Приключения морпеха Мишки. Продолжение.

Страница: 2 из 8

сходить в спецчасть и получить все эти документы? Куда там, вы так на дембель торопились, что кроме водительских удостоверений ничего не взяли, а зря, оказывается. Ну, ладно, это удостоверение и также удостоверение механизатора широкого профиля, я тебе вышлю, завтра же. Диктуй адрес.

 — Николай Петрович, продиктуйте пожалуйста адрес мехколонны.

Когда адрес был продиктован, Капитан посмеиваясь, спросил:

 — Может тебе ещё на механика-водителя танка или БТР выслать? На Севере, я знаю, они иногда используются. А вообще то, как хоть жизнь идёт, Миша?

 — Да нормально, товарищ капитан, плакаться я не умею, сами знаете. Живём!

 — Молодец Дюжев, так держать. Позванивай, хоть изредка. Ну, пока, сержант.

Связь прервалась. Начальники улыбались. Мишка вздохнул и тоже улыбнулся.

 — Ну вот всё и решилось, Петрович. Когда ты его ко мне пришлёшь?

 — В воскресенье, сегодня пятница, постараюсь все вопросы утрясти. Михаил соберётся и в воскресенье, к обеду, отправлю его, так и быть. Ты, Иваныч, организуй отправку Гоши в морг, в Нягань, чтобы мне ещё и с этим не морочиться, остальное сделаем мы. Всё. Пока Иваныч. Поехали, Михаил.

Так была решена его дальнейшая жизнь. В воскресенье он приехал на участок с новым шофёром Петровича. Начальник участка или старший прораб, что точнее, его уже ждал. Вагончик, где до этого жил погибший Гоша, был освобождён, прибран и хорошо обогрет, приготовлен для нового жильца.

Сергей Иванович показал ему всё, объяснил, что этот вагон только для него и его сменщика, который приедет через десять дней и сменит его на следующие пятнадцать дней. Показал столовую, где всем заведовала тридцатилетняя, моложавая хохлушка Ксения, объяснил, что питание в кредит и оплачивается из зарплаты, которая здесь будет у него зависеть от количества отработанных часов и качества работы, что существует порядок премирования за качество и сокращение сроков работы и, что премии бывают и выше самой зарплаты.

Обустроился, в общем, Мишка хорошо и был доволен таким поворотом в своей судьбе. Потом начались рабочие будни. С бригадой мотажников у него сложились добрые отношения. Те были очень довольны им как крановщиком.

Мишка, правда, не всегда поддерживал их воскресные посиделки с выпивкой, но и это их устраивало, так как с его приходом работа пошла быстрее лучше и соответственно и зарплата у них качетвенно возросла. Через десять дней приехала смена и он познакомился со своим сменщиком. Мужчина, тридцати двух лет, тоже Михаил, был просто обрадован, когда принял кран у Михаила в полном порядке, сказав, что с Гошей он постоянно скандалил из за этого. Не любил Гоша свою работу, и в вагончике у него был постоянный бардак. Мишке напарник тоже понравился и, передав ему смену, он с лёгкой душой погрузился на ждущий их автобус и выехал до станции в Нягани, по дороге заехали в мехколонну, где он получил свою первую зарплату.

На следующий день был уже дома, удивив и обрадовав мать, тем что домой будет приезжать через полмесяца. Была обрадована и Света, с которой они встречались теперь ночами в доме его тётки, уехавшей с семьёй в город, оставив дом под присмотр родственников. Встречались, конечно, не каждую ночь, выбирая время, когда это было возможно, да и сплетен, чтобы не было. Но встречались и любили друг друга.

Жизнь в общем наладилась. Когда сильно хотелось, а Света не могла придти, Мишка не терялся. Под боком была соседка Людка, которая уже года три, как начала следить за собой более тщательно, опасаясь, что иначе вообще никому не будет нужна, поэтому выглядела в свои тридцать, с хвостиком лет, ещё очень даже соблазнительно. И Мишке она давала всегда с большим удовольствием, зная, что получит взамен ещё больше.

К тому же, заходя иногда в клуб, где теперь частенько проводились дискотеки, он встречал иногда там и своих одноклассниц, замужних и пока одиночек, которые были не против разовых встреч, заканчивающихся, обычно в постели или сексом, где-нибудь на лавочке.

Секса ему хватало и дома и на работе, где он тоже не отказывался от разовых свиданий и ни к чему не обязывающего секса. Женщин на работе было пять особей. С тремя из них, у него тоже получилось, кстати по их инициативе.

Первой, на работе, стала повариха, хохлушка Ксения, которая положила на него глаз ещё в первую встречу, когда он только приступал к работе. Во вторую его вахту, она сама пришла к нему в вагончик, принеся с собой литровую бутыль самогона — первача, которую предложила распить на двоих. Невысокая, плотненькая, с большими, крепкими грудями и певучим голосом, она тоже нравилась Мишке, поэтому выпить с ней он не отказался, решив, однако, что литр на двоих, за вечер, это лишковато, к тому же, отлично понимая, что последует за выпивкой. Организовав хорошую закуску, достал стограммоые гранёные стаканчики и разлил по первой порции.

 — За что пить будем, Ксения? Ведь с чем то ты пришла ко мне, может помощь какая требуется, так тебе я и без самогона всегда рад помочь. Вон ты какая красивая.

 — Ой! Не требуется, Мишенька, мне никакая помощь. Просто, нравишься ты мне очень, вот и решилась, поближе с тобой сойтись. А это дело с горилкой лучше получается.

Сказала она свим певучим голосом, так нравящимся Мишке, и слегка разрумянилась, став ещё симпатичнее от этого. — Одинокая я, Мишенька, может ты приголубишь меня.

 — Что, и дома нет никого? Не верится что то. Ты же очень привлекательная женщина.

 — Так получается, кто нравится, не обращает на меня внимание, а лезут, со своей пьяной и сопливой любовью, те кто мне и даром не нужен. Давай выпьем, Мишенька, полегче будет и мне и тебе разговаривать об этом.

 — Ну, давай, за тебя, тогда. Я лично хочу, чтобы ты была счастливой, мне так нравится, когда ты улыбаешься, вот как сейчас. Так бы и поцеловал тебя в твои красивые губки. За тебя, Ксения.

Они выпили. Самогонка оказалась такой крепкой, что у Мишки перехватило дыхание.

 — Что, Мишенька, никогда не пил настоящей украинской горилки? — Спросила Ксения, видя его покрасневшее лицо и открытый рот, которым он жадно хватал воздух.

 — Первый раз такую крепость пробую. Но хороша, вкусна, чёрт меня возьми.

 — Значит понравилось, тогда может ещё по одной. Или сначала поцелуешь меня в губы, которые тебе тоже понравились.

 — Лучше поцелую, — сказал он обнимая её и присасываясь к её губам, — это даже вкуснее самогона твоего. — И он снова захватил её губы своими, ласково прижимая её к себе и поглаживая спинку и пониже руками.

 — Ах, как вкусно ты целуешься, Мишенька. Ничего ведь, что я постарше тебя лет на десять. Я пришла, чтобы ты любил меня сегодня. Судя по поцелуям, ты это умеешь и я рада такому случаю. Давай ещё по стаканчику, Мишенька.

Они снова выпили, закусили и обнялись. Мишка развязал её халатик и распахнув его, впился губами в её большие и мягкие груди с увеличившимися уже сосками, на больших коричневатых кругах вокруг них. Втянул в себя один сосок, потом другой.

 — Ты как телёночек к коровке присосался, но мне это тоже очень нравится, Мишенька.

 — Они у тебя такие вкусные и так пахнут приятно. Ах, Ксения! Пойдём в постель, что ли. Хочу чувствовать всё твоё, такое шикарное тело, своим. Хочу тебя любить.

Он уложил её на кровать и торопливо разделся сам. Ксения развела в стороны свои ножки, обнажив раскрывшуюся расщелину, в которую тут же вошёл Мишкин член до конца. Вжав её в постель, ощущая под собой её шикарное тело и груди, Мишка сделал первый толчок и Ксения простонала:

 — Ой, Мишенька, больно даже, большой он у тебя, оказывается. Не торопись, миленький.

Мишка неторопливо стал входить в ещё не совсем влажное влагалище, чувствуя,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх