Анечка,как это было...

Она ощущала сладкое чувство: что-то пульсируююще... надавливающее... что-то, что усиливало тяжелое дыхание... теплое прикасание к ее груди, глубокие и быстрые движения... еще немного... еще совсем чуть-чуть... еще пару движений... легкое забвение... она проснется..

 — сон. но какой..

Было теплое летнее утро. Полуденное солнце играло зайчиками на запуташихся слегка непослушных темноватых локонах, аккуратно спускавшихся ниже плеч. Особых забот не было. Обыденные дела унеслись куда-то прочь, все казалось милым и ласковым, удивительно добрым, молодым и интересным. Все, все сейчас было хорошо. Не конкретные, но важные и необходимые мысли скользили в голове...

Усевшись на подоконник, она аккуратно открыла окно: влажный воздух и свежесть мгновенно послали прилив сил, что-то шептал ветерок... что-то прежнее, светлое и радостное вернулось в ее настроение: звуки глухого лая бродячих собак, горький привкус на языке, прозрачно-серые кубики облаков, сливающиеся со свежестью неба... и такая неисправимая безмятежность и страстное звериное желание..

Опустившись на пол, и пройдя пару шагов, она остановила свой взгляд на зеркале, отражавшем ее в полный рост: перед ней стояла девушка 18-ти лет, розовые сосочки выделялись на ее полупрозрачном белье, что безумно приводило ее в восторг: довольная улыбка разливалась на ее лице.

Часовым стрелкам давно уже стало тесно бегать в колесе. Усталость от нечего-неделанья немного утомила ее, она начала флегматично расхаживать взад-вперед, и в конце снова рухнула в кровать молча лежа, уставившись в потолок. Казалось, она ожидали чего-то очень важного. От утомляющей скуки и бездействия у нее не было отпало желание заняться чем-либо важным, а простые дела ее не увлекали. Она снова уснула.

Не успев погрузиться в мир грез достаточно глубоко, ее разбудило легкое вибрирование-кто-то звонил. В замешательстве она схватила телефон, раздался невыносимо родной и нежный голос. — Нет, все впорядке, немного приболела, но все будет хорошо. Спасибо. Увидимся.

Перебившийся сон, привел ее в чувство бодрости, усиливая все тоже звериное желание, что так мучило ее с утра.

Одев летнее короткое и слегка разлетающееся темненькое платье, ее локоны невероятно красиво рассыпались на ее спине. Не зная, куда себя деть она вышла на аллею сада, по дорожкам в спешке бегали люди. Это был обычный рабочий день, и наверное среди всего движешегося движения потока людей, только она чувствовала себя уютно, чему немало способствовала солнечная и теплая погода начинающегося бабьего лета.

Со временем погода утомила ее. Она уже думала возвращаться домой, как вдруг встретила парня. Он звонил ей утром. Обрадовавшись, она игриво, словно игривый щеночек бросилась к нему на встречу.

Макс дружелюбно прижал ее к себе, она ощутила его «специфическое"приветствие ниже пояса. Испугавшись она оттолкнула его слегка. Поняв, что не так, он перешл на дружеский тон, и предложил (узнав, что она ничего не ела) накормить ее. Ему было приятно идти и деражть ее за руку, он давно зверски хотел ее, но так как был ее другом, он не мог позволить себе что-то большее.

Зайдя к нему домой, она игриво уселась на кухонную стойку. Сделав кофе и дав ей аппетитную булку, стал рассматривать ее. Она была великолепна во всех своих движениях. Ем нравилось как она поправляет свое платье, опуская пониже, чтоб не было заметно ее трусиков, или смахивает крошки, которые случайно попадали в лифчик.

Насладившись булкой, допить кофе ей не представлялось, не выдержав он подошел к ней и осторожно коснулся ее ноги, поднимая руку ближе к трусикам.

В тот момент, мир рассыпался на ее глазах. Все предыдущие отношения с другом уже начали казаться пустой фантазией, самовнушением, простой припиской к действительности, которая на самом деле была обыденна и примитивна. Она давно замечала, как на нее смотрит ее друг, но ведь ей так хотелось побыть просто друзьями. День перемешался с утром как кофе с молоком... Она начала хныкать и бороться, прося оставить ее, он отпустил ее и она заплакано, с взглядом обиженой девочки побежала к выходу.

Он хотел ее остановить, понимая, что это «его шанс», он не может просто отпустить ее, ведь он так долго терпел. Догнав ее, он прижал ее к стене, зверско порвал трусики, быстро снял платье. От мысли, что перед ним она, которую так давно хотел, и вот-он держит ее-его Анечку, такую голую, заплаканую, он просто сходил с ума. Взяв ее за попу, он попытался поцеловать ее в губы, но тут же почувствовал боль — она укусила его.

Он уложил ее на кровать, и навалился на нее и хотел уже начать ее трахать, но она так умоляла его не делать этого. Он понял, что не сможет сделать этого, если она этого не хочет. С невероятной трудностью он слез с нее. Он и вправду очень любил ее, понимая, что сейчас она наверняка уйдет, и скорее всего не будет с ним общаться, он уже перестал надеяться на что-либо, и вернулся в реальность. Он никогда не переспит с ней, никогда не ощутит все прелести ее бурной фантазии в постели, никогда не дотронется до ее сладких сосочков, не ощутит ее голую, такую благоухающюю сверху лежащюю на себе.

Анечка, уже стала в попыхах хватать свою одежду, чтобы поскорее убежать. Но тут к ней вернулось утренеее настроение, со всеми его запахами, вкусами, и непонятным звериным ощущением из того сна, который приснился. Она вернулась в спальну. Она обняла его и прижалась так сильно, как могла, она не хотела уходить, и рассказала, что не может, потому что она девственница..

. Она обняла его за спину, и обвила ногами, и тогда уже точно он не стал ждать, когда она в очередной раз захочет убежать. Он просто резко вошел в нее. Она закричала, но он уже не смог остановиться.

Конечно ей было немного больно, но его ласки возбудили ее до предела, она хотела ощутить его член еще раз, слегка касаясь ее груди своим язычком, она чувствовала его член, который колом упирался в ее киску, и вот он снова слегка раздвигая ее ноги, и вошел в нее сзади, запахи вкусы переплились, его звериный инстинкт проснулся, он начал жестко трахать, весь рычя от удовольствия, а она извивалась под ним со стонами и криками, как же приятно!!..

Поднимая, легонько, она обнимала его руками, он сунул ей пальчик в рот и закричал. она немного прокусила). целовал ее в губы и наслаждался ею, лаская, ее пальцы сжимались на его спине, снова и снова она начинала стонать, успокаиваясь, он поцеловал ее приподнимаясь, и сунул свой член ей в ротик, она пару раз прошлась по нему губами, со стонами от наслаждение, она стала на четвереньки и он снова вошел, потом упоскоился и снова... и снова...

Теперь он мог исполнить все свои желания из мира грез, он мог ее изтрахать. Жестко. Ярко. Так, как он давно хотел.

Она хотела еще и еще, он это видел и снова входил в нее, прижимая к стенке, двигаясь очень быстро, а она снова получала максимум удовольствия, эти движения сводили его с ума, он прижимался к ней всем телом, обнимал ее, кусал, рычал, держал за попу, целовал, облизовал,,ласкал, был просто вне себя от кайфа... Они закончили.

Он стал извиняться, что-то шептать ей, он исполнил то, что так давно хотел. Он целовал ее грудь, живот, шею... его член вновь становился твердым, он потрогала его рукой, поласкав... направила его в себя, он входил в ее киску снова и снова... и начинал вновь медленно двигаться в ней... она постанывала, целовала его, охватывала ногами... заставляла меня двигаться быстрее, ей хочетелось быстрее и глубже. Они оба кончили вместе. Снова.

Они долго лежали вместе обнявшись. Они были в мире своих исполненных теперь уже желаний. Она хотела уйти, ей было противно, что она сделала. Ведь она так стремилась быть в образе милой, послушной девочки. Макс конечно побежал за ней в след, извиняясь, но она ушла..

На следующее утро, он проснулся от приятных ароматов разливающихся по всей квартире. Кофе... она варила кофе... только она и он... вместе... мысли снова улетали, он терял голову, он видел ее, в одном белье и чулках, не вульгарном, как это часто случается, а воистину красивым, таким каким парень может увидеть свою идеальную девушку своей мечты (немного развратную, обворожительную, милую, слегка похожую на щеночка, чтобы можно было заботиться и чувствовать свое превосходство над ней).

Он подошел к ней обнял ее, она почувствовала его тяжелое дыхание, он хотел ее снова, взял ее за руку, опустил на стол, нагнулся над ней, он чувствовал, она тоже любит его, он видел в ее глазах желание: звериное, страстное, импульсивное. Он поддвинулся ближе, он чувствовал, как она уже текла, гладя ладонью в ее трусиках, приближаясь своим членом. Выжидая время, он мучает и играет с ней.

Но желание подождать еще чуть-чуть, берет слабость, он мнет ее попку (ммм какая у нее попка, упругая и смуглая, ведь она вся такая сладкая, загорелая и кудрявая, с внешностью латиноамериканки, многие и мечтать только о таком могут), избавляется от трусиков. И тут она не выдержила. Снова в попыхах нервно расстегнула молнию, спустила штаны (его член... эти невероятные 20 см, упругий и громадный), убедившись что Макс серьезно настроен заглядывает ему в глаза (в его карие глаза, и четко уложеные от природы короткие волосы, (можно было подумать что он специально харахорится, но это не так) его идеальное тело, не накаченое, но и не худое) он приподнял ее, прижал к холодной стенке, поцеловал шею... губы... обнял по крепче... и медлено вошел, начиная непрерывные ритмичные движения.

Он знал, что она никогда не уйдет теперь от него, потому что она это его девочка.

Продолжение следует...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх