Я позволил им это сделать со своей женой и просто смотрел…

Страница: 1 из 3

Мужики у каждой семьи есть скелет в шкафу. Расскажу о нашем.

Всё наше семейство собралось на долгожданный отдых. Конечно, экономили. Поехали на поезде. Путь был трое суток. Ехали мы в два этапа из-за наших работ и сроков отпусков. Первыми неделю назад уехали мои родители с нашими двумя детьми, а второй партией и мы с женой подбирались по рельсам. Без детей было удобнее, можно было отдыхать и не думать об их удобстве. Мы с женой ровесники — нам по трицатнику, взрослые, но всегда занятые, то детьми, то работой, а так... Одним словом, мы выпивали и не о чём не думали. Она у меня мало пьёт, я тоже, но первые сутки мы хорошо оторвались по этому делу.

В этот месяц на Юга мало кто ехал отдыхать. Оно и понятно в такую холодину. Только мне водителю автобуса и моей жене Ирочке — продавщице выбирать время на отпуск не приходиться. Это не для нас. А тут всё совпало, чтобы мы вдвоём с моими стариками развеялись. Хорошо, что в два этапа — думал я, что можно пока отдохнуть в поезде с женой без всяких родственников и детей.

В нашем купе были только мы одни. Мы пивко потягивали и в окно смотрели. Я ещё за Иркой посматривал. Она у меня, как говориться, всё при ней. Личико аккуратное, макияж — глаза подведены, губки накрашены, причёска — прямой пробор длинных крашенных в светлый волос. Фигурка — пухленькая попка, обозначенный животик, ножки в коричневых чулочках и блузка пуговицами трещит на груди. Когда-то из-за этой её большущей бабской прелести я и женился на ней, когда мы ещё студентами были. Она тогда была чуть стройнее, но это понятно — двоих родить пришлось. Но так, если честно признаться, красивей я бабу не встречал в жизни её лет. Есть актрисы в кино, модели, но там же пластика всякая и губы надувают, в грудь гадость всякую суют, а тут всё настоящее, мягкое, природное. И денег у нас не так много (хорошо, что ещё она у меня калымить умеет у себя на работе), на всякие залы, а она — красавица. Это доказывает, что настоящую бабскую прелесть не купить и не испортить годами.

Но больше всего мне в моей жене нравилась её преданность. Она мне ни разу не изменяла. Я уверен. Откуда я это знаю? Любой мужик знает наверняка, если проживёт в браке больше десяти лет. Сто процентов — знает, только может быть виду не подаёт или себе или ей, что знает о леваках. Вот и я знаю, что она у меня верная. Красивая, с большой грудью, хорошо готовит, неплохо зарабатывает и верная. Как в сказке, но, правда.

За окном начало темнеть. Мы закрыли занавески и тупо слушали радио. Моя жена Сердючке подпевала, как в дверь постучали и сразу вломился один мужик с лысой блестящей головой. Он был навеселе, но не пьяным.

 — Оба-на, тоже скучаете? — спросил он и не успели мы ответить, как вместе с ним в наше купе зашёл ещё один мужик. Этот тоже был выпивший и бритый, но с усами.

Мы с женой сидели по разные стороны стола и эти двое зажали нас у стенок. Один возле неё, другой около меня. Они представились: Макар с усами и Вано без усов. Лет им было больше наших, под пятьдесят. Седина выдавала то тут, то там. Один мужик сразу оказался общительнее, компанейский такой, всё анекдоты травил, из кармана водочки достал. Второй улыбался и много ел. Они вообще оба много ели. Закусывали нашим. Всё время хвалили мою жену, что так вкусно готовит пирожки, курицу, салатики. Водка кончилась быстро. Эти два мужика были здоровыми толстыми, им нужно пить и пить, чтобы опьянеть, а меня сморило. Но я сидел и слушал уже сотый анекдот от этого мужика. Все они были пошлыми, про неверных баб и мужей, которых дурачат. Я смеялся из вежливости, но мне было противно слушать это. Я видел, что у них нет обручальных колец и для них слова — семья, жена, муж ничего не стоили. А я наоборот верил в это, любил свою жену и семью. Я даже зарплату всю жене отдавал, только на пиво оставлял.

 — Слушай, что так сидеть? Рубанёмся? — спросил мужик, который всё больше не сводил глаз с моей жены. Особенно на её грудь пялился. Она прикрывала руками, под подбородок себе ставила голову опереть — я её хорошо знаю, это ей значит неприятно. Но так он не приставал, я и молчал. Ещё, конечно, я их побаивался. Они мужики крупные. У одного на пальце перстень синий выколот — может сидел? Я-то тощий всегда был. В детстве только футбол гонял, а потом работа всё время за баранкой, когда тут жиреть?

 — В карты? — спросила моя жена.

 — В них, родимая, — согласился мужик.

 — На раздевание! — с азартом подмигнул второй.

 — Бросьте, ну вас, — застеснялась моя жена и рукой махнула.

 — Муж, не против с нами сыграть на раздевание? — спросил у меня один из мужиков. Он говорил с не проходящим азартом, глядя на мою жену.

 — Нет, мужики. Я не умею, — сказал я. Я должен был сказать — против, но боялся их вида. Думал, что лучше тихо перевести тему.

 — Тогда мы с твоей жёнушкой перекинемся?

 — Я не буду, — не захотела она, как я и рассчитывал.

Эти два мужика замолчали, один другому на ухо кинул пару фраз. С усами легко согласился и предложил сыграть, но не на раздевание (Хозяйка, мы, что не понимаем, что ли?), а на деньги перекинуться. Ставка смешная на бутылку пивасика. Не много, а приятно. Это мою жену заинтересовало. Привычка у неё такая по работе — накинуть грамм другой, сдачи меньше дать...

Короче отодвинула моя жена в угол все объедки, газету жирную, кости и начала принимать карты. Тот мужик всем раздал, и начали играть. Я втянулся. Выиграл сразу кон на шесть бутылок пива. Рублики захрустели на столе, азарт ударил в голову. Вижу и моей жене понравилось, когда у меня стопочка денег больше стала. Она такая смотрит на меня и серьёзно говорит, но улыбается для приличия:

 — Вась, на всё не играй. Убери половину в карман.

Я хотел, но один из мужиков подначал и я всё поставил. Сумма вышла большая. И тут все эти деньги к моей жене перешли. Вот она обрадовалась! Она их сразу сгребла, ровно сложила, потом пополам и одну пуговку расстегнула на блузке и в чашечку лифчика сунула. Эти мужики голодными глазами на неё, там заметили длинную ложбинку это точно.

 — Нехорошо из игры уходить. Нужно ещё играть. Дать отыграться нужно, — сказал мужик.

Моя жена помялась и согласилась, но деньги оставила у себя, а попросила мне мелочишку достать и разделить меж нами. У этих мужиков денег было много в кошельке. Я спросил, не боятся они так продуть, а они сказали, что шахтёры ничего не боятся. Короче мы играли ещё, но мне карта не шла. И моей жене не удавалось припрятать себе — только деньги появлялись, тут же уходили к одному из мужиков. Кон набирался и таял, а потом переходил между ними. Через час я устал. Выпил больше обычного, закусывал мало и сморило в осадок. А жена только разошлась. Я сказал, что выхожу из игры. Мужики небыли против, только моя жена когда увидела, что я мучаюсь и хочу лечь, попросила взглядом не спать. Я понял это и просто упёрся головой об стенку. Тут мужик рядом (Вано, что ли?) подхватил меня, заставил встать и начал подталкивать залезать на верхнюю полку. Жена что-то говорила, я тоже пытался сопротивляться, но он был сильный и легко затолкал меня лечь наверх.

 — Лежи там, не съедим мы твою жёнушку! — засмеялся мужик и сел на моё место напротив неё.

Лёжа мне было удобнее, и я вообще раскис по пьяни. Не спал, а просто валялся головой на подушке. Отсюда сверху я видел часть груди своей жены, где не были застёгнуты четыре пуговицы на блузке. Она туда часто лазила, то положить денег, то достать. Мы раньше с ней не играли на деньги, и тут азарт новичка её поглотил. Это ясно.

 — Ирка, все деньги не потрать, — слабо сказал я.

 — Не бойся, тут я могу на новые сапожки выиграть, — занято оправдалась она.

Она не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх