Выживание в другом мире (продолжение)

Страница: 2 из 8

её в рот. Зубы чиркали по стволу пениса, головка упиралась в гортань, Насте было трудно дышать, но, тем не менее, она продолжала с рычанием сосать член, быстро двигающиеся в ее рту. Движения киуна неожиданно перешли от быстрых к плавным и медленным, член напрягся и брызнул семенем в гортань девушки. Настя закалилась, подавилась, часть семени потекла из носа.

Отдернула голову, вынимая пенис из рта, проглотила большую часть, но много семени брызнуло на лицо и волосы. Борясь с удушением, с трудом проглотила сперму из носоглотки и только после этого опять легла на спину. Ит-кай оседлал ее грудь. Мошонка легла на шейную впадину, член колонной возносился над лицом, блестя зовущим семенем. Любовник нагнул головку члена к рту, и Настя чуть помешкав, снова облизала с него сперму. Ит-кай жаждал продолжения, но Настя не стала развивать, и тогда киун резко встал, и подхватив на руки девушку, понес драгоценную ношу к туману, клубящемуся под стеной пещеры. Поставив на ноги, он развернул Настю лицом к холодному мрамору и лизнув ухо — снова как кнутом стегануло — повел головкой пениса по губам влагалища. Настя раздвинула ноги пошире и киун вошел в нее на треть длины пениса. Девушка застонала, снова тупая боль всколыхнула тело наравне с волной похоти и желания. Давшись назад, Настя еще сильней насадила себя на член партнера, и теперь острая боль пронзила чрево девушки, Ит-кай сделал еще более резкое движение, и член вошел глубже, разрывая вагину любовницы. Настя закричала и попробовала вырваться, но Ит-кай держал нежно, но крепко. Плавно разъединившись с девушкой, киун поласкал ее груди, пощипал клювом ухо. Отпустив идеальную грудь партнерши, Ит-кай зажал свой член между ее ягодицами и стал таким образом мастурбировать, придерживая ее попку.

Настя уперлась вытянутыми руками в стену и тихо постанывала от боли, терзающей киску, и желания, охватывающего ее тело. Когда член Ит-кая готов был извергнуть новую порцию семени, киун быстро и плавно ввел головку пениса в вагину, и сделал несколько поступающих движений. Член извергся спермой, окропив чрево Анастасии. Отстранившись, Ит-кай ввел свои пальцы в киску девушки и немного помастурбировал, размазывая сперму по стенкам чрева. Потом вынул измазанные семенем пальцы и поднес их к губам Насти, и та жадно облизала их. Член у Ит-кая уже болел от частого семяизвержения, но он все равно соединился с девушкой и нежно ввел член до середины, теперь тот входил намного лучше. Настя наслаждалась полнотой своего чрева членом партнера. Киун, переведя дух, начал совокупляться с девушкой быстрыми и плавными движениями. Не входя глубже середины, член самца двигался в чреве Насти с тихим чавкающим звуком.

Очень быстро ее охватила волна оргазма, мир снова сузился до сосредоточия мужской плоти в ее вагине и все сознание затопили чувства, порождаемые огромным членом. Ит-кай остановился. Его член вздрагивал и набухал венами. Анастасия опустила руки вниз и сжала мошонку киуна, потом помассировала и поддалась назад несколько раз. Ит-кай застонал и его пенис взорвался спермой, осеменив ее чрево. Настя удовлетворено облизала губы:

 — Ты доволен?

 — Как никогда... — ответил Ит-кай хриплым голосом, и с стоном боли-удолетворения разъединился с любовницей. Настя развернулась спиной к мраморной стене, и медленно сползла на пол, глядя на Ит-кая обтирающего мокрой онгой свой пенис. Сидя так, она продолжала любоваться красивым телом любовника, пока тот одевался. Бросив Анастасии ее одежду, киун сказал: «Одевайся, а то простудишься. Надо на солнце выйти обсохнуть и согреться.» В ответ Настя только кивнула.

Часть седьмая.

Час спустя они грелись под лучами солнца, направляясь назад к таверне, чтоб отобедать — живот у Насти сводило судорогой голода. Орк снова злобно зыркнул на девушку, но как всегда ничего не сказал. На обед была какая-то дичь, запеченная с лесными ягодами, и к этому блюду вино. Или что-то вроде вина. Плотно покушав, Ит-кай снова повел Анастасию в лес. Настя сопротивлялась, боролась, ругалась матом, но киун все равно утащил на прогулку. У девушки нещадно болели ноги, и поэтому она капризничала. Через несколько минут Ит-каю это надоело и он сказал, что бросит ее в лесу или прекратить защищать от орка, тот с удовольствием удушит Настю ее же кишками. Девушка насупилась, но прекратила паясничать. Весь день они шли через лес, потом через поля, под вечер поднимались в горы. Привалы конечно были, и очень частые из-за Насти, не привычной к столь долгому хождению по пересеченной местности. Киун-най как назло вел через дикие земли, где не ступала нога человека, вместо того чтобы провести слабую девушку по дорогам и тропинкам. По пути Ит-кай рассказывал много историй и баллад, зачастую смешных и веселых. Правда были среди них и грустные, даже драматические.

Поначалу Настя из упрямства игнорировала Ит-кая, но через час-другой ее внимание было полностью сосредоточено на барде. Вечерело. Солнце медленно гасло, под давлением туч, обволакивающих благое светило. Они поднялись на плато и вышли на берег озера, окруженного скалистыми холмами. У Насти в который раз вырвался изумленный возглас. Целый день пытки, маршем по дикой местности, оказалась не напрасной. Озеро располагалось в кольце черно-голубых холмов, поросших кустарниками и невысокими деревьями. Размеры водной глади были сопоставимы с Ладожским озером, на котором Настя была всего один раз. Вода была белой, как первый снег. Но приглядевшись Анастасия поняла, что вода синего цвета, просто густой молочный туман стелиться низко-низко над поверхностью озера. Подойдя ближе, к самому краю берега, Настя нагнулась и хотела уже потрогать воду, когда обратила внимание на ее странности. Это была скорее не вода, а нечто похожие на ртуть. Испугавшись, что жидкость окажется ядовитой, Анастасия быстро отошла на несколько шагов назад. Ит-кай, видя ее испуг, рассмеялся и стремительно вошел в озеро по пояс. Обернувшись к Анастасии махнул крылом с словами:

 — Давай, залазь! Эта вода целебная! Снимает усталость и боль, исцеляет болезни и внутренние кровотечения! Главное не оскорбляй воду своими жидкостями: ну там кровью, слюной и прочем.

 — А что так?

 — Это разумное озеро. Может обидеться, и тогда оно отравит тебя.

 — Прям «Солярис»

 — Что-что?

 — «Солярис» — это такая сказка про разумный океан, который оживлял воспоминания людей.

 — А... ну да... тут что-то похожее. Только Шинхай не оживляет... ни воспоминаний, ни умерших.

 — Мне раздеться?

 — Оно не обидеться на одежду, но можешь снять прямо сейчас. — Анастасия усмехнулась и быстро скинула с себя всю одежду, потом медленно подошла к воде. Та мелкими волнами набегала на берег, засыпанный палой листвой. Набираясь решимости, девушка осмотрелась вокруг и встретилась взглядом с Ит-каем. Его желтые глаза смеялись. Волна негодования поднялась в душе, и решительно шагнув, Настя вошла в озеро. Эта голубая вода была довольно-таки прохладной и бархатисто-расслабляющей. Войдя по пояс, Настя легла на поверхность озера, и мелкие волны закачали ее как в люльке.

Ит-кай подошел к ней и опустившись на колени, стал поглаживать кончиками когтей живот, бедра, киску, снова живот, перешел к ее великолепному бюсту. Настя потихоньку начала возбуждаться. Нежная вода вымывала усталость и боль в натруженных мышцах. Ит-кай подхватил девушку на руки и понес к берегу. Настя чувствовала себя помолодевшей и свежей. Хотя в чудесном озере она пробыла минут пятнадцать! Когда его копыта зашуршали по листве и песку, Настя соскочила с его рук и опустилась на ноги. Повернувшись лицом к нему, Настя рванула перекрестье онги, оголяя его грудные мышцы. Поцеловав сосок, Настя стала полизывать и посасывать его, лаская руками мышцы пресса. Ит-кай провел когтями по спине: от лопаток и до поясницы, царапая кожу. Настя провела правой рукой по горлу киуна,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх