такая традиция у нас была

Страница: 1 из 2

Такая у нас традиция была: в конце лета уезжать на недельку, втроём, на дальнюю рыболовную базу. Там мы брали лодки и забивались в самую глушь, на острова, где ловили рыбу, пили водку и балдели от общения с природой. О нашей традиции в конторе знали все и открыто завидовали. В этот раз даже поступили предложения от некоторых наших дам: — А возьмите нас с собой! Сначала в шутку вроде, а потом уже и вполне серьёзно. Колебались мы недолго. Дамское общество в этих отшельнических условиях представлялось привлекательным и сулило кое-какие известные удовольствия. Собственно говоря, из трёх не обременённых семейством дам, которые вызывались нас сопровождать, две особого интереса не представляли, но третья, Антонина, была очень и очень. Антонина отличалась весёлым, разбитным нравом, симпатичной мордашкой, стройной фигурой и шикарной грудью полного четвёртого размера. Кроме того, не прочь была выпить и быстро пьянела.

 За пару дней до выезда  Рустам, Вовка и я собрались на рабочее совещание и после третьей принялись с увлечением фантазировать о грядущих перспективах на острове. После пятой было решено раскрутить именно Антонину на хорошенькую такую групповушку. А двух других отправить спать в отдельную палатку.

Увлечённо обсуждая детали, мы вдруг сообразили, что в полном мраке, ночью, в палатке, групповушка будет неполноценной, поскольку ни хрена не будет видно. А это лишало половины удовольствия. Поэтому было решено прихватить с собой хотя бы свечу.

 Самое смешное, что всё действительно реализовалось наилучшим образом.   Через три дня мы втроём, на трёх лодках, уже плыли по извилистым протокам, выбирая место для лагеря. Дамы должны были подъехать через два дня и всего лишь на сутки. Афишировать наше совместное предприятие в конторе не следовало.

Нашли отличный бережок, поставили палатки, разожгли костёр и налили по первой. В последующие полтора часа, пока не кончилась дневная норма водки, мы обсудили все возможные сценарии и виртуально оттрахали нашу Антонину вместе и по очереди во всех возможных вариантах. После чего отправились спать.

Два дня пролетели быстро. Ловили рыбу и раков, собирали грибы, натаскали сена под палатки. Готовились, словом!

 На третий день кинули на пальцах, кому ехать на пристань за дамами. Упираться на вёслах нужно было час, не меньше. Повезло мне, я оставался на хозяйстве.

Время тянулось медленно. Я уже и уху сварил, и дров припас, а их всё не было. Наконец, из-за дальнего поворота выползли две лодки. Едут!

Уже издали я различил, что вместо пяти человек в лодке только четверо. Очевидно, одна дама соскочила в последний момент. Лишь бы не Антонина! Когда они приблизились, моему удивлению не было предела. Соскочили, оказывается, обе наши второстепенные дамы, зато одна прибавилась: Лена Кондратьева. Вот уж кого я не ожидал тут увидеть. Мать семейства, примерная супруга, у которой и разговоров то было, что про борщи, детские прививки и её гениального мужа Мишу, доцента, преподавателя сопромата. Я с ней общался мало, мы были на «вы».

 — Не выгоните? —   неловко улыбнулась Лена, когда я помогал ей выйти из лодки.

 — Ну что вы, Лена! Добро пожаловать! — поспешил заявить я, невольно впервые пытаясь оценить её  как сексуальный объект. Вроде ничего, сиськи есть, жопа на месте. Только выражение лица какое-то постное. Забитая бытом обычная женщина.

Ну да бог с ней! Антонина, выпорхнувшая из лодки как птичка, видя мой обескураженный вид, успела шепнуть: — Она сама напросилась, я не виновата!

 День выдался жаркий, для начала полезли купаться. Конечно же, купальник на Лене был закрытый, но то, что можно было разглядеть и додумать, действительно было ничего. Зато Антонина! Чистые тебе «Спасатели Малибу»! Её бикини больше напоминал две треугольные почтовые марки вверху и одну  внизу. Шикарные сиськи выпирали из купальника по бокам, а посредине образовывали такую глубокую ложбинку, что туда хотелось спрятаться и там жить. Искупались, набросились на уху. Помимо солидного запаса  водки у нас, ради такого случая, была заначена бутылочка «Мартини». Пополам с водярой, для дам — самое то! Лена, как и следовало ожидать, только пригубила. Антонина лихо опрокинула три стопарика и очень развеселилась. Она заявила, что снова хочет купаться, на краю воды на бегу сдёрнула прочь верх купальника и, мелькнув  сиськами, плюхнулась в воду. Два моих кореша, тут же потеряв самообладание,  последовали за нею. Все втроём они поплыли через пролив, на остров, метров за 100.

 Я остался. Во-первых, бросаться втроём, как кобели за сучкой, было несолидно. Во-вторых, оставить даму, даже такую не слишком сексапильную, как Лена, одну, было просто невежливо. В-третьих,  я давно убедился, что выдержка, терпение и показное равнодушие в общении с женщинами часто приносят больше пользы, чем суета и выпрыгивание из штанов. Я налил нам ещё по рюмочке и стал иронически комментировать происходящее.

 А происходило следующее. Наша троица доплыла до острова и остановилась на мелководье. Остров этот представлял собой болотистый, топкий бережок, поросший стоящим в воде кустарником. Там не то, что трахаться, там даже ступить было некуда. Они  с  визгами побарахтались там пару минут, издали я даже видел, как из воды моментами выныривали голые сиськи Антонины. Было понятно, что они хотят её полапать, а она не даётся. Потом Вовка вдруг поплыл обратно. Он был зол и растерян. Резвясь в воде, Антонина смахнула с него очки и их тут же втоптали в илистое дно. К счастью, у него были запасные. Дальше продолжалось в том же духе. Периодически добавляя по стопарику, Антонина веселилась и динамила моих корешей до вечера. Дразнила сиськами, предлагала сыграть в бутылочку, в карты на раздевание,  потом отказывалась целоваться и раздеваться, словом — вела себя недостойно!   Я же неизменно сохранял равнодушное спокойствие и преувеличенно галантно общался с Леной. Похоже, Антонину это слегка раздражало.

 В сумерках, когда снова уселись у костра, все уже были порядком вымотаны. Особенно Рустам и Вовка. Тщетная погоня за сиськами их утомила. Да и пять  километров на вёслах  тоже, не хухры-мухры. Последнюю рюмку допивали уже в темноте. Лена первая ушла спать в дамскую палатку. Мы посидели ещё, но веселье быстро сходило на нет. Через полчаса мы вчетвером тоже отправились спать. Но уже в нашу, мужскую палатку. Вроде бы и наступил долгожданный момент, но настроения  было не то. Перегорели! Да и спать реально хотелось. Улеглись в затылок друг — другу: Рустам, потом я, Антонина и Вовка. Этот лицом к Антонине. Луна ещё не взошла, в палатке стояла тьма, что называется — кромешная. Я лёг в плавках, Антонина перед сном переоделась в халатик. Поначалу Вовка  вроде пытался  подлезть к Антонине, но она его послала. Типа, иди в жопу, я спать хочу! Вот гадюка, динамила, динамила, а теперь спать хочет! Минут 10 было тихо. Ни храпа, ни сопения. Но присутствовало ощущение, что никто не спит. Вдруг  Антонина медленно завела руку назад и стала меня нащупывать. Так же медленно я поймал её руку, она потянула мою к себе и уложила  на грудь. По-моему, моя тактика сработала. Я тихо и осторожно принялся массировать мягко-упругие, обильные сиськи Антонины. Мой член тут же встрепенулся и вскоре уже торчал, упираясь ей пониже поясницы. Снова задвигалась её рука, Антонина подтягивала халатик повыше, обнажая попу. Потом чуть придвинулась ко мне. Намёк был прозрачен. Я направил член в нужном направлении, нащупал вход. Там было мокро. Так же медленно и бесшумно я погрузил член  в горячее, скользкое влагалище. Всё это происходило в полнейшем молчании и полнейшей темноте. Чувство осязания заменило сейчас все другие чувства. Моё естество сосредоточилось исключительно в головке члена, медленно скользящего взад и вперёд внутри женского тела. Это было необычно и очень возбуждало. Мы были похожи на заговорщиков, участвующих в тайном сговоре.

 Впрочем, вскоре что-то начало меняться. В палатке наметилось  невидимое ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх