Допрос

Страница: 1 из 3

«Допрос»

Москва, сентябрь 1942 года. В Сталинграде гремят бои. В это время удача немецких войск начала иссякать и русские солдаты начали одерживать верх. Однако это было заслугой не только отважных солдат и командиров, но и прекрасно скоординированными действиями разведчиков ведь именно в это время была поймана шпионка, входившая в секретную группу немецких разведчиков, действующих во всех основных отраслях СССР и предоставляющих Третьему Рейху всю важную информацию о фронте и тыле. Но она была не просто шпионкой... Она была основным координатором, которая знала всех разведчиков и часть связистов.

Сегодня полковнику Гришаеву предстояла тяжёлая ночка — ему было поручено лично допросить полковника Морозову — ту самую секретную шпионку Третьего Рейха.

Гришаев был отличным командиром, проявившим себя на фронте с лучшей стороны — в свои 23 он был уже полковником, имел множество орденов и наград, был очень не плох собой — стройный, накаченный красногвардеец имел большой успех у девушек.

Он находился в одном из секретных частей в Подмосковье. Он зашёл в штаб и, предъявив свой пропуск, спустился в подвал здания. Там он подошёл к большой железной двери, рядом с которой стояли шесть красногвардейцев. Он сдал одному из них всё своё оружие и документы.

 — Осторожнее, товарищ полковник. Мы её вшестером еле-еле сумели засунуть в эту комнатку. Очень сильно сопротивлялась, товарищ... — сказал солдат с большим порезом на щеке, из которого до сих пор сочилась кровь.

После этих слов красногвардейцы открыли дверь. Гришаев быстро проскользнул в неё и за ним сразу захлопнулась дверь. Перед ним был длинный коридор, в конце которого была небольшая дверь. Он быстрым шагом преодолел это расстояние и оказался перед дверью.

Гришаев сделал глубокий вдох и вошёл в небольшую комнату, находящуюся за дверью. В комнате стояли два и стула небольшой стол правее того стула, на котором должен находиться заключённый, привинченные к полу.

На стуле, находящемся дальше от двери сидела девушка. Гришаев, заметив её, застыл в дверном проеме... Такой девушки он ещё никогда не видел!!!

Она была одета в форму РККА, хотя, форма эта уже мало напоминала выглаженную одежду доблестных советских воинов — на ней не было пиджака, а на рубашке, всей грязной и измятой, почти не было пуговиц и полковник видел её притягательную грудь примерно четвёртого размера в голубом немецком нижнем белье. Её юбка была разорвана в нескольких местах. Но, даже не смотря на то, что она очень широко расставила ноги, лоскуты её юбки скрывали её промежность и он мог видеть только краешек её трусиков, такого же цвета, как и её лифчик.

У Морозовой были длинные, очень красивые и стройные ножки, которые она специально не сдвигала, как бы дразня полковника. Её тело также было очень красиво и стройно. А её лицо было просто ангельским — голубые, как вода в горном озере, глаза смотрели на полковника, изучая его. Пару раз они встречались глазами, и Гришаев утопал в глазах заключённой. Ещё кое-что, что просто страшно возбуждало полковника — длинные, шелковистые, светлые волосы, лежащие на её изящных плечах.

Его член начал медленно но верно поднимется и через пару секунд на его штанах уже возвышался огромный холм. Это сразу привлекло Морозову, и её глаза мгновенно перекинулись туда.

Неожиданно Гришаев поймал себя на мысли что он уже пять минут как дурак стоял в дверном проёме, уставившись на врага народа, которую он должен был допрашивать, а не рассматривать сексуальное тело этой шпионки...

Итак, он поправил свою форму, полностью прошёл в дверь и закрыл её за собой. Теперь Морозова не отрываясь, смотрела ему в глаза, ожидая его хода.

Только сейчас Гришаев с большим усердием отвёл глаза от шпионки и осмотрел всю комнату. Он сразу заметил, что она не очень похожа на обычную пленницу...

В глаза матёрому НКВДшнику сразу бросилось то, что на девушке не было наручников — они лежали на столе рядом с отмычкой.

В глазах Гришаева сразу отразилось удивление, что сразу заметила шпионка. Она улыбнулась. Гришаев чувствовал, что раз у неё оказалась отмычка, то у неё может быть и какое-нибудь оружие. И он не знал что делать — либо быстро вызвать к себе красногвардейцев, что бы снова заковать её в браслеты, либо не обращать на это внимание и вести допрос. В этот момент Морозова заметила в нём борьбу. Она не хотела вновь оказаться в цирконевы браслетах.

Тогда она сделала небольшой знак, который подтолкнул полковника остаться — она медленно облизала свою верхнюю губу, смазывая с неё остатки помады. От этого у член Гришаева показал всю свою мощь — он, казалось, прорвёт солдатские штаны и предстанет во всей красе... Заметив, что в штанах полковника таится такой монстр, она сразу перевела взгляд туда и, в предвкушении, прикусила краешек губы... Гришаев, конечно, заметил это и его член увеличился ещё раза в полтора. От этого глаза шпионки аж округлились. Было такое чувство, что она раньше никогда не видела мужского члена.

Гришаев понял, что она затеяла игру, и решил ей подыграть, зная, что она очень опасна. Он сел и положил ногу на ногу, что бы она, наконец, отвела взгляд от его достоинства.

 — Интересно... Как вам удалось пронести сюда отмычку? — спросил полковник. Он старался казаться спокойным, хотя самого его терзали вопросы... Шпионка молчала.

 — Ладно, — сказал он, — Как ваше настоящее имя?

Но она молчала. Тогда Гришаев приготовился к тому, чего ещё некогда не делал... Он встал и подошёл к ней. К этому моменту он сумел обуздать своё желание и его орудие уже не так сильно выпирало из штанов.

 — У нас с вами тобой вся ночь впереди. Я сумею вытащить из тебя информацию. Твоё имя! — более настойчиво сказал он. Шпионка на это только улыбнулась. Гришаев сжал кулак.

 — Имя!!! — прокричал он. Однако её это не смутило, а наоборот — завело. Он стоял очень близко, и она быстро провела рукой по его ноге и дотронулась до заветной цели, провела по головке его члена... Его орудие, конечно, сразу отреагировало на это ласковое, нежное прикосновение.

Однако Гришаев не давал своему желанию затмить его разум. Он занёс сжатый кулак и со всей силы ударил её по лицу. От этого удара она свалилась со стула. Он несколько раз обошёл её. После этого он взял её за талию. Гришаев постарался посадить её, но она не шевелилась, и сделать это было очень сложно. Тогда он взял её по-другому — его руки были у неё подмышками, а кисти рук сжались на её груди. Её грудь оказалась очень упругой, и член снова встал по стойке смирно и упёрся в попку притягательной шпионки. Она, конечно, стала прижиматься к нему. Она двигала бёдрами, гладя своей попкой его член, от чего орудие полковника всё увеличивалось и увеличивалось. Гришаев быстро посадил её.

 — «Пока хватит» — сказал он сам себе и вернулся на свой стул. После этого он снова посмотрел на девушку. Её глаза помутнели, по щекам катились слёзы. Чуть ниже глаза зияла рана, из которой сочилась кровь. Она стекала до подбородка, капала на её грудь и, скатываясь по ней, впитываясь в лифчик. Через полминуты он уже стал алым.

Полковник понимал, что он марает свою честь, однако по-другому достать информацию было нельзя. Он понимал, что сейчас у неё что-то типа шока, и она не сможет ничего сделать или сказать. Он встал, вытащил из кармана платок и подошёл к ней. Она повернула голову и посмотрела на него, но Гришаев аккуратно повернул её голову обратно и приложил платок к ране. Затем он взял её руку и положил её на платок, после чего вернулся на свой стул.

 — Это только начало, — сказал он спокойным голосом. — Имя.

 — Ребекка, — тихо, захлебывавшись, проговорила она.

 — Хорошо. И зачем было доводить меня до этого? — спросил он, снова глядя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх