники Джек и Майкл, или муж Эленн Теодор, а уж более всех, конечно, её собственный муж Ирвин, поднявшись сейчас за ней следом в комнату Кайла были бы несказанно удивлёны. А скорее поражёны или даже подавлены увиденным.

Во всяком случае, именно такие эмоции одна за другой посещали голову Риты Батлер за последние несколько минут. Впрочем, совершенно, безрезультатно... Ибо ни одна из них, как, впрочем, и сама Рита не могли никак повлиять на происходящее в этой комнате. Слишком уж решителен и неистов был напор Кайла Батлера, а главное ошеломляюще неожидан и внезапен, чтобы Рита успела ему что-то противопоставить в первые минуты этого святотатственного кощунственного богохульного действа... А после уже было поздно..

Да... Ирвин бы, верно, так и замер с открытым ртом у порога, глядя, как...

... Его жена Рита Батлер собственной персоной беспомощно лежит в широком бабушкином кресле... Вот именно, что беспомощно... Притом, что одна её нога в изящном белоснежном чулке закинута на письменный стол рядом с креслом, а другая... Другая её нога возлежит на плече Кайла.

Лёгкое белое домашнее шёлковое платье грубо распахнуто в обе стороны, так что пуговицы вырваны из ткани с мясом... Левая грудь извлечена их чаши бюстгальтера и теперь упруго подпрыгивает и бьётся о грудь Кайла в такт его мощным и быстрым ударам. Руки Риты заброшены назад за голову и она, раздавленная и порабощённая этой бесцеремонной силой и грубостью, даже не смеет их опустить обратно, чтобы упереться Кайлу в грудь, оттолкнуть его от себя, расцарапать ему лицо... Нет, лишь только её пальчики с идеальным маникюром беспомощно цепляются за складки на бархатной обшивке кресла, как будто, это чем-то могло ей помочь...

Кайл стоит перед креслом. Обнажённый. Всем весом навалившись на маленькое и изящное тело Риты. Одна его рука крепко сжимает тонкую лодыжку той ноги Риты, что лежит у него на плече. Вторая крепко поддерживает бедро Риты... Но иногда, эта рука внезапно отпускает ненадолго её бедро и жадно беспощадно, мнёт её грудь.

И если Ирвин, будь он сейчас здесь, подойдёт поближе или просто присмотрится, то, конечно, сможет разглядеть, что тонкие трусики-верёвочки его жены, тоже белого цвета, отодвинуты в сторону и не являются более преградой для Кайла. Да, Кайл был настолько нетерпелив, что даже не стал терять время, чтобы снять с неё трусики...

Тело Кайла напряженно неимоверно, словно, струна, так что все мышцы его атлетического спортивного тела рельефно выступают, перекатываясь под бронзовой загорелой кожей. Ну, ещё бы... Та иступлённая мощь, безудержная сила и умопомрачительная скорость с какой Кайл вторгался в её несчастное лоно, неистово, до боли и слёз на щеках Риты заполняя её глубины собой, конечно же, без всякой оглядки на её чувства и ощущения, наверное, требовали от юноши немалых усилий. Но, видимо, годы, проведённые в спортивных тренировках, делали своё дело. Во всяком случае, Рите, казалось, что Кайл не испытывает никакого утомления даже сейчас, после нескольких минут беспрерывного и яростного совокупления с ней, соизмеримого по бешенной размеренности и неистощимости, наверное, только с дорожным отбойным молотком.

А быть может, прямо сейчас Ирвин и гости внизу удивлённо взирают на потолок, привлечённые этими несусветными громкими звуками, которые по — разумению, никак, не должны доносится из комнаты выздоравливающего после укуса змеи юноши, последних три дня проведшего во сне под действием снотворного.

Звуки... Громкие... Оглушающие... Непристойные..

Противный протяжный скрип кресла под ней... Шуршание её платья... Тихий шелест её чулка о поверхность стола... Ах, если бы, это было всё!

Но это полузвериное рычание Кайла, прерываемое шумными выдохами сквозь зубы... И её короткое частое дыхание и тихие сдавленные стоны и всхлипы, что нет-нет, но против всякой воли срывались с губ Риты.

Но самым непристойным вульгарным непотребным и бесстыжим так это частые звонкие хлесткие и смачные шлепки, с которыми встречались их бёдра, когда фаллос юноши снова и снова стремительно и неукротимо врывался в её нежную женскую сущность.

Нет, Ирвину, или кому-то из гостей, не потребуется даже входить в эту комнату, чтобы всё осознать. Достаточно, лишь немного прислушаться за дверью, чтобы ясно понять, что в этой комнате бурно, пылко, свирепо до потери сознания имеют, трахают, ебут женщину.

Рита кожей ощущает жар, который источает тело Кайла. И это уже был совсем не тот жар, который мучил юношу последних три дня в постели после укуса змеи.

Иногда, мельком, украдкой Рита бросает взор на лицо Кайла, отчего-то до ужаса боясь встретиться сейчас в эти минуты с ним взглядом. Но нет, глаза Кайла безотрывно устремлены в одно место... С бесстыдным интересом он наблюдает, как его мужская доблесть раз за разом вонзается и выходит из её измученной покорённой этому безумному натиску киски.

Наверное, что-то положительное во всём происходящем смогла бы найти только доктор Тарил.

Как и вчера, во время очередного осмотра Кайла. Рита густо покраснела, когда возбуждённый огромный детородный орган Кайла опять предстал перед ними, стоило только стащить с него одеяло.

Запинаясь, она заговорила доктору, что, видимо, юношу мучают во сне какие-то эротические видения. Да, все три дня в постоянном сне, Кайл почти каждую минуту был возбуждён, стонал во сне, что-то горячо шептал и зажимал своё возбуждённое исполинское достоинство в кулаке.

 — О... — мило улыбнулась на это доктор Тарил, — значит, опасность миновала, дорогая мисс Батлер. Эротические видения не приходят к людям на смертном одре. Я думаю, этому стоит только радоваться!

Рита и рада была бы радоваться. Но гораздо больше её смущало то, что все три дня в бреду, сжимая своё разбухшее восставшее естество в кулаке, Кайл шептал её имя. Только одно её имя.

И теперь, видимо, если следовать логике доктора Тарил, ей надо радоваться вдвойне. Теперь, то уж, видимо, опасность для жизни Кайла Батлера миновала окончательно. Во-всяком, случае, что называется, все симптомы явного выздоровления на лицо...

А в себе ли Кайл сейчас вообще? Или так же, как эти три дня и три ночи, ощущает себя в одной из своих чувственных сексуальных фантазий, одурев от лошадиных доз снотворного настолько, что окончательно перепутал мир сновидений с реальностью?

Ведь, когда Рита поднялась, оставив гостей, в его комнату и прокравшись в темноте на цыпочках к его постели, Кайл снова стонал и метался в постели, а его башня опять величественно возвышалась нал его бёдрами, будто, только и измышляла, чтобы, как ракета взмыть под потолок.

Терзаемая беспокойством, ну, быть может, ещё снедаемая любопытством, подкреплённым вином, но отнюдь никаким эротическим настроением, Рита Батлер осторожно и нежно обхватила ладонью возбуждённую сочащуюся головку этого исполина. И в следующий миг, впервые за три дня кайл Батлер открыл глаза..

Конечно, Рита не кричала, отчаянно не вырывалась и не пыталась расцарапать ему лицо, как, наверное, должна была бы непременно сделать. И дело даже не в невероятно стремительном и решительном натиске Кайла, посягнувшем на её тело так неожиданно и так легко и просто, вкупе с её полной растерянностью и замешательством... Нет..

Но что-то с самой первой секунды дало ей ясно понять, что ничто не остановит юнца на пути к его вожделению. А внизу гости и Ирвин... Нет, нет, это ведь естественно, что она не могла допустить такого позора? Ведь даже сейчас, каждая клеточка её сердца принадлежала ему, любимому и ненаглядному Кайлу Батлеру... И даже сейчас, материнское сердце не в силах было поверить, что её бесценное чадо осмелилось покуситься на святая святых.

И даже в эти минуты невероятного своего падения в бездны страшного кровосмесительного греха, в пылу сумасшедшего животного совокупления с собственным ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх