Стеклянные замки

Страница: 2 из 2

этой злосчастной кровати за лодыжки были привязаны и ноги. Из глаз покатились слезы обиды и безысходности.

 — За что? — шептала я.

 — Заткнись, сука!!

И вновь удары. Кажется, в какой-то момент я отключилась, потому что видела себя бегущей где-то в лесу. Вокруг шумели деревья, щебетали невидимые птицы. Я бежала так быстро, что почти не касалась земли. Ветер подхватил меня, и в следующее мгновение я полетела, поднимаясь все выше и выше, навстречу солнцу подставляла лицо и руки.

 — Очнись, сволочь, — тряс он меня за плечи. — Я еще не закончил. Сейчас кино снимать будем.

 — Я не хочу, — еле слышно прошептали губы.

 — Умничка, вот так и продолжай. И еще что-нибудь, типа «не надо», «не трогай меня», «я сделаю все, что захочешь, только не бей больше». Можешь и от себя добавить. Поняла? И морду свою не отворачивай, а в камеру смотри. Я сказал: в камеру смотри!!!

И вновь удар. Из носа потекла кровь. Он спрыгнул с кровати и включил камеру.

Трахал меня он целую вечность. Ни в одном его движении не было и намека на нежность. Все резко, грубо, по-скотски. Как ни пыталась я не смотреть в объектив, он силой поворачивал мою голову в «нужную» сторону.

 — Ори, сука. Тебе же больно, я то знаю. Ты же хотела играть на сцене. Вот мой сценарий, вот камера. Ну, так играй здесь и сейчас!!

Но я молчала. Стиснув зубы, не проронила ни звука. Закрывая глаза, мысленно шептала: «Пожалуйста... пожалуйста, пусть все исчезнет. Я сплю, я просто сплю, а это — затянувшийся кошмар». Но всякий раз видела одно и то же: некогда романтичная спальня, а меня разрывает Саша... Нет, не Саша. Это не мог быть он, это было просто животное, отдаленно его напоминающее. В трудную минуту, какими бы атеистами мы не были, зовем на помощь высшие силы.

«Господи, — взмолилась я. — Дай мне разум и душевный покой, выдержать то, что изменить не в силах; мужество, изменить, что я могу; и мудрость, отличить одно от другого». Сколько раз я тогда повторила эти слова, не знаю. Может тысячу, может две, может три тысячи раз. Как скороговорку я их повторяла и повторяла, пока слова не завладели мозгом, пока не заполнили душу. И боль исчезла, я просто перестала чувствовать. Вздохом облегчения и улыбкой я отметила это событие.

 — Что ты ржешь? Ты все портишь!!!

Он схватил ремень (кажется) и начал им хлестать, куда придется. И чем больше от бил, тем звонче я смеялась.

 — Заткнись!!!

Отбросив ремень в сторону, начал пинать меня ногами. Я вновь отключилась... надеюсь быстро. Не знаю, что мне тогда виделось. Возможно, ничего. Помню лишь одну фразу, пульсирующую в голове: « Чуть-чуть, еще чуть-чуть — и все».

Открыв глаза, я увидела Сергея (хозяина дачи). Он нес меня на руках, завернутую в какое-то покрывало.

 — Вот и умница, — поцеловал он меня в лоб. — Он больше не тронет. Сейчас мы уедем, потерпи.

Он вынес меня из дома, уложил на заднем сидении машины. Затем принес мои туфли и сумочку. «Прости, остальные вещи порваны». Было все равно. Закрыв глаза, я уснула. Сергей привез меня к себе. Нас уже ждала его жена. Они отвели меня в ванную, включили воду.

 — Настя, дверь не закрывай, пожалуйста.

Я молча села на дно ванны. Струи прохладной воды ударили по коже. Криком боли отозвалось мое измученное тело. Схватив мочалку, начала себя тереть. Кровь, моча, сперма — все смешалось и никак не хотело смываться. Я терла все быстрее и быстрее, орала от боли все громче и громче.

 — Настя, открой! — ломился в дверь Сергей. Не помню, как и когда я успела ее запереть. — Открой, пожалуйста!!

И в тот же момент он ее просто вынес.

 — Нет! — кричала я, забиваясь в угол. — Не трогай меня! Не прикасайся!!

 — Тише, — пытался он меня успокоить. — Лена! — это уже относилось его жене.

 — Я готова. Зафиксируй ее как-нибудь.

Сергей повалил меня на пол, придавил своим весом. Последнее, что я увидела, как в руке Лены сверкнула игла и вонзилась мне в вену.

Синий, красный, оранжевый, зеленый... Цвета сменяли друг друга, как в калейдоскопе. Свой первый калейдоскоп мне подарили года в четыре. Я не расставалась с ним ни на минуту. Эта игрушка была для меня самим волшебством откуда-то из сказки. Через маленький глазок я видела волшебные стеклянные замки, пышные сады и бескрайние поля с невиданными цветами и заколдованными животными. Естественно, мне захотелось узнать, откуда в столь миниатюрной трубе столько всего. И я разобрала ее... Моему разочарованию не было предела. Все волшебство заключалось в горстке цветных стекляшек и трех зеркалах. Сказка оказалось лишь оптическим обманом, моим воображением. Так может и все вокруг лишь иллюзия, лишь история, придуманная нами же? Нет, не верю. Не хочу верить. Просто эта труба оказалась самой обыкновенной, но есть и настоящая, волшебная.

Я тогда проспала более суток. Но ни поврежденное колено, ни вывих лучезапястного сустава, ни десятки ссадин и порезов, ни более тяжелые внутренние травмы — ничто так не кричало от боли и утопало в слезах, как душа. Пустота и страх... и больше ничего.

Со временем все зажило. Затянулись и исчезли все видимые последствия трагедии, которую не хотелось вспоминать, в которую не хотелось верить. День за днем, неделя за неделей я вычеркивала из памяти подробности. Довольно быстро заставила вернуться себя к прежней жизни (я же никому ничего не сказала). «Этого не было» вбивала я в свой мозг.

Но однажды ночью, где-то через полгода, раздался телефонный звонок.

 — Алло.

 — Помнишь, мы снимали фильм? Так вот, ты сыграла бездарно и все испортила. Его нужно переснять.

Это был Он. Это был его смех. С трубкой у уха я стояла полумертвая от ужаса. Даже когда смех сменили простые телефонные гудки, я, казалось, даже дышать боялась. Из оцепенения меня вывел голос моей девушки:

 — Кто это звонит так поздно?

 — Спи, ошиблись номером.

Пять лет... Вот уже пять лет я живу по полгода — от звонка до звонка. Его звонка. Всегда одно и то же: лишь голос в трубке, никаких последующих действий. Я уже реагирую не так эмоционально. Но... из памяти всплывает то, что так долго и упорно топилось и стиралось, заставляя вновь вспомнить, вновь пережить. С годами вспоминаются все большие подробности и разговора, который состоялся с Сергеем после моего пробуждения...

Солнечные лучи проникали в комнату даже через тяжелые шторы. От их не по-осеннему жарких прикосновений невозможно было укрыться. Остается лишь одно — проснуться. Все тело ломило, но в то же время оно было каким-то непослушным, не моим. Я боялась открывать глаза, я боялась увидеть продолжение кошмара. Но пришлось... Обстановка незнакомая. Напротив в кресле дремал Сергей. Значит я у него дома. Не привязанная и не в морге — уже праздник. Я попыталась подняться с кровати, но резкая боль в колене притормозила мою попытку. Я застонала, тем самым разбудив хозяина квартиры.

 — Ты как?

 — А ты как думаешь? Почему у меня язык чуть поворачивается и все тело ватное?

 — Ленка тебе успокаивающее вколола. Все ссадины и порезы мы обработали. Руку и колено перевязали. Колено врачу покажи, там, вроде что-то серьезное. — Меня штормило, и Сергей сел рядом обнял и прижал к себе. Сопротивляться уже не было никаких сил. — Прости, я не успел...

 — Нет, ты вовремя. Я уже с жизнью прощалась.

 — Тебе нужно это пережить, перетерпеть. Но, пойми, помочь я тебе не смогу... Ты же знаешь, что когда-то Он закрыл меня собой от пули. Я обязан ему жизнью... и никогда не пойду против него, какой бы он сволочью не был. Все эти годы я присматривал за тобой, за вами. Наверное, боялся чего-то подобного. И не успел...

 — Не прикасайся ко мне... Ты такой же, как и он. Почему ты мне сразу не сказал? Господи, какой же слепой и глухой я была, какие здоровенные розовые очки с толстенными стеклами на мне были...

 — Он больше не прикоснется, я обещаю, я клянусь.

 — Я больше никому не верю... Прощай...

Рассвет... Привычно провожу подушечками пальцев по шраму от сигареты на груди... Я больше никому не верю...

E-mail автора: biz-25@mail.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх