Сюрприз для мамочки

Страница: 2 из 3

упасть в обморок. Какое-то время её упорно казалось, что всё это не более, чем страшный сон. Впрочем, сын быстро убедил её в реальности происходящего.

 — Мам... У тебя трусики, прям как у невинной принцессы, все в рюшечках и в цветочках., — пробормотал он, задирая ей юбку и касаясь её белоснежных трусиков, — о, мама... а твои бёдра... Ножки... Какая нежная кожа... Папе чертовски повезло с тобой.

 — Но, по-моему, такой пылкой крошке, — Джек со смешком кивнул на экран, — к лицу совсем другое белье, а мам?

Шейла затрепетала всем телом. У Джека было мало времени и он не собирался его тратить на пустую болтовню. Все попытки Шейлы к сопротивлению были подавлены самым беспощадным образом. Джек даже не постеснялся отвесить ей пару не сильных, но звонких пощёчин. Её мольбы тоже ничуть его не трогали.

 — Мам, я уже давно мечтаю залезть тебе в трусики. Чертовски давно. Не бойся, я не собираюсь тебя трахать. Просто хочу поиграть с твоей девочкой, — заявил он обескураженной матери.

Всё развивалось так стремительно, что бедная Шейла просто не успевала осмыслить происходящее. Это было дико и возмутительно. Но это действительно происходило с ней.

Опомнилась она, когда он повалил её на свой диван и всем телом навалился сверху.

 — Джек... !! — в ужасе воскликнула она, — нет... Что ты делаешь?

 — Мам, открываю новую страницу в наших отношениях... Ты не заметила, что я уже вырос?

Нахальный тон Джека звучал убийственно. Он прижал её к дивану весом своего медвежеподобного тела, и, зажав ей рот своей лапой, другую запустил ей промеж ног под юбку, да так по — хозяйски, как будто она была ему не матерью, а какой-нибудь доступной давалкой.

Сбросив оцепенение, Шейла принялась напряжённо бороться с ним. Она извивалась всем своим телом под ним, тщетно пытаясь оторвать руку сына от своего рта.

Но почувствовав, как его другая рука проникает в её святая святых, она тут же вцепилась обеими руками в неё. Какое-то время она сопротивлялась, яростно сопя в попытках оторвать руку Джека от своей промежности. Но куда ей было, хрупкой слабой женщине, против такого медведя. С отчаянием она чувствовала, как тают её силы.

Но ни сейчас, ни потом у неё и мысли не возникло позвать на помощь. В доме было полно гостей и Билл был совсем рядом. Такого скандала ей не пережить.

Очень скоро она поняла, что хозяином в её трусиках уже явно была не она. Шейла даже заплакала от собственного бессилья и обиды.

Она была беспомощна, — её собственный сын, силой сосредоточенно и настойчиво домогался её, терпеливо и настойчиво обрабатывая в трусах её бедную киску, совсем не привыкшую к такому хамскому и грубому обращению. Джек без всякого стыда и жалости демонстрировал ей свою власть над её телом. Его лицо оставалось совершенно спокойным и безмятежным.

 — Мама, я хочу, чтобы кончила. Я хочу увидеть это. Я должен подарить тебе оргазм. Я заставлю тебя это сделать. — эти слова, не поддающиеся разуму, он сказал спокойно и легко, — у нас мало времени... И я не отпущу тебя, пока ты не кончишь...

 — Джек!?

 — Мам, можешь этого считать навязчивой подростковой фантазией...

Это было дико и неестественно слышать такое из уст собственного сына. Она снова шёпотом молила его остановиться, брыкалась и барахталась, но не добилась ровным счётом ничего. Джек был неумолим.

Холодеющая от ужаса Шейла была прижата к спинке дивана, её юбка грубо задрана, тонкие стройные ноги раскинуты широко в стороны, а в неё в трусиках нагло и безжалостно хозяйничал её мучитель.

Шейла всё ещё пыталась спасти себя, но всё её сопротивление таяло, как мороженное на летнем солнцепёке, в тщетных попытках бороться с его неукротимой решительностью и разбивалось вдрызг на мелкие осколки о его твёрдое намерение подчинить её себе всю без остатка.

 — Мама... Ну, наконец-то... Ты потекла, моя умничка... , — сын коснулся губами её щеки, — не бойся, я всё понимаю, что ты совсем не хочешь этого... Я знаю, папа тебя давно не трахает..

Шейла с тоской подумала, что он прав. Уже восемь месяцев Билл не приходил в её спальню.

Взмокшая от долгой борьбы, уставшая, отчаявшаяся, побеждённая, она в конце концов сдалась, когда последние остатки сил и воли к сопротивлению покинули её. Пальцы сына вначале не причинявшие ничего кроме боли, теперь уже легко скользили внутри её киски, понемногу наполнявшейся любовными соками. От этого становилось мучительно стыдно. Джек был свидетелем её слабости. Она почувствовала, что густо краснеет. И в этом Джек безоговорочно победил. Её собственное тело перед его стремительным напористым блицкригом предавало свою собственную хозяйку. Она уже чувствовала, как предательски подрагивают её бёдра... Её тело было слишком чувствительным и горячим, чтобы долго сопротивляться такому напору. Это было неизбежно. И в душе Шейла это понимала с самого начала. Она тихо застонала, чувствуя, как твердеют соски и приятная судорога сводит бёдра.

Джек дьявольски изощрённо и чертовски долго, орудовал своей рукой у неё в трусах, активно и уверенно хозяйничая в её киске, то оглаживая нежные трепещущие губки, то яростно массируя клитор, то сразу несколькими пальцами с чмокающим звуком вторгаясь в самую глубину её женского естества, заставляя Шейлу вздрагивать и издавать тонкие пронзительные стоны.

А Шейле только и оставалось жалобно смотреть в сосредоточенное лицо сына, который властно заставлял её тело, против воли хозяйки, извиваться и трепетать. Она уже сама еле сдерживалась, чтобы не распахнуться ещё шире, не податься самой навстречу сыну. Нет... Нет... Она не позволит себе так унизиться перед этим самоуверенным ошалевшим сопляком.

Чтобы хоть как-то оправдать себя в глазах собственного сына и не уронить себя перед ним совсем уж до уровня шлюхи, которую просто и без обиняков, берут и имеют, даже не спросив у неё согласия, она пыталась уже хотя бы просто изображать подобие сопротивления.

Слабеющей рукой Шейла держалась за запястье так неумолимо терзающей её руки Джека. Но сил, вот именно, что и хватало уже, только лишь на то, чтобы держаться за эту могучую руку, запущенную глубоко под неё. Неумолимые сильные пальцы распоряжались уже ей изнутри её, глубоко в её киске, окончательно и бесповоротно подчиняя беспомощную женщину грубой мужской силе.

Сладкие волны, берущие своё начало из её мокрой измученной покорившейся победителю киски, одна за другой, медленно раскатывались по всему телу. С каким-то ужасом Шейла вдруг поняла, что она действительно на грани бурного оргазма. Эта мысль была невыносима. Но она уже ничего не могла поделать, сил не осталось ни на что. Подавленная и покорившаяся Шейла была игрушкой в руках Джека Брайана.

Но как ей сегодня кончить здесь решала не она, а Джек.

***

 — Мама! Чёрт возьми! — Джек впервые проявил нетерпение за всё это время, — у нас мало времени! Ты хочешь, чтобы отец сюда всё-таки заявился?

Пот уже катил с неё градом от напряжения и быстрого темпа, с каким Джек таранил её своими пальцами. Ей было невыносимо жарко, а ноги буквально подкашивались от усталости. Рука, которой она держалась за шею сына, мелко дрожала. Её силы были на исходе. Чёртов стол под ней, раскачиваясь, скрипел всё сильнее.

 — Мерзавец... , — еле выдохнула она непослушными губами, — хочешь, что бы я кончила, да?

 — Да, мама, да... Ты заслужила это... , — он быстро смахнул пот с её лба и вернул руку обратно в её волосы, — сделай это для своего мальчика, мама..

Шейла с настоящей ненавистью смотрела на него.

 — Хочешь... хочешь заставить... меня кончить? да?... негодяй!

 — Да, мама. ДА! Давай, маленькая шлюшка, двигайся навстречу мне. Нам обоим нужно,...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх