Приключения морпеха Мишки. Продолжение.

Страница: 6 из 8

часов вечера. Может ещё встретимся, как нибудь Люся.

 — Мишенька, останься, переночуй у меня, хороший мой. Завтра уедешь вместе со мной, в восемь часов утра будем на месте. Успеешь на работу, тем более, что плиты, если и подвезут, то только после обеда. Сам шеф так говорил, а то что мы вместе приедем, никто ведь ничего не скажет. Да и кому какое дело до этого. Оставайся, Миша.

 — Хорошо, останусь, но тогда сегодня у нас день и вечер любви. Ты согласна, милая?

 — Мишенька, я сегодня вся твоя. Делай со мной что хочешь, тем более люби, как хочешь.

Я сегодня и так самая счастливая женщина во всём мире. И это только ты сделал меня такой. Так что можешь ни о чём не спрашивать. Ах, Мишенька!

Да, это был день и вечер, тоже, наполненный любовью и сексом. Пять раз ещё сливались они в страстных обьятиях, откуда только силы брались. Испробовали много поз и спереди и сзади и сверху и снизу. Уже перекрыли наверное все рекорды по продолжительности. Последний раз трахались около часа, но всё таки оба кончили, и опять вместе. Мишка был сзади и из последних сил трахал Люсю, притягивая её к себе за бёдра. Когда кончил, свалился на её спину, и они уснули, так и не разъединившись.

Было всего десять часов вечера. Оба проснулись в пять часов утра и ещё два раза трахулись. В шесть часов поднялись, сходили под душ, позавтракали и в семь были уже около управления, где Люсю ждал Уазик, отвозивший её на работу. Без пятнадцати восемь, Мишка зашёл в свой вагончик, а Люся в прорабскую. Плиты подвезли действительно после обеда и Мишка успел ещё поспать часа три.

Больше в Нягань ему дороги как то не случалось. Он заходил изредка в прорабскую, где здоровался с Люсей, они перемигивались и всё. Сексом с ней он больше не занимался, а примерно через три месяца, она сама залезла к нему в кран и, смущаясь, сообщила, что через месяц выходит замуж. Мишка поздравил её и она ушла. Совсем из его жизни. Больше они не встречались, а на участке появилась новая нормировщица, солидная уже женщина лет сорока пяти.

 — — -------------------------------------------------------------------------------

Ксения, после встречи с ним, как бы помолодела даже, и отшила, наконец, одного озабоченного не сексом, а скорее выпивкой, монтажника лет сорока, который раньше ходил к ней и, очевидно, поёбывал её, не доставляя необходимого удовольствия.

В бригаде долго потом потешались над ним, после того, как Ксения просто выбросила этого мужичка из своего вагончика, заявив при этом:

 — Не можешь ебать, не хер и горилку переводить. Ёбарь хренов, хуй и то как следует не стоит даже, а к нормальной бабе идёшь. Больше, чтобы близко даже у вагончика не было.

К Мишке она приходила теперь частенько, иногда напрашиваясь, на это дело, сама. Ему тоже нравилась ладненькая хохлушка и он, тоже, сам частенько её приглашал, подмигивая в столовой. Ксения прямо расцветала, увидев его подмигивание, чем тоже нравилась Мишке. Бригадники догадывались, да и как скрыть всё на каком то пятачке, где стояли всего десять вагончиков. Подшучивали слегка, но не злословили, зная Мишкину силу и его умение драться.

Сами видели, как он легко уложил четверых амбалов, приехавших как то из Тюмени и насевших на их прораба. Мишка тогда не стал разбираться из за чего весь сыр-бор, а просто уложил всех четверых на землю, отобрав у двоих пистолеты и ещё ножи. Хотел вызвать ментов, но прораб сказал что не надо и тех отпустили. Пистолеты он потом отдал приехавшему, одному, очевидно старшему. Оказалось, что парни были из какой то охранной фирмы, пожелавшей иметь с них доход, за то что они их, будто бы, охраняют.

С тех пор уважение к Мишке возросло, особенно среди женского населения участка. Женщин было вместе с поварихой и номировщицей пять человек, одна, правда приезжала на вахту со своим мужем, сварщиком бригады, и они занимали отдельный вагончик. Женщина была весёлая, шебутная, горазда на колкости и насмешки, но была оказывается не прочь и гульнуть на сторону, когда её муж, Гена, упивался при воскресных посиделках.

Пробовала она заскочить как то и к Мишке, но он твёрдо, посоветовав ей поискать развлечение в другом месте, выставил её из своего вагончика. Эти три женщины работали на оборудованном при участке бетоно-растворном узле, готовя растворы для монтажа и заделки трещин и швов между плитами.

Была там одна, лет двадцати, очень сексуальная. Даже простые вроде бы движения у неё выглядели обольстительно и сама была довольно симпатичной. Её старались обхаживать все мужчины участка, даже прораб не был к ней равнодушен. Кому она давала и с кем грешила, оставалось тайной, на удивление, но так.

Мишке тоже, ну очень, хотелось её опробовать и он решил, что добьётся своего, но по своему, и стал выказывать полное равнодушие к её сексуальной походке и покручиванию попкой у всех на виду, делал вид, что совсем не замечает её, здоровался, правда, но и всё, просто отходил в сторону, предоставляя другим выказывать ей знаки внимания. Это продолжалось три вахты. А на четвёртую, когда все занялись принятием внутрь спиртного, как обычно в воскресенье, после короткой смены, Тася, так её звали, нарисовалась в Мишкином вагончике. Время было около четырёх пополудни.

 — К тебе можно, Миша? Надоело смотреть на пьяные рожи, самой что то пить сегодня не хочется. А ты один, смотрю. Ксюшка не собирается что ли к тебе? Крутится в столовой, порядок наводит.

 — А, Тасенька, здравствуй, проходи, конечно, рад тебе очень. Скучновато одному то. А Ксения, если и придёт, то поздно. Боится она днём ко мне забегать. Хотя чего бояться?

 — Ты хочешь сказать, что не спал с ней? Врёшь ведь, Миша.

 — Да, мы с Ксенией трахаемся иногда, сгоняем стресс и напряжение, но не спим вместе. А чего это тебя заинтересовало? У тебя же весь участок в поклонниках. Мне тоже нравится твоя сексуальность.

 — Нравится? Что то я не видела ни разу тебя среди тех, кто клеится ко мне.

 — Не хочу быть лишним и выглядеть при этом дураком. Сексом же мы с Ксенией себя обеспечиваем, нам хватает. К тому же я тебе явно не нравлюсь, так зачем лезти.

 — Дурак ты, Миша, однако. Ты всегда мне нравился, но я хотела, чтобы ты сам ко мне подошёл, улыбнулся ласково, вот как сейчас и постарался добиться меня.

 — Ну-у, это явно не моё. Я простой деревенский, к тому же, парень. У нас всё проще. Мы не живём по каким то там написанным романам. Встретились, понравились друг другу, поцеловались пару — тройку раз и на сеновал, любиться. Вот так, Тасенька.

 — Миша, ну не издевайся ты надо мной. Ты же видишь, что я сама пришла к тебе. Хочу тебя! Даже выпивать со всеми сегодня не стала из за этого. Ну обними хоть меня, пожалуйста! Это я, сегодня, добиваюсь тебя.

Мишка встал, подошёл к ней, взял её на руки, как какую то пушинку, пронёс до дивана и сел, посадив Тасю к себе на колени и сразу впиваясь в её губы, целуя взасос.

 — О-о-о! Как я мечтала об этом! Наконец то. — Прошептала Тася, когда он оторвался от её губ. Она сама обняла его за шею и ответно стала целовать его. — Возьми меня, Миша!

Я очень сильно хочу этого, хочу чувствовать твою мощь в себе, миленький.

 — Я тоже хочу тебя, Тасенька, давно уже хочу. Наконец то ты со мной.

Не прошло и минуты и они оказались раздетыми и лежашими на диванчике. Тася с разведёнными ногами снизу, Мишка между этих ног, пытаясь найти куда вставить своего напряжённого молодца. Тася взяла член в руку, посмотрела на Мишку ошарашенными глазами, прошептала: — Ох, ну и размер! — И направила его в свою дырку. Член с трудом входил в сухое ещё влагалище. Введя его до конца, Мишка замер, боясь причинить боль, потом осторожно сделал несколько неторопливых движений, ожидая выделения смазки. Смазка появилась,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх