Любовь после смерти. Часть 1

  1. Любовь после смерти. Часть 2
  2. Любовь после смерти. Часть 1

Страница: 2 из 3

сетку, и на них красовалась платиновая друэрянская корона с витыми зубцами. Осанка ее была величественна, как у богини, голубые глаза метали молнии.

 — О небо... — прохрипел Нэй. — Принцесса... ваше высочество... — Вдруг ему пришла в голову мысль, от которой он поежился. — Дырка в заднице? Ты... вы лечите меня? Так что же, вы видели меня без... в этом...
 — Что же, прикажете вам восстанавливать белок вместе с трусами? Признаюсь вам, это было любопытно. Никогда еще не видела мужчину ТАМ!..
 — А... а ТАМ все уцелело? В смысле... я...
 — Посмотрим. Что не уцелело — восстановим. Вы ведь отчасти правы: я не совсем обычная принцесса...

Но Нэй, пораженный всем, что произошло, вновь отключился.

***

«Так вот какая она — Лиэнна, наследная принцесса Дриэры!... Шепчут о ней, что она колдунья, оборотень — а она просто-напросто гений. Экстрасенс. А может, и колдунья. Лучше не думать об этом — жутко делается. Лиэнна... Просто удивительно, как с таким папашей... Но небо, небо, как же она красива! Хочется реветь при одной мысли о ней...» — думал Нэй, лежа в кровати.

Лиэнна действительно была чудом: она разбиралась в космическом, голографическом, молекулярном, генетическом, нейропсихическом и любом другом программировании лучше всех, с кем Нэй когда-либо имел дело. Она умела читать мысли, в совершенстве знала блистательную друэрянскую медицину, которую здесь держали в тайне от всей галактики, и время от времени творила всякие чудеса, повергавшие Нэя в легкий шок.

В науке она знала, казалось, все, — но при этом была совершенным ребенком в жизни и в политике. Она не имела ни малейшего понятия о темных делишках, которые творились за кулисами галактических империй, в частности — в застенках ее папаши, Хальвдиса XVII, короля Дриэры... К счастью, папаша не интересовался играми своей дочери, никогда не заходил в ее «думалку», придворным и подавно путь туда был заказан, и о Нэе не знала ни одна живая души, кроме Лиэнны. «И Тикки» — добавил Нэй, но Лиэнна отвечала: «Тикки уже не знает. Она забыла. Раз и навсегда...»

Ему было уже гораздо лучше, и он мог уже сматывать удочки, но Лиэнна пока запрещала ему двигаться... да ему и не хотелось никуда сбегать от нее, если честно. То ли из-за колдовства ее, то ли...

По правде говоря, они очень сдружились. Ни с кем ему не было так интересно, как с Лиэнной — и потому, что они всегда открывали друг другу что-то новое, и потому, что Лиэнна была чудом, и от нее невозможно было оторваться. Он рассказывал ей о галактических кознях, стараясь не поминать всуе ее папашу, отвратительного короля Хальвдиса, и Лиэнна слушала его, раскрыв рот.

Нэй никак не мог внушить себе, что им придется расстаться... «Она такая умная, такая талантливая» — говорил он себе. «Такая красивая» — говорил ему голос поглубже. «Такая женственная, грациозная, нежная» — бормотал совсем уж глубокий голос. «У нее такие изгибы, такое нежное тело, такие грудки — пухлые, только-только набухшие, как весенние бутоны... И ты так и не увидишь их, не увидишь наготы ее бедра, не увидишь лепестков тайной пещерки, скрытой под подолом ее платья... « — шептал ему тайный, запретный голос, на который Нэй старался не обращать внимания — и думал о голеньких ягодицах Лиэнны тем больше, чем сильнее старался не думать о них. «Она девочка, ей еще нет семнадцати» — убеждал он себя, погружаясь от этих мыслей в сладкую тоску...

***

С некоторых пор Нэй стал замечать, что Лиэнна бросает на него странные взгляды. Каждое платье, в котором она приходила к нему, было изысканней и откровенней прежнего. В полупрозрачных газовых тканях, в легких открытых туниках с голыми ногами, плечиками, спиной, с полуоткрытой грудью, в умопомрачительных прическах и драгоценностях Лиэнна была так чертовски хороша, что Нэй кусал губы и думал, долго ли она будет мучить его.

Однажды он говорил ей между делом:
 — Больше всего на свете мне хочется понять, что задумал король Лардрана...
 — Нет. «Больше всего на свете» тебе хочется совсем другого, — вдруг перебила его Лиэнна.

И странно посмотрела на него.

 — Да? И чего же?
 — Ты знаешь.
 — Что ты имеешь в виду?
 — То самое. Что тебе снится.
 — Ты что...

И вдруг Нэй понял. Понял — и порозовел, как школьник. Перед его глазами возникла Лиэнна, трогающая его за лоб...

 — Ты заходила ко мне ночью? Ты читала мои сны? Но это нечестно! — крикнул он, увидев, как Лиэнна пристально смотрит на него. — Это все равно что подсматривать! Я же...
 — Что?
 — Я же ничего не говорю тебе, не делаю, это мои мысли, они только при мне!... — говорил Нэй, вспоминая свои последние сны. Тайные, запретные сны... В них была Лиэнна. Голая, нежная, доступная... Она приподнимала подол платья, и Нэй ласкал ее бархатные ножки, поднимаясь к бедрам, и затем — к пушистому холмику между ног, к складочкам, влажным от желания... Он раздвигал ей ножки, и Лиэнна выпячивала зад, раздвинув упругие половинки. А Нэд...
 — Почему? Почему не говоришь? — тихо спросила Лиэнна.
 — Что?
 — «Что, что»! Да ну тебя! Иди ты... к королю Лардрана! — вдруг вскочила она, выбежала из комнаты и хлопнула дверью. Нэй с шумом выпустил воздух, вытирая холодные капли со лба. В его жизни было множество женщин, но никогда еще он так не краснел и не стыдился своих желаний.

Вечером он не мог заснуть, ожидая, что Лиэнна снова придет читать его сны. И она действительно пришла. Нэй старательно делал «сонное дыхание», сгорая от напряжения, но Лиэнна вдруг сказала ему:
 — Ты же не спишь.

Нэй молчал, не поддаваясь на провокацию. Лиэнна подошла к нему ближе, еще ближе... и он не выдержал:
 — Ну что ты? Ну чего ты пришла?
 — А что, нельзя?
 — Иди спать, Лиэнна.
 — Чего командуешь? Ты забыл, что ты мой гость, ты в моих покоях, что я принцесса, в конце концов?!..
 — Лиэнна!... Хоть ты и принцесса, но я же старше тебя на десять лет, и я мужчина! Иди спать. Пожалуйста!

Лиэнна вдруг включила свет, и Нэй зажмурился. Проморгавшись, он увидел, что она стоит перед ним в полупрозрачном платье, под которым темнели розовые сосочки и треугольник лобка. Ее гибкое тело розовело сквозь ткань нежной матовой теплотой. На щеках ее блестели две мокрые дорожки. Глядя на Нэя прозрачными глазами, она вдруг развернулась и убежала, не погасив свет. «Она включила его, чтобы я увидел ее наготу и слезы», подумал Нэй...

Выключив свет, он лег и сразу заснул. И снова ему снилась Она — дрожащая, обнаженная, со слезами на бархатных щеках. Гор гладил ее по гибкой спине, боясь глянуть на нее, но не мог удержаться, смотрел — и с ужасом видел, что на бедрах нет ткани, что ТАМ все оголено, открыто, и стоит только протянуть руку... Его пронзала стыдная дрожь, и Нэй понимал, что он — тоже голый, открытый ТАМ, и что Лиэнна сейчас ПОСМОТРИТ... Он кутался в ее густую шевелюру, но Лиэнна поворачивалась к нему, нацелившись в него сосками-пиками, обвивала руками его шею, прижималась к нему теплым, дрожащим телом, оплетала его ножками — и...

На следующий день и Нэй, и Лиэнна старательно делали вид, что ничего особенного вчера не случилось. Они беседовали о сложном, о науке, Лиэнна была неестественно-оживленной, и когда она ушла, Нэй вздохнул с облегчением. И с горечью... Он не знал, как ему быть, как общаться с Лиэнной: каждое ее слово, каждое движение, каждый взгляд бередили в нем сладкую тоску, зудевшую тем сильнее, чем больше Лиэнна была с ним...

Вдруг дверь раскрылась, и Лиэнна вбежала в «думалку»:
 — Я потеряла свой кулон. Где-то он здесь...

Она бросила на Нэя отчаянный взгляд, нагнулась, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх