Выживание в другом мире (продолжение)

Страница: 3 из 8

по подклювью, обхватила клюв и потянула к себе, чтоб он нагнулся. Поцеловала теплую роговую ткань клюва, повела языком по щели рта, но Ит-кай резко отстранился и молниеносно лизнул Настю по лицу, снова словно кнутом попало, ожгло.

Щека покраснела и начала гореть. У Насти от этого прокатилась волна острого желания, смешанного с болью. Киун обхватил руками девушку за ягодицы и приподнял над землей. Прямо на весу средние пальцы с каждой руки проникли в ее чрево, и начали быстрыми, короткими движениями мастурбировать ее киску. Настя приоткрыла рот, обхватила голову любовника, помогая ему удерживать на весу драгоценную ношу. Застонала, схватила лошадиные уши киуна, стала мять и рвать их. Тот в ответ снова лизнул шершавым и узким языком. Второй ожог от естественного кнута пересек лоб девушки. Потом снова и снова партнер стегал языком по лицу любовницы, та только жадно слизывала его слюну. Оргазм настиг Настю неожиданно. Она прогнулась, прижимаясь сосцами к его груди, а животом к мускулистому прессу. Анастасия жестко и яростно сжала уши Ит-кая, так, что в одном что-то хрустнуло. Когда отпустило, и Настя расслабилась, Ит-кай поставил ее на землю.

Девушка плавно встала на колени, потом легла на спину, массируя одной рукой свою вагину, а другой лаская груди. Крылатое животное постояло, по-хозяйски разглядывая беспомощную и на все готовую молодую девушку. Потом Ит-кай стянул онгу, явив взору Анастасии свой великолепный конский член. Красавица расставила пошире ноги, приглашая его действовать. Тот подошел и опустился перед Настей на колени. Погладив ее бедра, нагнулся вперед, к вагине, жадно втянув носом запахи течной самки, киун лизнул ее киску, вызвал волну мурашек по кожи своей любовницы. Настя приподнялась навстречу шершавому языку Ит-кая, тот снова лизнул, затем еще и еще. Окунув три пальца в ее чрево, киун облизал ее выделения с своих когтей. Настя расставила ноги еще шире, губы вагины разошлись так широко, что член Ит-кая смог бы без труда проникнуть в глубины сакрального места. Подтянув девушку ближе, Ит-кай запрокинул ее ноги себе за поясницу, Настя тут же крепко обхватила его талию. Киун навис над жаждущей девушкой, уперевшись кулаками в песчаный берег по бокам Настиного тела. Его пенис лежал сверху над разгоряченной вагиной, головка нависала где-то над пупком.

Упругая мошонка касалась ее ягодиц, вызывая одну волну похоти за другой. Прекратив ласкать свой идеальный бюст, Настя нетерпеливо опустила руки вниз и обхватила, дернувшийся член. Чуть отстранившись, Настя согнула его пенис так, чтобы головка уперлась в вагину раздвинув срамные губы. Медленно член Ит-кая вошел в ее чрево, снова раздвигая мышечные стенки. Легкая боль от проникновения огромного члена смешалась с желанием. Ит-кай стал двигать талией, совокупляясь с стонущей от похоти девицей. Его член резко проникал, втягивая внутрь губы вагины, и медленно выходил из чрева, растягивая их, обволакивающие ствол пениса. Настя почувствовала усиливающиеся боль, это член Ит-кая проникал глубже в ее чрево, разрывая стенки. При каждой фрикции Ит-кай глубже вводил член в лоно партнерши. От этого она еще громче стонала, яростней сжимала бедра партнера, в кулаках давила сухие листья и песок берега. Пенис киуна уже на три четверти вошел в нее, потекла кровь, капая и смешиваясь с жадным песком, образуя алые комки. Настя уже громко стонала и просила: «Глубже, еще глубже! Вставь!

Трахни меня!» Наконец член вошел так глубоко, что яички Ит-кая коснулись вагины. Анастасия прогнулась в пояснице и только бессмысленно стонала. Ит-кай замер, чувствуя, как плоть девушки плотно охватывает его член. Насте казалось, что ее разорвало надвое, только боль пульсирующими волнами стучалась в сознании. Желание с трудом пробивалось от чужой плоти, проникшей в ее чрево, но через мгновение даже его отголосок затмила новая, ритмично накатывающая боль — это Ит-кай возобновил фрикции. Девушка от боли просто замерла, ожидая когда пытка кончиться. Киун отбросил всякую заботу о партнерши, и теперь просто быстро и резко совокуплялся, желая поскорее достичь оргазма. Скоро от ритмичных, быстрых и коротких фрикций, Ит-кай перешел к длинным — почти вынимая член из вагины и резко вгоняя обратно, так, что его упругая и гладкая мошонка ударялась об ее ягодицы. Анастасия от таких движений громко закричала умоляя его прекратить, но киун остался безучастным.

Наконец член напрягся, содрогнулся и брызнул спермой, заливая вагину партнерши. Пенис снова и снова сокращался, изливая семя, которое уже потекло из вагины, тоненькими струйками просачиваясь между членом и плотно обхватившим его губами киски. Ит-кай резко разъединился с девушкой, и сперма свободно потекла, смешиваясь с кровью из вагины. Настя перевернулась на бок и, подтянув колени к груди, заплакала. Ит-кай с виноватым выражением морды прилег рядом, приобнял и стал успокаивать: гладить, массировать, ласкать, говоря что все хорошо, и будет еще лучше, но немного позже, когда у нее заживет и они снова соединяться в экстазе секса.

Через несколько дней у нее все действительно зажило благодаря различным мазям и лекарствам Ит-кая. Теперь ее вагина была достаточно жадной, чтобы проглотить огромный член киуна.

Ит-кай начал учить ее игре на своих музыкальных инструментах: мандолине, что-то вроде гитары и еще один инструмент подозрительно похожий на контрабас. Музыкального слуха у Насти не оказалось, поэтому через несколько месяцев обучения, она могла только мелодично перебирать струны тирын (местная гитара), да напевать стихи, собственного сочинения, или читать баллады местного фальклёра. За то время, что Анастасия жила на содержании у Ит-кая, она несколько раз виделась с Атлу. Тот приходил на день-два, а потом уходил и приходил где-то через три недели. Однажды Атлу недвусмысленно намекнул на секс, но Настя отшила его. С тех пор у Атлу всегда был жалкий вид побитой собаки. Он стал реже приходить, и при каждой встрече Анастасия равнодушно игнорировала волка. Прожив чуть больше года в таверне, Настя многому научилась: как ставить силки, разжигать костер, строить шалаш, играть на тирын, выучила много песен, баллад, мифов и легенд. Ее совершеннолетие отпраздновали бурно, Настя первый раз в жизни напилась.

Орк с каждым днем все более злобно пыхтел вслед проходящей мимо девушки, в его взгляде копилась ненависть. Ит-кай несколько раз ругался с хозяином, грозил выдать его властям империи, тот в ответ обещал убить киуна, но разошлись они вполне мирно. Видать просто пар выпустили. Жизнь Анастасии налаживалась. Но в один прекрасный день все рухнуло.

Часть восьмая.

Это произошло вечером, после ужина. В таверне никого не было кроме Насти с Ит-каем и орка с обслугою. Так бывало довольно часто. Киун с хозяином опять поругались: стояли друг напротив друга, орали, брызгали слюной, махали руками. Анастасия поморщилась и осталась сидеть, у нее с Ит-каем был запланирован секс, и она ждала, когда тот, как обычно, поставит орка на место, и они смогут отправиться и разрядиться на широченной кровати киуна.

У орка как всегда на левой руке были одеты его боевые когти, этакий каркас, внутрь которого продевалось запястье, пальцами обхватывалась рукоять внутри конструкции, к внешней стороне которой, там где костяшки кулака упирались в перекладину, крепилось три кинжальных лезвия, что-то вроде когтей хищника. Неожиданно, этот всегда трусливый орк, сделал глубокий выпад и пронзил живот Ит-кая когтями. Тот даже не попытался увернуться — настолько нападение было неожиданным и стремительным. Орк повел когти вверх, распарывая живот, потом резко дернул по диагонали вниз и вправо.

Брызнул веер крови. Ит-кай молча, согнулся, сизые, дымящиеся кишки выпали на пол. У Насти от ужаса перехватило горло. Потом неотвратимо в горло ударила рвота, и ужин извергся на пол. Только теперь Настя смогла закричать. Отчаянно. Как попавшая в волчий капкан лисица. Анастасия знала, что никто не придет ей на помощь. Тем не менее, она попыталась убежать....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх