Начало бесконечной ночи

Страница: 1 из 4

Я сразу понял, что что — то не так, но не сразу — что именно.

Вечеринка подходила к концу и я уже порядочно набрался. Все парни, которым сегодня повезло, уже жали девочек по темным углам, остальные ютились на кухне и в коридоре, допивали пиво и провожали тех, кто уже уходил. Мне как-то всё было лень. Я курил одну за одной, тянул последнюю банку уже порядком согревшегося пива и скучал. Девчонки тут были скучные, все одинаковые и очень вялые — что им не скажи, на всё либо молчат, смотрят куда-то мимо тебя и всем видом показывают, что им это не интересно, либо ржут, если сказать что-нибудь по-пошлому смешное.

Толя попросил моих сигарет, я угостил. Он присел рядом, на комод в коридоре. Входная дверь была уже распахнута настежь — хозяину надоело закрывать за каждым уходящим. Мы просто курили и совсем не разговаривали.

 — — Можно сигарету? — — подошла какая — то девчонка.

Толя встрепенулся, дал сигарету, прикурил. Они о чем — то заговорили. Я на них даже не глядел. Я думал, что теперь далеко идти по темному городу. Не страшно, конечно, просто лень. Эта апатия — уже тревожный признак.

Тут рядом я услышал звонкий смех.

Я повернулся и обнаружил, что смеется эта девушка, неловко примостившаяся на краешке комода. Толя что — то энергично рассказывал, а она хлопала в ладоши и смеялась — тоненько и очень мило. Я подвинулся, чтобы она могла сесть поудобнее.

 — — И вот он и говорит: а давайте прыгнем! и все ка-а-к прыгнули, и лифт застрял!

 — — Ха-ха!

 — — Вот дураки — то! И мы опоздали на пару на час!

Толя нес какую — то чепуху, но ей это кажется нравилось. Я внимательно наблюдал — она все время улыбалась, вовремя смеялась, вставляла простые вопросы и комментарии, в общем, делала всё, чтобы рассказчику было комфортно. Она была очень хорошим слушателем.

Такой и должна быть женщина. Уметь поддержать мужчину, ободрить его. Уметь принять, вовремя повернуться в постели, когда нужно — взять инициативу в свои руки — ненадолго. Все для того, чтобы мужчину чувствовал себя активом, сверху, самцом, остряком...

Я поймал себя на этих мыслях и мне стало гадко. Я считал себя прогрессивным и современным, не верил во всю эту ерунду, в неравенство полов и прочее. Но все же...

 — — А что твой приятель все молчит? Или он тут так сидит, а ты его не знаешь? — — девушка спросила это как бы между прочим, как раз вовремя. Толя сразу ответил:

 — — Да это Серега. Он грубоват просто. Так слушай дальше...

Я ничего не сказал. Затянулся поглубже и украдкой поглядел на девушку. Поймал её взгляд.

Мне показалось, что она покраснела. Взгляд её тут же обратился на Толю и снова стал задорным и веселым.

Я был уверен — она смотрела прямо на меня и явно была довольна, что я заметил это.

 — — Лан, я отойду, м? — — она сверкнула глазками, как раз во время малюсенькой паузы в речи Толи, и ушла, покачивая бедрами в узких джинсах.

Я закурил новую.

Толя что — то весь разгорячился. Он попросил ещё одну и спросил:

 — — Классная, да?

 — — Хм! — — многозначительно ухмыльнулся я. — — Понравилась?

Толя зарделся ещё больше:

 — — Ну классная же.

 — — Пожалуй. Только это он.

Толя засмеялся и сразу осекся — вспомнил, что говорит не с кем — нибудь, а со мной.

Я заметил не сразу. После того, как он начал стрелять в меня глазками.

 — — Да ты что шутишь? Нет? С чего ты взял то?

Я молча ткнул пальцем себе в шею, указывая на кадык. Толя притих.

Девчонка вернулась через минуту. Она кокетливо уселась и приготовилась слушать дальше. Но Толя не спешил продолжать разговор — маленький, очень маленький, но всё таки бугорочек на шее, явно выдавал её. Да, перед нами был очень красивый, очень искусный, источающий настоящую женственность и обаяние, но парень.

Толя что — то забормотал и быстро ушел, сначала в туалет, а потом и вообще. Это сидело на комоде грустное и поникшее.

Я же сидел как сидел — молча и спокойно.

Потом решил таки взглянуть на неё — или него — и увидел, что она корчит мне смешную рожицу. Это мне очень понравилось и я спросил:

 — — Хочешь пива?

Мы ушли только через два часа. Она рассказала мне несколько смешных историй из института, я несколько — с работы. Мы познакомились — она назвала себя Мариной. Мне было как то все равно, что она не девушка, в узком смысле, а ей было все равно, что я это знаю, а мне тоже было все равно, что она знает, что я знаю. Так и говорили.

Я получше её рассмотрел — у неё были длинные русые волосы, маленькая, другого слова не подобрать, фигура. Изгибы этой фигуры явно отдавали женскими гормонами — у парней таких не бывает.

Мы обменялись телефонами и она пошла в метро, а я — дворами, домой.

Снова мы встретились на такой же вечеринке, через неделю. Общаться с этим существом мне нравилось все больше и больше — она легко поддерживала беседу со мной, не слишком многословным грубияном.

Мы болтали о какой — то чепухе, сидя на кухне, когда туда вошел в стельку пьяный хозяин — Вова — и почти такой же Толя. Они гоготали и матерились.

Мы засмеялись — они были очень смешными. Вова оскалился и подошел ближе, но тут узнал Марину.

 — — А, это ты, пидарок.

Это было очень неожиданно и очень противно. Толя гадко засмеялся — явно его работа. Они уселись напротив нас и продолжили свою похабную беседу. А Марина как — то сразу замолчала и перестала улыбаться. Я молчал, но, сам не знаю почему, начал злиться.

Вова рассказывал, как не далее чем вчера трахал какую — то путану на этом самом столе. Он показал, как именно она лежала и что именно он засовывал ей в дырки. Толя веселился. Я молчал.

 — — А тебе, я вижу, не нравится? Не любишь слушать, как баб трахают нормальные мужики?

Марина пожала плечами и встала, собираясь уходить.

 — — Нет постой! — — Вова схватил её за руку. Я вдруг почувствовал, как подо мной зашатался стул. Вова продолжал:

 — — А может, ты хочешь, чтобы я тебя тут так отимел? Ну? Угадал да?

Тут я зачем — то ударил его по лицу. Он сразу отпустил Марину и очень подозрительно на меня уставился. Толя раскрыл рот. Выглядели они очень глупо и я даже усмехнулся. Потом взял Марину за руку и вышел оттуда.

Вслед нам Вова крикнул:

 — — Офигеть, пидары несчастные!

Я тут же развернулся, но Марина поступила здесь странно: выдернула свою руку из моей, довольно крепко стукнула меня в плечо и кивнула на дверь. Я вышел вслед за ней, стараясь игнорировать издевательские крики хозяина и сердечные просьбы больше не заявляться. Обоим.

В лифте она вдруг заговорила:

 — — И что это такое, а?

 — — В каком смысле? — — я вдруг очень смутился.

 — — Что это за приступ мужественности?

Лифт остановился, мы вышли из подъезда и пошли по улице.

 — — Я тебя спрашиваю? Ну?

 — — Ну... Хамло он.

 — — Ты тоже! и что?

 — — Он тебя схватил.

 — — Да что ты придуриваешься! Все понимаешь ведь! Возомнил себе невесть что! Мне твоя опека и защита не нужна, я тебе не девочка, а ты не мой парень!

Я остановился и внимательно посмотрел на неё: очень уж это было глупо. Но Марина явно очень злилась. Она выругалась, развернулась на каблуках и убежала.

В следующий раз мы встретились уже наедине. Она сама позвонила и предложила погулять.

Это был парк победы, и мы действительно там гуляли. Я не мог отделаться от мысли, что мы просто вылитая ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)
наверх