Допрос

Страница: 2 из 3

в её глаза, но она молчала. Гришаев понял, что ей нежно пару минут, чтобы прийти в себя. Гришаев откинулся на спинку и стал ждать. Через пять минут глаза Ребекки посветлели. Она пришла в себя и аккуратно отлепила платок, который уже прилип к её щеке. Она посмотрела на алый платок, после чего лизнула краешек, пробуя свою кровь. От этого платка уже было мало пользы, и она положила его на столик. Кровь снова закапала ей на грудь, но уже не так сильно. По её глазам, в которых вновь зажёгся огонек, полковник понял — она пришла в себя. Ребекка сплюнула сгусток крови.

 — Может по сигаретке? — неожиданно спросила Ребекка. Полковник удивился, но решил проверить её.

 — Я бы с удовольствием, но я оставил пачку на вахте, — сказал Гришаев. Однако Ребекку это не смутило. Наоборот, она будто бы ждала такого ответа.

 — Ничего, у меня есть, — улыбнулась она. Гришаев ухмыльнулся — он, конечно, не поверил ей.

Однако Ребекка, заметив его ухмылочку, улыбнулась ещё сильнее. Она опустили взгляд на свою грудь. Сперва она погладила её, посматривая исподлобья на Гришаева. Но он никак не отреагировал — его лицо застыло как каменное, глядя на пленницу. Тогда она пошла дальше — она закинула руки за спину и сквозь рубашку расстегнула лифчик, после чего она аккуратно сняла его.

Гришаев просто потерял дар речи — только что в комнате допроса вражеская шпионка сняла перед ним свой лифчик и показала свою грудь во всей красе!!! Идеальная, большая и упругая грудь просто выпрыгнула из тесного лифчика. Было видно, что она давно хотела это сделать, так как лифчик был намного меньше её груди и сильно сжимал её, мешая Ребекке дышать.

Итак, девушка сняла лифчик и достала из небольших кармашков, расположенных по краям. Три футлярчика, которые положила себе на колени. После этого Ребекка положила лифчик на столик.

Два футляра были поменьше, а другой — побольше. Из одного небольшого футлярчика она достала сигарету, а другой такой же кинула Гришаеву. Он поймал его на лету.

Гришаев почувствовал странный, притягательный запах от футляра. Он понюхал его и вопросительно посмотрел на Ребекку.

 — Да, полковник, это мой запах. Только зачем вам ловить его остатки на этой коробочке? Не забывайте, что я ваша пленница и всё это ваше, — сказала девушка, гладя свою грудь и теребя возбуждённые соски. Затем Ребекка, поняв что полковник не будет действовать, достала из того футляра, что был побольше, небольшую зажигалку. Она взяла сигарету в губы и поднесла огонь к ней. Она затянулась и протянула зажигалку полковнику. Он сделал также и вернул её Ребекке.

Затянувшись, полковник сумел перевести взгляд с сосков своей пленницы на её глаза и начал разговор.

 — Ребекка, вы умная девушка и наверняка знаете, в какой вы ситуации. Однако я на всякий случай вам объясню. Итак, вы были задержаны в момент перехвата радиосообщения от командования Вермахта, — сказал Гришаев, ожидая реакции Ребекки, но она сидела и покуривала, иногда поглаживая свою грудь и взглядом приглашая полковника поразвлечься.

 — Мы сумели перевести эту радиограмму. В ней говорилось о вашем новом задании — разработать план ликвидации Сталина и скоординировать действия разведчиков для выполнения этой цели, — не без удовольствия сказал полковник. После этих слов он прочитал во взгляде Ребекки удивление. Перемешанное с ужасом — она поняла, что теперь ей не отвертеться от расстрела.

 — Вижу, вы удивлены. Ну, теперь-то ты понимаешь, что у тебя только один выход — сотрудничать с нами и молиться, что бы твоя информация оказалась правдивой и ценной.

По её щекам сразу полились слёзы — она поняла, в какую жуткую ситуацию попала. Её слёзы ручьями скатывались с подбородка на грудь, смывая оттуда кровь. Гришаев решил подождать. Через несколько минут она успокоилась, но в её глазах уже не было того задора, того желания...

 — Что вы хотите от меня? — спросила Ребекка, выплёвывая сигарету.

 — Всё — имена агентов, связных, предателей в рядах Красной Армии и явки, — с удовлетворением сказал он — Гришаев понял. Что сломал эту знойную блондинку.

 — Хорошо, я отдам вам всё, — сказала она тихим голосом, понурив голову.

 — Ну, начинайте, я слушаю, — откинувшись на спинку, сказал полковник.

 — А что начинать? У меня всё в документах, так я мало что помню...

 — Ну и где же документы? — спросил он.

В этот момент Ребекка подняла голову и посмотрела на полковника. В её глазах неожиданно зажёгся огонь. Она улыбнулась полковнику и поправила свои волосы. После этого он ещё сильнее раздвинула ноги и убрала тот самый кусок разорванной юбки, который мешал полковнику рассмотреть пленницу полностью. Под ним он сразу увидел очень сексуальные трусики, которые были все мокренькие. Она аккуратно сняла трусики и посмотрела на полковника. Его глаза были устремлены на прекрасный цветок, который открылся его взору. Она сразу заметила, что Гришаев возбуждён до предела. Тогда она аккуратно открыла свои половые губки. Там показалась крышка, диаметром пару сантиметров. Ребекка аккуратно зацепила её и достала. Это оказался футляр сантиметров восемнадцать в длину и сантиметров четыре в диаметре. Он был сделан из железа. Он весь был в соках этой блондинки.

 — Здесь все документы, — сказала она Гришаеву, показывая футляр.

 — Молодец. Отдай их мне и я сделаю всё, что бы тебя отпустили, — сказал Гришаев.

Ребекка начала облизывать его, имитирую оральный секс — то она просто лизала «головку», то полностью заглатывала его. После нескольких минут такой игры она полностью облизала все свои соки. Тогда она одной рукой приоткрыла свой цветок, а другой стала медленно вводить его туда. Когда он полностью скрылся в её лоне она, улыбнувшись, взглянула на полковника и резко протолкнула его как смогла глубже. От этого у неё потекли слёзы, она закрыла глаза и запрокинула голову.

 — Ну вот, полковник, теперь что бы его достать вам нужно меня сильно расслабить, — улыбнувшись, сказала она. Ребекка, расслабившись, откинулась на спинку стула. Пальчиками левой руки она поглаживала свой клитор, приглашая полковника, а с пальчиков правой слизывала свои соки.

Полковник встал и направился к двери.

 — И что вы им скажете? — спросила Ребекка. — Они засмеют вас как только вы начнёте свой рассказ.

Гришаев понимал, что она права. Он повернулся обратно и стал взвешивать все за и против.

 — Не бойся, ты будешь моим первым мужчиной — сказала Ребекка томным голосом. Конечно, Гришаев ей не поверил, однако вспомнил её резюме — ... В порочащих связях не замечена. И вообще её характеризовали как спокойную и неприступную...

И тогда он решился. Гришаев подошёл к ней и опустил руки ей на плечи. Он аккуратно приблизился к её губам и поцеловал. Юркий язычок немки сразу ворвался в его рот и стал вырисовывать там узоры. Гришаев, конечно, ответил взаимностью. Он чувствовал вкус её соков. Они продолжали целоваться несколько минут, после чего Гришаев стал спускаться ниже. Он впился губами в её грудь. Она вздрогнула и положила руку на голову полковника. А он покусывал её сосочки, облизывал их. Ребекка никогда не чувствовала такого. Гришаев понял — она не обманывала, она никогда раньше не была с мужчиной.

После нескольких минут ласки он встал на колени и стал спускаться всё ниже, целую её животик. Когда там не осталось места, он спустился к её лобку. Он был идеально выбрит. Гришаев подложил руки под попку Ребекки и приподнял её, что бы ему было удобнее. Затем он прикоснулся своим языком к её губкам. По телу Ребекки пробежала мелкая дрожь. Он стал вылизывать её, слизывая все соки. Ребекка была в восторге. Она ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх