Групповое изнасилование жены на глазах у мужа

Страница: 2 из 4

это нагло и варварски щупая своими ручищами её женские прелести. Они были все не последними людьми по статусу, своими крупными габаритами, наручными часами... Я же только всего главный программист на занюханном заводе, который еле сводит концы с концами. Они обладали властью, силой и нахальством, которыми я никогда не пользовался. Это понимание заставляло меня стоять на месте. Я быстро понял, что не смогу справиться с ними. Они легко меня изобьют (всегда высокого и худого) своими кулачищами. И потом даже суд не будет на моей стороне. У них есть деньги, связи, положение, а что есть у меня? Ничего. Я только неудачник, которому повезло жениться на такой красавице...

Но, наблюдая через дверную щель, я почувствовал кроме страха ещё и возбуждение. Оно унижало меня внутри, я призирал себя за это. У меня в трусах набух член, я чувствовал, как горячая кровь пульсирует в нём, отбивая в голову. Это подтверждало меня, как ничтожество, которое стоит на месте в нескольких шагах от собственной законной жены, которую уже нагло ощупывают через одежду чужие возбуждённые мужики, смеясь над своим занятием и над её бесполезным голосом с упоминанием обо мне. Она только отстраняла руку от своей груди, как та спускалась к попке. Она всё время говорила, что замужняя, что не хочет, что ОНА ЗАМУЖНЯЯ (раз в десятый), но те зажали вокруг неё пространство, и тяжело задышав, крепко мяли её женские красоты.

Если бы я выбежал к ним, чтобы отгородить свою жену, то все сразу заметили бы мой торчащий член и красное воспалённое лицо. Но какая разница! У меня на глазах, как только хотят, щупают мою жену и не время думать о стеснении. Можно было бы, потом объяснить, что я был в бешенстве и всё...

Я сжал кулаки, и затрясся от ревности и злости. Это больное извращённое возбуждение немного отлегло. Мозги опять стали разумно рассуждать, подталкивая ударить первому на пути в челюсть и оказаться героем в глазах моей жены, которую я так люблю. Мальчиков всегда в детстве воспитывают, что нужно защищать девочек, заботиться о жёнах...

Но я не забежал. Я поддался...

 — Давай, сейчас мы поиграем с моим новым заместителем, — призвал остальных мужик, который впился губами в губы моей жены, схватив её голову на затылке. Она попыталась отбиться, но её руки заломили назад остальные. Этот незнакомый мне мужик шарил языком во рту моей жены, лизал её искривлённые губы, пускал слюни в неё!

Моё сердце заколотилось, как бешеное. Я видел, как по-хамски пробуют в губы мою жену и ничего не делал. Я стоял и только подглядывал, чувствуя внутри отвратительное наслаждение быть вот так униженным перед собой, перед всем, что пытались заложить в меня, как в мужчину отец и дед, перед всеми обязанностями, которые обещал выполнять в загсе, и перед своей любимой женой, когда клялся ей. Я ожидал, что всё пойдёт дальше и боялся этого больше смерти (никогда не представляя, что Юлю могут видеть голой другие глаза не мои), но это было так сильно, так противно, так мерзко к себе... Меня это взяло в оборот. Я со страхом перед будущим только стоял и подглядывал, неслышно утешая мужа внутри себя, шепча, что я ничего не могу, ничего не могу, ничего не могу...

Дрожащей рукой один потянулся к столу и включил радио, откуда громко заиграла песня. Потом он позвал:

 — Пока не обслужишь нас никуда не пойдёшь! Давай сука, раздевайся!

Он яростно дёрнул за плечи мою жену, и её блуза распалась по сторонам, рассыпая пуговицами. В этот разрез сразу впились руки другого, которые схватили её грудь через чёрный лифчик.

 — Вываливай титьки! — заорал её начальник.

С этим приказом он дёрнул за середину чашечек, и лифчик отделился от тела моей жены. Сразу на открытое зрелище розовых крупных сосков на белом фоне туда впился открытый рот, сопя носом. Я такое не видел никогда, чтобы почти целиком сосали женскую грудь. Тем более у моей законной жены... Её начальник опять попробовал её в губы, а потом смачно плюнул в самое лицо, сказав, чтобы она попрощалась с собой милой жёнушкой потому, что сейчас её сделают шалавой, пущенной по кругу тремя сразу.

У меня встал. Я почувствовал сильный страх, что если это произойдёт, то это навсегда всё изменит в моей жизни...

 — Да, попробуем чужую жёнушку! — согласился второй, садясь на колени сзади неё. Он быстро задрал её юбку на талии, спустил её трусики (я их помню — розовые с бабочкой, только я видел её в них и ни кто другой). Моей плачущей жене с лицом, где стекал плевок, оставалось покорно приподнимать ногу одну за другой, чтобы терять с себя трусы. Пока начальник сосал её грудь до красноты на коже, эти два спускали с себя брюки и семейные трусы.

Я видел их толстые волосатые ноги, возле которых были ножки моей жены, которые были гладкими, розовыми с нежной кожей.

Один со всего размаха шлёпнул её по ягодице и там остался след его кисти. Он засмеялся, обращаясь к начальнику:

 — Зацени какая жопища у Юлии Романовны!

 — Пусть пизду покажет, — сказал второй.

Начальник приказал, силой управляя мой хнычущей женой:

 — Юлия Романовна, покажи пизду моим друзьям.

Все они увидели это место. Меня затрясло от необычного чувства. Эти три наглых насильника видели полностью голой мою Юленьку, они видели её спереди и нагло смеялись над ней, говоря, что она там оказывается волосатая, как коза до самого живота. Раньше я, смотря ей туда, всегда наслаждался, что только мне одному она показала свой секрет о такой густой растительности, но теперь эти ублюдки надсмехались над этим кучерявым треугольником, унижали её за это и нагло запускали туда свои грабли, чтобы там сжимать и разжимать пальцы, как и на покрасневших искусанных грудях.

Начальник, убрав свой хохот, спустил с себя ремень со штанами и показал свой торчащий волосатый член. Меня поразили его размеры. Я раньше знал, что у меня маленький (11 сантиметров), что мне нечем гордиться, но увидев его толстый длинный хер с бардовой головкой, как у гриба, меня пронзила зависть к нему. Я горько предполагал, что если внутрь моей жены войдёт такой размер, то она запомнит его навсегда и чтобы я не делал, никогда не смогу убрать это. Это перечеркнёт нашу чистую любовь...

 — Ноги раздвигай, блять вонючая!

Я видел, как его руки просунулись под мышки к моей жене. Остальные двое помогали раздвигать ей ноги. Ещё какие-то мгновения и ЭТО произойдёт! Мою жену будут насиловать в вагину, которая должна быть только моей по праву наших обручальных колец! У меня резко возникло желание пересилить себя и прервать всё это. Я знал, что и так упал в собственных глазах очень низко, я знал, что промедли ещё секунду и произойдёт непоправимое. Оно изменит всю нашу жизнь. Оно сломает прежние отношения с моей любимой. Я не должен дать пользоваться моей женой, тем более эти уроды так издеваются над ней...

У меня был шанс всё исправить.

Но я остался смотреть...

 — Да, пизда, вогнал тебе, — выдохнул довольный сам собой насильник.

Я и сам почти не заметил, как судорожно спустил с себя штаны и в надетых трусах задвигал рукой. Моя рука ужасно крепко сжала член от горечи зрелища, где моя жена жалостливо вскрикивает, где насильник громко выдыхает, и морщиться от удовольствия чувствовать мягкую нежность розовых внутренностей моей жены, где два остальных злорадно над ней над её чувством верности смеются с похотливым садизмом и нагло пялятся над её разрушенными мечтами о чистой семье с нормальным мужем, который позаботился бы о ней.

Если б она только знала, что я совсем рядом, то я бы ненавидел себя ещё больше. Я и так презирал себя, только от пяти движений кистью начав лить прямо в руку, в неснятые трусы и капать через них на штаны. Я испытал беспощадный оргазм наслаждений от издевательства и унижения над собой, над моей женой и над всем светлым и чистым во что верил.

Я стоял с мокрой рукой и одеждой, нюхая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх