Как я провел лето. Часть 1

  1. Как я провел лето. Часть 1
  2. Как я провел лето. Часть 2
  3. Как я провел лето. Часть 3

Страница: 2 из 4

чем речь.

Сели в кружок на одеялах, Зура принес карты и маленькую металлическую трубочку. В трубочку забили какой то зеленый пластилин, и все по очереди затянулись густым сладким дымом. Я, естественно, закашлялся, и Арик с Зурой дружно хлопали меня по спине. Через несколько минут мне вдруг стало легко. Страшные мысли и сомнения ушли, стало весело.

Играть решили на желание. Первым проиграл Андрюха. Посовещавшись, мы решили, что он должен танцевать. Арик и Зура взяли пустые пластиковые ведра с стали аккомпанировать на восточный манер, подбадривая танцора. А Андрей, которого, видимо, хорошо накрыло, начал кривляться и изгибаться под эту музыку. Он был чуть-чуть полноват, его округлая задница, животик и грудь тряслись в такт движениям. «Падажди, падажди, сказал Зура. Тебе нужен костюм. С этими словами он привлек к себе Андрея, и стал закатывать его семейные трусы так, что скоро из них получилось не пойми что — веревки на бедрах, а Андрейкина белая задница оказалась почти полностью открыта. Мы все покатились со смеху, включая самого Андрея, и он еще пару минут двигал бедрами, плечами и тряс попой под музыку безумных барабанов.

В следующем кону проиграл Зура. Андрей и Арик вдруг предложили, чтобы Зура провез меня на плечах 3 круга по всей крыше. Я попробовал отказаться, так как был до сих пор не уверен, что мой член не выскакивает из трусов, но это оказалось бесполезно, так как от смеха мне было трудно связать и три слова.

Зура надел трусы, подхватил меня своими ручищами, перекинул через плечо и понёс, придерживая руками за бедра и ягодицы. Боясь, как бы он меня не уронил, я вцепился в его плечи и руки, и в такой нелепой позе мы побежали... Меня трясло и его плечо сильно упиралось в живот, так что я с трудом мог дышать. Еле выдержав минуту я заколотил его по спине, умоляя отпустить. Он остановился и осторожно поставил меня на землю рядом с какой-то постройкой, вроде вентиляционной или лифтовой шахты, при этом, как бы случайно сжав руками мою попу. Я уселся на пол, делая вид, что у меня болит живот, на самом деле, в основном пытаясь скрыть свой отчаянно торчащий член.

— Вай, что, сломал? Дай пасматрэть!

Он опустился рядом со мной и стал отрывать мои руки от живота, изображая доктора. Увидев бугорок на моих трусиках, он сделал большие глаза и замахал руками:

— А... Тяжелый бальной, слушай, операция нада делать!

Мы вместе засмеялись, хотя я по прежнему чувствовал стыд. И тут я заметил, что и в его трусах происходит нечто необычное! Но если у меня это выражалось в 10-сантиметровом торчке, то у Зуры чтото толстенное оттопыривало его свободные длинные трусы аж на уровне бедра! Заметив мой взгляд, солдат оттянул резинку трусов, заглянул под нее, и опять сделав большие глаза, чем очень меня развеселил, сказал:

— Ай, слюшай, брат, я тоже ранен. Эта, вывих у меня. Доктор нужен!

Он привстал на коленях, и попытался рукой «вправить» вывих через трусы, покачав бугор в разные стороны.

— Помогай, брат!

Я не знал, что сказать. Мой взгляд был прикован к его трусам, а язык прилип к нёбу. Восприняв моё молчание как готовность «помочь», Зура стал медленно, изображая страдание на лице, стягивать с себя трусы. Сначала показались густые черные заросли, в которые переходила волосяная дорога с живота, потом, как мне показалось, толстенное основание члена. Он смотрел мне в глаза, а я, сгорая от стыда, не мог отвести взгляда от этой новой для меня картины. Наконец, когда он стянул резинку достаточно низко, его уже вовсю напряженный членище освободился из пут, мягко спружинил и, шмякнувшись об живот, закачался перед моим лицом. Он показался мне огромным и очень красивым. Хотя сравнить мне было не с чем, думаю, он действительно был немаленьким, с округлой головкой и крупными подтянутыми яйцами.

Пауза длилась не меньше минуты. Я испытывал дикое желание сделать что-нибудь, потрогать его, или сказать чтото остроумное, но я был парализован как кролик под взглядом удава. Наконец, Зура быстрым движением натянул трусы, несильно пихнул меня в грудь кулаком и сказал что-то вроде: «а, с тобой в разведке пропадешь, не можешь корешу в беде помочь!» Засмеялся, подхватил меня на руки и побежал дальше. Я не стал сопротивляться, только обнял его за шею и прижался щекой, тайком вдыхая запах пота и молодого тела, который теперь определенно нравился мне.

Когда мы вернулись к Арику с Андреем, они лежали рядом и о чем то тихо переговаривались. Мы сделали еще по затяжке из трубочки, которую приготовил Арик и поржали над анекдотом, рассказанным Андрюхой. Потом разговор как-то сам собой стих. Солнце припекало, меня потянуло в сон. Я прижался щекой к горячему одеялу и закрыл глаза. В мыслях проплывали новые впечатления: необычное ощущение от близости мужского тела, притягательный вид стоящего члена.

Я вытянулся на одеяле, приятно прижавшись пахом к горячей поверхности, и задремал. Проснулся я от сдержанного шёпота. Приоткрыв глаза, я увидел в метре от себя мускулистую волосатую спину Арика, который лежал на боку, его ноги сплетались с гладкими светлыми ногами Андрея, который расположился к нему спиной. Я заметил, что они не спят. Не подавая виду, я стал наблюдать за происходящим. Арик лежал опершись на руку, а свободной рукой прижимал к себе и гладил Андрюшку по животу и по груди, тот сучил ногами и вертелся, сдавлено хихикая.

— Ты мне корефан?

— Ага...

— Давай?

— Нее...

— Ну дай, не ссы... Вай, какой ты хороший, красивый... Не бойся!

Арик сильно прижал пацана к себе и что-то зашептал ему на ухо.

— Он не спит, услышит!

— Спит! Давай!

— Ну давай, только тихо!

Арик быстро стянул с Андрюшки его трусики в цветочек, и приспустил свои черные длинные солдатские трусы. Он плюнул себе на ладонь и, видимо, смочил слюной свой стоящий член. Потом просунул член между сжатых ног пацана.

— Вай... харашо... сладкая попа, прошептал он, и стал медленно двигать крепкими волосатыми ягодицами вперед и назад.

Вдруг я ощутил на своем бедре руку и догадался, что это был Зура. В голове снова возникла борьба противоречивых желаний. Я зажмурил глаза, вздохнул, и... сделал еле ощутимое движение навстречу ему, выгнувшись спиной.

Он тут же понял его, придвинулся ко мне, прижался, и стал медленно гладить меня рукой по бедру, по руке. Затем его рука скользнула на мой живот, мягко прошла по плавкам и застыла на ягодице. Он стал потихоньку сжимать и гладить мою попу через плавки, его дыхание, которое я чувствовал шеей, участилось. Не в силах больше сдерживать свое желание, я прижался к нему еще сильнее, почувствовав, что мне в спину упирается что-то теплое и твердое. Я уже знал, что это. Не открывая глаз я развернулся лицом к солдату и прижался лицом к его мускулистой груди. Он обнял меня, стал гладить по всему, до чего мог дотянуться, а я хотел только одного, чтобы он не останавливался, потому что знал, что на большее уже не решусь.

Так мы лежали, он прижимал меня к себе и ощупывал мое тело, забираясь рукой под резинку плавок, и даже проводя пальцами по промежности, что вызывало у меня совершенно новые ощущения возбуждения и стыда одновременно. Потом он взял мою безвольную руку и положил ее на торчащий вверх над резинкой трусов член. Я все еще не мог открыть глаза, и был как слепой, который изучает мир на ощупь. Я стал ощупывать его ствол, а чтобы мне было удобнее, он оттянул резинку трусов вниз, зацепив ее за яйца. В моем распоряжении оказался настоящий мужской член! Я провел ладонью по стволу вниз, помял яйца, снова вернулся к головке. Зура потихоньку подвинулся повыше, чтобы мне было удобнее проводить своё исследование. Я обхватил его член рукой и попытался подрочить. Зура издал не то стон, не то рычание, отчего я испытал настоящий восторг. Я играл на этим огромным и сильным теле, как на музыкальном инструменте, и оно отзывалось на мои манипуляции.

Я опасливо обернулся, вспомнив, что мы не одни, и увидел, что Арик уже лежит на спине,...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх