История мазохистки

Страница: 1 из 4

Не хочу закрывать мой дневник, хотя моя история не продолжилась, но... На этом сайте не увидела то, что читала, и взяла на себя смелость опубликовать этот рассказ для всех кто его еще не читал.

ГЛАВА 1

Меня зовут Аня. Мне 18 лет, большие груди, стройные ноги, симпатичная высокая шатенка с длинными волосами. Я очень скромная девушка, а в последние полгода это чувство развили мне до абсолютной покорности чужой воле. В связи с этим теперь мной можно крутить и вертеть как душе угодно, т. е. издеваться и унижать мое достоинство, чем и занимаются мои хозяева однокурсники почти каждый вечер. Я расскажу вам недавнюю истории и будет понятно до какой степени можно морально уничтожить молодую женщину и не испытывая сопротивления с ее стороны проделывать с ней всякие гадости и извращения, измываться над ней, творить беспредельное насилие над телом и нравственностью.

Они сказали, что следующую неделю я проведу в компании милых извращенцев-насильников, что они получили за меня десять тысяч долларов и, конечно, попросили, чтобы я их не подводила. Теперь им

достаточно меня попросить, потому что это равносильно для меня приказу. Раньше природная стыдливость доставляла мне только хлопоты, но сейчас они из меня почти все вытравили. Заметьте, я сказала «почти». То есть, какие-то остатки стыда сохранились, и это особенно радует моих мучителей. Ну, я отвлеклась, правда, так будет понятны некоторые аспекты моего поведения.

Сегодня я надела свои самые дорогие чулки мягкого телесного света, тонкие, как паутинка, приятные на ощупь. Мужчина, касаясь их, должен сразу спустить. Белый кружевной пояс — очень узкий, подчеркивающий мою осиную талию, белую, батистовую, прозрачную сорочку. Нижнего белья на мне не было. На ногах высокие сапоги до колена и короткая мягкая шубка, такая короткая, что чуть нагнешься и сразу видна окантовка чулок. А что делать, так приказали одеться мои хозяева. На улице 0 градусов, а я практически голая. Кого интересует мое женское здоровье?

Вышла на улицу и сразу почувствовала, как защипало мой чисто выбритый лобок. Смирясь с неизбежным, побежала на остановку. Мои мучители недаром выбрали это время дня. Час пик. Я с чувством легкой паники ловлю на себе заинтересованные взгляды столпившегося на остановке народа. Конечно, шлюха да и только. Неожиданно почувствовала, как увлажнились половые губки влагалища.

«Ты шлюха, — сказала я себе, — уже потекла. Господи, что со мной сделали! Какой стыд!»

Замечаю трех парней вставших рядом, а потом и слышу непристойности, которые они негромко говорят про меня. Наверное, будут меня щупать в давке. Влагалище увлажняется еще больше. Сучка и есть сучка, забитая, морально опущенная, извращенная особа.

Меня вносят в автобус. Вижу, эта троица пристроилась сзади и уже есть робкие попытки приподнять мою шубку. Невелики усилия и вот уже, как минимум две руки на моих ляжках. Одна шарит по чулкам, другая уже обнаружила попку без трусиков. Меня уже начали щупать всерьез. Господи, чулки отцепили от бретелек, и они висят на коленках, пальцы лезут в анус и во влагалище, лезут бесцеремонно и жестоко. Меня щипают за срамные губки изо всех сил, и мне стоит большого труда, чтобы не визжать от боли. Парни прямо-таки терзают мои внутренности, захватывая в горсть половые губы и засовывая в анус по три, по четыре пальца. Мне очень больно и обидно. К этим чувствам примешивается еще ощущение стыда и рабской безысходности. Ко всему прочему теку, как сучка во время течки. Все, начинаю потихоньку бесшумно реветь. В этот момент мне как-то по-особому больно защемили клитор, и я всхлипнула. Меня развернули к ним лицом.

 — Кончай реветь, шлюха, — раздался зловещий шепот в ухо. — И расстегивай шубу.

 — Мне так стыдно, — прошептала я, принимаясь за первую пуговицу.

Раздался смешок и тут же в образовавшийся разрез кто-то из них сунул руку и схватил меня за мою большую упругую титьку пятого размера. Вообще, без ложной скромности должна заметить, что у меня фигурка фотомодели и личико очень даже смазливое, а вот груди намного выбиваются из классических параметров. И вот представляете, красивая девушка стоит зажатая перед тремя парнями и плачет навзрыд, ее шубка распахнута и ее нечем неприкрытые груди зверски сжимают мужские пальцы. Мне больно тискают шелковистую кожу, крутят соски.

Так продолжается до остановки.

 — Мальчики, мне выходить на следующей, — пробормотала я. — Может, вы меня проводите.

 — Конечно, блядь.

Меня как ударило, но что скажешь против правды.

 — Пожалуйста, застегните мне шубу и прицепите чулочки, а то, как же я пойду. Тем более, что в том месте, где меня ждут, очень обращают внимание на внешний вид потаскухи.

Тут я снова всхлипнула. Я стояла совершенно беспомощная и покорная любой участи.

 — Ты мазохистка?

 — Да, — прошептала я. — Секс-рабыня. Знаете, как надо мной издеваются!

 — Но тебе же нравится, когда тебя трахают во все щели?

 — Нравится. Но все равно, когда больно, то это реальная боль.

 — Надо думать! Ладно, мы тебя оденем и проводим до места. А там еще нас развлечешь. Согласна?

 — Да. — сказала я с обреченностью в голосе.

Пока шли до нужного мне дома, я успокоилась. Мне было не привыкать к насилию над собой, и я примерно догадывалась, что произойдет через несколько минут. Вызвали лифт и, естественно, поехали до последнего, двенадцатого, этажа. Как только мы вчетвером вошли в кабинку, парни на меня набросились. Вновь была расстегнута шубка и сброшена на пол. В мои острые, как у козы, груди впились четыре руки, еще две начали терзать промежность. В анус тыкались пальцы, терзали губки и клитор. Я стояла безучастная, а потом стала шумно дышать, изображая, что возбудилась, что, кстати, было недалеко от истины. На самом деле я обильно текла. Когда мои неожиданные мучители поняли это, то удивились.

 — Вот мазохистка, — с чувством произнес один из них, больно защемив мой сосок и поворачивая его.

 — Больно? Отвечай!

 — Больно, очень, — запричитала я. — Пощадите мое тело, прошу вас.

Эти слова действовали на них, как красная тряпка на быка. Лифт остановился, и меня вышвырнули на площадку. Я упала и ударилась коленками и локтями. Чулки порвались. Я повалилась на бок. Потом меня грубо подняли и заставили снять чулки и сапожки. Я осталась полностью голой. Они стали доставать свои вздыбленные члены. Я прислонилась к стене, но меня схватили за груди и потащили к лестнице, ведущей на чердак. Дверь оказалась открытой, и меня втолкнули внутрь. Я снова упала на грязный пол. Они встали надо мной с обнаженными уже членами.

 — Вставай сука, — страшно заорали они в один голос.

Я засуетилась и приподнялась на четвереньки. Мне руками открыли рот и, чуть не разрывая полные чувственные губы, запихали в рот огромный член. Он тут же стал долбить в мое горло.

Все сразу успокоились. Продолжали меня щупать, норовя сделать больно. Через пять минут я уже задыхалась, но вдруг в горло брызнула мощная струя и я принялась глотать ее потому, что ничего другого мне не оставалось. Отвалившегося обладателя первого члена сразу заменил другой, и снова моя глотка оказалась забитой до отказа. В это время спустивший вытирал свой грязный член о мои шикарные свежевымытые волосы.

 — Спусти ей на рожу, Серж. Хочешь сперму на свое личико?

Я закивала и тут же получила полный заряд вязкой жидкости в нос, на щеки, в глаза. Мне пришлось тянуть сперму носом и сглотнуть ее. Они это заметили и заржали. Мне почему-то стало нестерпимо стыдно, и я заревела в голос.

 — Молчи, сука, иначе получишь!

Я продолжала плакать, размазывая по лицу слезы и сперму. Вдруг я заметила сквозь пелену какое-то быстрое ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)
наверх