Зайчонок

«Пошёл на хуй!», крикнула на меня мать и кинулась чем-то, что подвернулось ей под руку. Я успел увернуть и убежать в соседнюю комнату, где, как обычно, сел за кровать на попу и поджал ноги, обняв руками колени. Мы жили ввосьмером в двухкомнатной квартире обычного панельного дома неподалёку от конечной станции «Битцевский парк» Московского метрополитена: мать, отчим и шесть детей, среди которых я был четвёртым ребенком.

С братьями и сестрами мы жили в десятиметровой комнате, где моим было место у стенки на нижнем ярусе двухъярусной кровати. Мать с отчимом часто напивались, после чего последний часто куралесил и кричал на всю квартиру, что меня всегда сильно пугало, так как я был жутким прирождённым трусом. Иногда мне доставалось, но это было настолько редко и не значительно, что можно считать, что меня никогда не било. Во мне не было ничего мужского состоял я в основном из женской составляющей и детской, что даже характерно выражалось во мне физически. Даже в свои 18 я был милым красивым мальчиком (не мужчиной) с красивыми большими глазами, детским лицом, неширокими плечами и большой головой. Естественно, я сильно боялся драться и того, когда на меня кричат, но от последнего я никогда не плакал, так как от страха меня обычно парализовало вплоть до того, что я не мог дышать, не то, что плакать. В школе ко мне всегда все относились хорошо, и мне даже очень повезло, что хулиганов у нас на редкость было мало, и почти все ребята были из абсолютно нормальных семей.

Мой детско-женский инфантилизм и не очень большой ум не давали мне возможности понять, что есть такое понятие, как «дело» и его надо «делать», потому, что это надо, ввиду чего я очень плохо учился и получил первый диплом о неполном среднем образовании, где почти всё состояло из троек. Только вы не подумайте, что я там каких-нибудь педористических уклоной и все дела! Нет. Мне с детства привили не любовь к этим всяким там, я их скорее даже боялся. Просто нежный, как девушка ребёнок. В это трудно поверить, но планета Земля, Галактика млечного пути и наша Вселенная в своей бесконечной, но единой самоподобной естественности, которую люди называют простым словом природа, явно не рассчитывала иметь такое существо, как я. Хоть я и вырос в многодетной семье, но я совершенно не был готов к тому, чтобы жить в этой естественности, ввиду полного отсутствия понимания всего происходящего и самого стремления к успеху и победе. Даже когда я устроился работать в кафе, то ко мне подошёл один из тех же работников кафе, как и я, Карен и сказал, чтобы я ушёл, потому, как это место уже было забито за его другом, который скоро приедет в Москву. Я, естественно, отказался от того, чтобы уходить, после, чего получил несильно по лицу на задворках кафе и обещание оставить меня инвалидом, что, как обычно ввело меня в полный ступор и шок.

Естественно, мне постоянно приходили мысли о суициде, так как всё происходящее часто казалось скорее ненужным, чем невыносимым, но мне всегда что-то мешало. Даже моя трусость была сильной причиной, чтобы не кончать с собой. Всё началось с того, как однажды я получил сообщение в Моём Мире моей почты freepis@mail.ru. Вы спросите, откуда у меня компьютер? Да нет у меня его и никогда не было. Просто я всегда был очень дружеюбен и люди дружили со мной, и приглашали к себе домой. Один раз мой одноклассник и друг Максим рассказ мне про Контакт, Мой Мир, Фэйсбук и прочие социальные сети, где мы зарегистрировали мне страницы у него дома. Естественно, моя страница была не более, чем болтающаяся на бесконечном пространстве пустая страница, где было всего три фотографии и при этом все были общие фотографии нашего класса. Ещё одно фото мы сделали в комнате Максима, чтобы поставить его на аватарку.

Заходил я на свою страницу только тогда, когда мне давали залезть в Интернет, а значит не более, чем примерно раз в два месяца. Конечно, я бы мог залезать и чаще, если бы стремился к этому. Даже при том, что в школе у нас ничего не было, я бы мог тусить в компьютерных клубах и там выходить в Интернет, но меня не интересовали все эти занятия и субкультуры, как и компьютерные игры, футбол, музыка и многое другое. Моя страница болталась на бесконечном пространстве социальной сети, и вряд ли кому-то было до неё дело. И, вот, однажды, я открыл сообщение в Моём Мире, где было всего два слова: «привет зайчонок!))». Это было письмо от женщины лет 45-ти. Я ответил «привет», но так как её не было в сети, то, естественно, я просто забыл про неё. В следующий раз я вышел в Интернет только через 3 месяца и увидел, что эта женщина опять мне написала. Максим мне дал посидеть у него за компьютером, поэтому я даже сумел с ней пообщаться через Агент. Она спрашивала чем я увлекаюсь и как живу, а мне даже ответить ей было нечего. После того, как мы немного пообщались, эта женщина написала мне сообщение, которое меня шокировало: «Зайчонок! Можно мне тебя пригласить в ресторан?».

Я просто был шокирован таким приглашением. Меня никогда никто в ресторан не приглашал и я даже не знаю, что это такое. Когда мы сидели с ней в ресторане, то она вынула и меня практически всё о том, как живу и чем занимаюсь. В общем, в тот же день она и предложила жить с ней. А что мне оставалось? На носу окончание школы, а дальше путь в никуда или в армию, где из меня сделают, скорее всего, котлету. Я стал жить с ней. Естественно, никому в моей квартире даже не было интересно, почему я не пришёл ночевать. Поинтересовался потом только мой старший брат, но я сказал, что нашел, где пожить и что мне там хорошо. На этом всё..

Я жил у неё дома я даже не знаю, в каком качестве. Просто жил с ней, ел по утрам, ходил в школу, потом возвращался к ней домой. Это был шикарный дом, я никогда в таком не был и всё, что, было, сделано внутри было так красиво и так продумано. В каждой детали идея, в каждой идее чувствовалась какая-то сила стиля. Я чувствовал это всё очень эмоционально, и не знаю скорее от чего: от того, что я такой по-женски сентиментальный или потому, что я левша. Так мы и жили какое-то время с этой женщиной, как друзья, и я даже не знал, что должен делать. Мне очень нравилась красивая одежда из магазинов Калвин Кляйн, Лакост и Зара... Я не знал, как мне надо было её за это благодарить. Я достаточно был замкнутый в общении с чужими людьми и даже не знал, что ей рассказать, поэтому рассказывал просто какие-то истории из школы. Мне нравилась эта дорогущая квартира и эта вкусная еда, но я прекрасно понимал, что за всё всё-таки надо как-то платить, но я не знал как. В один прекрасный день мы с ней смотрели телевизор и она поцеловала нежно меня в щёку, котом не отдалясь от меня поцеловала в губы. Меня просто застопорило и я совершенно не знал какие действия я должен совершать в такой ситуации. У меня совершенно не было инструкции на такой случай и я просто сидел практически в шоковом состоянии и очень глупом положении.

«Ты когда-нибудь с девочкой целовался?»

«Нет». Я ведь действительно никогда не целовался с девочкой не знаю, как это делать.

«Просто открой рот и повторяй все движения за мной»

Так я впервые поцеловался. Она меня просто засосала. Я понимал только то, что мне нравится то, что она мне дает, и раз ей нравится то, что я могу ей дать, то я просто обязан ей это дать. Так я научился целоваться во всех стилях и во всех видах. Вначале, конечно, было страшно, но потом привык.

Потом был ещё один переломный момент. Я не хочу рассказывать, как к этому пришло, но я помню, что она сказала мне раздеться. Пока она была в ванной, то я разделся и шмыгнул под одеяло. Она вышла ко мне в чулках, трусиках и лифчике. Я как партизан сидел лежал под одеялом, накрывшись по шею и понимая, что наконец пришёл тот день, когда это случится. Полового акта я боялся больше всего в жизни. Это было вдвое страшнее, чем если бы меня три раза побили. Она лена на конец огромной кровати и просунув руку под одеяло, поймала мою ногу и немного откину одеяло держала мою ногу за ладышку.

«Боже! Какие у тебя ножки красивые!», сказала она ласковым голосом, после чего несколько раз поцеловала мои пальцы и подушечки, «какие у тебя ножки женские! Такие идеальные!»

Она любовалась моей ступнёй, периодические целуя подошву.

«Какие изгибы... какая гармония!», сказала она, после чего, улыбаясь, посмотрела на меня, «ты, наверное, должен был родиться девочкой...»

Я не нашёл что ответить и ничего не ответил. Она языком провела мне по подошве и было видно, что у неё закрываются глаза. Меня аж вжало от происходящего... я постепенно, держась за края одеяла, начал его непроизвольно поднимать на уровень носа, тем самым, как бы спрятавшись за ним.

Потом был очень неприятный момент, когда мне впервые нужно было принимать самостоятельное решение. Она сняла с себя трусы, и мне стало страшно, потому, как я вообще ничего не знаю ни о чём.

«Сделай мне языком!», сказала она, раздвинув ноги немного теребя рукой свою промежность. Я так затупил! Вообще не знал, что в такой ситуации надо делать. Это было так же необычно и страшно, как если бы я увидел перед собой мешок героина.

«Давай... давай... сделай! Не бойся!», сказала она заигрывающим голосом.

Я продолжал тупить, и было видно, что я не могу это сделать, после чего она присела, посмотрела на меня уже холодным взглядом и сказала уже серьёзным, немного пугающим голосом:

«Зайчонок! Я тебя сейчас отправлю на обратно помойку, откуда я тебя взяла...»

И именно в этот момент я осознал, что она абсолютно права и если судьба в этом жестоком мире, где я совсем не справляюсь, дала мне такую защиту, то я должен за неё платить и держаться всеми силами. И что бы я не чувствовал и не думал — было абсолютно без разницы. Я впервые понял, что такое «надо». Я сделал ей приятно ртом, просто лизал как мороженное, ощущая по ходу, нравится ей это или нет, чисто интуитивно. Потом она затряслась, потому, как это был оргазм.

Конечно, 99.99% сказало бы, что это фигня сделать такое и даже не стоит того, чтобы об этом говорить, но вам не передать и не объяснить какого это быть мной... какого быть зайчонком...

E-mail автора: freepis@mail. ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх