Военное приключение. Часть 2

  1. Военное приключение. Часть 1
  2. Военное приключение. Часть 2
  3. Военное приключение. Часть 3
  4. Военное приключение. Часть 4

Страница: 1 из 2

Серёгин вздрогнул и обернулся: нет, только показалось! В небе ничего не было, кроме облаков.

Войска ПВО на этой войне стали главными, и Серёгину страшно хотелось увидеть их в действии... Как вспучивается взрывом ракета где-то очень высоко... А ещё лучше увидеть огненный комок сбитого самолета над вот этими соснами, разодранного скорострельными ЗСУ.

Серегин удивлённо усмехнулся собственной кровожадности и побрёл через лес дальше.

Высокомерие зенитчиков его трогало мало. К их кухне был прикреплён его продаттестат, и Серёгин раз в несколько дней приходил сюда за сухим пайком, менял курево на спирт, пытался узнавать новости.

Первое время они шарахались от его обильной седины, пока не обрил голову, и сочувственно качали головами. Дело в том, что тяжело контуженный Серёгин не слышал ничего. Сам он пытался что-то орать собеседникам, но те, в сердцах махнув рукой, принимали-таки его бумажку с огрызком карандаша, чтобы что-то написать.

Серёгин привалился рюкзаком к сосне передохнуть, нашарил трясущимися руками комок бумажки в штанах, ещё раз посмотрел.

— мы скоро уходим дальше, тебе надо связаться со своими

— куда

— К Ла-Маншу

Шутники блин, Серёгин вспомнил, как выматерился написавший это лейтенант, слово «бля» он уже мог прочитать по губам...

До Ла-Манша было ой как далёко!

Серёгин шагнул на поляну и принюхался. Он ещё не успел находить тропинку к своему санаторию, и лесной воздух был насыщен сладким ароматом земляники, которую он топтал. Серёгин любил землянику, но есть её больше уже не мог.

Он был «опытным воином» и остался доволен своей запасливостью. Паёк был избыточен для Серёгина, но он всегда забирал всё, копил запасы. И вот теперь пригодилось!

Уходят? Ну и пусть... Хотя... ? Серёгин опять улыбнулся про себя. Зенитчики сторожили железнодорожный мост над автомагистралью. Уж очень соблазнительная цель для вражеской авиации одним ударом заблокировать оба пути. Побоятся наши убрать ПВО отсюда — или других пришлют, решил за командующего Серёгин, углубляясь в лес.

Запах земляники исчез, и во рту снова появилась горечь битого щебня, с которым Серёгин жил в санатории уже вторую неделю.

Санаторий! — он поднял глаза, вглядываясь в кроны сосен, идти было ещё долго.

Санаторий находился рядом с военным аэродромом, хорошо известным противнику до войны. В самом начале, пока у НАТО хватало крылатых ракет, аэродром раскатали вчистую, заодно уничтожили и санаторий. Интересно, сколько зданий было цело до того, как здесь прокатился обратно на Запад фронт? — подумал Серёгин. А какая теперь разница?

Когда «боевая группа Звягина» добралась до санатория, от того уцелел лишь один двухэтажный корпус, самый крайний, и... водокачка. Серёгин после контузии был никакой, по-хорошему ему нужно было в госпиталь, но Серёгину хотелось остаться здесь. Окружённый стеной сосен санаторий, пусть и разбомбленный, сохранял свою довоенную ауру. Уютного места, откуда не хочется уезжать. И Серёгин остался сторожить «поляну» для будущего полевого лагеря, пока Звягин и остальные уехали за пополнением.

И вот уже вторую неделю Серёгин возился с водокачкой. С отсутствием стёкол он готов был смириться, и к комарам притерпелся, но к отсутствию воды? Нет уж. Водокачка ожила несколько дней назад, Серёгин перетащил к ней поддон душевой кабины, который использовал вместо ванны, прокопал дренажную канаву и обзавёлся тем непритязательным комфортом, которым особенно дорожит солдат на войне. Но Серёгин не остановился на этом. Ему хотелось комфорта внутри уцелевшего корпуса санатория. Соседнее здание, рухнув, завалило вход в подвал, и Серёгин последние несколько дней ковырялся, разбирал завал, по сантиметру пробираясь ко входу. Трубы внутри подвала, по замыслу Серегина, связывали здание с водокачкой, значит, воду можно было подать и к санузлам!

Дым! Серёгин напрягся. Впереди, среди сосен, где вот-вот должна была появиться водокачка, кружилось серое марево. Кто-то жёг костер. О диверсантах Серёгин думать не стал, но попытался шагать дальше крадучись.

Девушек было двое. Серёгин стащил с себя рюкзак и привалился к очередной сосне мокрой от пота спиной. Рот он приоткрыл от удивления увиденному.

Худенькая шатенка стояла в поддоне, поставив одну ногу на край, и, наклонившись, брила её серёгинским станком.

Блондинка была пухленькой, тоже голая и стояла к Серёгину спиной. Девушки о чём-то радостно щебетали, и Серёгина не видели.

Мылись что-ли? — догадался он, разглядев ком замоченной в ведре одежды.

Шатенка сменила ножку, её грудь красиво качнулась, и Серёгин затаил дыхание, вцепившись глазами в сосочки. Вау! Блондинка наклонилась к костру, сверкнула кустиком растительности между ног, и обошла ванну. Теперь она поливала подругу тёплой водой из ковшика, и Серёгин видел лица обеих.

Сейчас он не мог понять, кто из них ему нравится больше. На взгляд Серёгина шатенка была слишком худой, и пышная грудь блондинки притягивала сильнее. Хочу блондинку — решил Серёгин — есть что потрогать!

Но вот шатенка намазала его помазком свой лобок и его же станочком несколькими уверенными движениями выбрила подчистую. При этом она так грациозно раздвинула и выгнула ножки, что...

А ведь я выздоравливаю, — решил Серёгин. Его член стоял так, что штаны пришлось расправить. Хочу шатенку — передумал солдат.

Та спрыгнула на землю и принялась вытираться так, что Серёгин позавидовал своей простыне.

Блондинка не стала выбривать лобок полностью. Процедура прервалась, видимо, девушки обсуждали формат интимной прически. Обзор стал хуже, и Серёгин принялся рассматривать их лица. Блондинка была явно местной, в ее простом взгляде читалась какая-то домашнесть и провинциальность. Холёноё лицо шатенки ещё хранило столичный лоск.

Блондинка закончила ритуал и повернулась фасом своей киски к Серёгину, невольно демонстрируя её во всей красе. Над клитором красовалась светлая колючая полоска.

— Нет! Все-таки блондинка! — очередной раз сменил выбор, и покачнулся. Штаны конкретно мешали. Расстегнуть что-ли? — задумался Серёгин. Этим неуклюжим движением он выдал себя, и, подняв глаза, встретился с испуганным взглядом девушек.

— Ну чего теперь прятаться? — сквозь туман возбуждения подумал Серёгин, он увидел, как испуг девушек сменился улыбкой, они переглянулись, когда солдат сделал неуверенный шаг к водокачке...

— Это ж сколько крови от головы отлилось? — спросил Серёгин свой член и остановился. Спущенные штаны мешали шагать дальше, а наклониться он боялся. Итак голова кружилась.

Девушки заметили, что Серёгин снизу голый, но второй раз переглядываться не стали. Шатенка облизала губы. Её взгляд был словно у загипнотизированной. Серёгин взглянул на блондинку, та такими же мутными глазами смотрела на его член. Её губы тоже были приоткрыты. Девушки с одинаковой скоростью двинулись к нему, расступаясь и охватывая парня полукругом.

— Чтобы я не убежал? — Серёгин удивлённо поднял брови.

У девушек были глаза жадных изголодавшихся фурий.

— Это ж сколько они в подвале просидели? — Серёгин догадался, откуда выбрались девушки, широко улыбнулся им и сделал ещё один шаг навстречу...

Перед глазами Серёгина мелькнули кроны и облака, сосна сзади мягко ударила его по затылку, погружая в темень обморока.

***

Серёгина разбудила эрекция. Тело блондинки Даши было мягким, податливым и тёплым. Она спала рядом, согнув в коленях обе ноги и приподняв одеяло. Оттуда Даша пахла уютом. Серёгин спиной прополз по траходрому пониже, сунул голову под одеяло, лизнул спящую дырочку, раздвинул губки языком. Даша ещё не проснулась. Серёгину нравилось, что она пускает его к себе во сне. И навалившись грудью, раздвинув ножки девушки своими бёдрами, начав двигаться, Серёгин пытался угадать момент её пробуждения. Наверное тогда, когда киска становится мокрой — думал Серёгин.

Даша была любовницей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх