Верхняя рабыня

Страница: 1 из 2

Я прогуливалась по залу, разминаясь после последнего конкурса. Я — верхняя. Поэтому я отвечала прямыми взглядами на взгляды мужчин, а мой подбородок был гордо вздернут. На мне даже была одежда — блузка, плотно облегающая тело и короткая расклешенная юбочка. Блузка, конечно, скроенная по-особому — грудь в ней оставалась обнаженной, чтобы были видны кокетливые подвески — болтающиеся пушистые шарики, подвешенные к соскам на золотых цепочках. Такие же шарики болтались между бедрами, и каждому встречному было понятно, что зажимы закреплены и на моих губках. Я — рабыня, поэтому мою шею сдавливал изящный ошейник, и на лодыжках и запястьях были застегнуты не менее изящные браслеты. Ни к чему из этого не были прицеплены цепочки, поэтому я шла свободно, с интересом разглядывая окружающую обстановку.

Хозяева располагались на небольших диванчиках, расставленных полукругом возле подиума, принадлежащие им конкурсантки занимали свои места на круглых высоких подставках из стекла. Любую можно было рассмотреть почти со всех концов зала, где были расположены одноместные столики для гостей. Рабыням, стоящим на коленях на ковриках у ног, было сложнее, впрочем, им было и не положено разглядывать происходящее. Почти все рабыни, а кое-где и рабы, были нижними. А в конкурсе принимала участие и вовсе только одна верхняя — я.

Мы с хозяином не первый раз участвовали в ежегодном слете-конкурсе по Теме, и всегда боролись за первые места. Мое участие приносило неплохие деньги в нашу семью, и хозяйка всегда была очень довольна пополнению бюджета. Жаль только она не могла присутствовать — правилами разрешалось наличие только одного из хозяев, а в одном из четырех конкурсов было запрещено использовать страпоны и фаллоимитаторы. И так я никогда не участвовала в конкурсе наказаний, а это сильно снижало общее количество баллов, которые я могла набрать. Наказывать верхнюю можно только невниманием и неудовлетворением ее сексуальных потребностей.

Я невольно вздрогнула, вспомнив, как хозяева меня недавно наказали — никто мною не занимался пять дней. Мастурбировать тоже было запрещено, да и невозможно — днем, когда хозяева отсутствовали, и на ночь меня сковывали. Я плакала и умоляла подарить мне хоть немного внимания... Бр-р-р... Больше никогда не буду злить хозяев! Тем более, что наша семья очень дружная и мы очень любим друг друга.

Мысли мои порхали в головке, а взгляд автоматически отмечал все, что происходило вокруг. Многие рабыни на подставках не были еще освобождены после предыдущего конкурса — связывания. Тела в изломанных, причудливых позах представляли для заинтересованных взглядов аппетитное зрелище. Почти у всех рабынь рты были заняты или шариками, или рамками. И у всех, так же, как и у меня, соски были в разнообразных зажимах. Кстати на этом конкурсе мне досталось неслабое задание — мое тело всего лишь было пристегнуто за талию к шесту, к нему же высоко над головой были прикованы запястья поднятых рук, а ножки зафиксированы в полушпагате. Больше опор не было. А ведь главное в этом конкурсе — полная неподвижность. Многочисленные датчики, прикрепленные к коже в разных местах, фиксировали даже малейшее напряжение мышц. Жестко зафиксированным рабыням было гораздо легче. Но я справилась на отлично! Даже когда в мою пизденку вставили вибратор, а в попку — шарики, причем хозяин был обязан их все время вставлять и доставать. От работающего вибратора и двигающихся шариков, от которых мой анус то растягивался, то сжимался, я мгновенно потекла, но мужественно преодолела желание кончить. К счастью на лице датчиков не было, поэтому я закусила нижнюю губку, стараясь даже не шелохнуться. В результате — третье место! Для той позы, в которой я была зафиксирована, это был полный успех!

В первом конкурсе, когда мы просто дефилировали по подиуму обнаженными, в одних босоножках на высоченных шпильках и платформочках, я пропустила вперед только яркую пышногрудую брюнетку. К счастью, в последующих конкурсах она не блистала, так что, с учетом того, что конкурс наказания прошел без меня, мое четвертое место в общем зачете — очень неплохой результат. Тем более, что за второе и третье место мы уже получили 15 и 10 тысяч евро соответственно... Но главный приз — миллион! Я вся внутренне завибрировала, представив, сколько сексуальных вещей, сколько золотых утонченных зажимов и цепочек мои хозяева мне подарят! Если... Я поспешно отогнала непрошенные мысли — впереди последний, самый сложный конкурс, к которому не подготовишься и не натренируешься — там будут важны только собственные чувства и талант!

Чтобы не сглазить удачу, я принялась разглядывать конкурсанток и их хозяев. Не все рабыни занимали свое место на подставках. Вот одну наказывали — стек с кожаной петелькой на конце гулял по покрасневшей попке. Вот другая, совсем молоденькая нежная девушка, плакала, стоя на коленях у диванчика. Ее хозяин спорил с одним из гостей. Все понятно — ее продают. Точно — она на одном из последних мест и не играет никакой роли то, что ее продадут перед последним конкурсом и тем самым повлияют на настроение и желание. Бедняжка! То, каким взглядом на нее смотрит покупатель, подсказывает мне, что мало ей не покажется! Я немного задержалась послушать — оставит хозяин девушку на последний этап или нет? Было бы неплохо оказаться с ней в первой паре. Но нет. Мужчины ударили по рукам, и покупатель увел молоденькую рабыню на поводке. Ее маленькие грудки так трепетно мотались, когда мужчина дергал поводок посильнее! М-м-м... Хозяева иногда берут в аренду нижних. Не скажу, что я хотела бы иметь такую постоянно, но иногда забавно властвовать над нижней, заставлять ее ублажать себя, ну и подкладывать ее под хозяина...

Вот член жюри дерет в попку еще одну рабыню с жестко заломанными назад руками. По условиям конкурса каждый член жюри имеет право по разу поиметь любую конкурсантку. На меня спрос обычно небольшой — многие знают, что я, как верхняя, могу и пришпорить пяточкой, чтобы член интенсивней во мне ходил, и прокусить губу в порыве страсти, и впиться коготками, если руки не связаны. Сегодня меня поимели только один раз. Жесткий господин! Подошел, попросил хозяина разрешения трахнуть меня. А потом просто приказал лечь на диванчик и развести ножки. Я только и успела, что, взявшись за цепочки, прикрепленные к губкам, раскрыть свою пизденку перед ним. И он ворвался немедленно. Так и трахал — жестко — попеременно вставляя то в пизденку, то в попку, без ласк, к которым я привыкла, без того, чтобы дать мне иногда в ротик, чтобы я любовно обсосала соки и смазку. И не смотря на то, что кончила пару раз, я в последний оргазм, когда меня выгнуло, как следует вдавила ему шпильки в соски. Ушел ошеломленный новыми впечатлениями. Я хихикнула — не ровен час займет в следующем году место у коленей хозяйки — вон там среди гостей не редко встречаются госпожи с рабами.

Но прозвучал гонг, и я поспешила к хозяину.

Жребием мне выпало участвовать в перовой же паре. Хозяин раздел меня, снял зажимы, а потом вставил в соски колечки. Пробитые соски — непременное условие участия в конкурсе.

В это время на подиуме установили два помоста с разнообразными креплениями. Я украдкой взглянула на соперницу — по всей видимости, она не будет мне настоящей соперницей — ее явно смущало внимание многих глаз, устремленных сейчас на ярко освещенный подиум, где нам предстояло выступать в роли первых звезд.

Между тем хозяева отрегулировали помосты под свой рост, и мы с соперницей взобрались на них. В это раз в перовом туре нас поставили раком, на локти. Члены жюри защелкнули на наших локтях зажимы, такими же закрепили широко расставленные колени. Наши высоко вздернутые попки с отсвечивающими промежностями предстали полностью незащищенными для жадных взглядов. Затем к колечкам в сосках прикрепили цепочки и сильно притянули к полу, отчего каждой из нас пришлось ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

+8.6 (95)
21485
2
26 мая 2015
4
 
наверх