Очень плохая училка. Исповедь

Страница: 1 из 2

Теперь меня называют только Натали. Я знаю три иностранных языка, и свой, русский, в совершенстве, у меня акью примерно как у Шерон Стоун, аналитический склад ума, методика быстрого чтения за пазухой, но при этом длинные ноги, 220 см при сложении длин, грудь 4 размера и волнистые светлые волосы до попы. Я сейчас одна из самых дорогих проституток Первопрестольной. Может вам будет интересна история моего перевоплощения...

Могла ли когда-нибудь маленькая девочка с прыщами, комплексами и пятерками в дневнике поверить, что с ней когда-нибудь будут случаться такие невероятные вещи? Нет. Однозначно. Никогда. Но такое бывает, редко, но бывает и довольно часто.

С детства я обожала детей, часами играла с ними, потом, чуть повзрослев и надев школьную форму, усаживала своих маленьких братика и сестричку за их столик и учила буквам и словам. Когда взрослые спрашивали, кем хочу стать, то я, совершенно уверенным и спокойным голосом, посматривая большими глазами на вопрощающих, гордо отвечала: «Учительницей!». За все 10 лет школьного образования ничего не поменялось. Только к выпускному классу мечта обрела более четкие очертания и немного трансформировалась: из преподавателя истории в учителя младших классов. И тому была крайне веская причина: мне казалось, что маленькие детки любят своих первых классных учительниц бескорыстно, невзирая ни на что. И это было не случайно. Ведь практически с пеленок, мое тело и лицо покрывали жуткие красные высыпания — крапивница, которые делали меня похожей на пациентку ожогового центра, все детство врачи и родители безуспешно искали первопричину, но, увы, тщетно. Это делало меня в глазах окружающих и особенно мальчиков заразной и мерзкой, ко мне даже редко приходили списывать, хотя было что, ведь я была круглой отличницей и очень развитой девочкой, всем интересовалась, много читала и даже пописывала втихомолочку стихи... А что еще мне оставалось делать при внешних проблемах, это было абсолютное непререкаемое одиночество... В 14 лет на моем лице ко всему прочему еще и вылупились прыщи, волосы серо-мышиного цвета заплетались моей бедной мамой в унылую косу, а тут еще случился невиданный скачок в росте — я вымахала почти до 180 см и грудь увеличилась до 4 размера, это при моей — то худобе... Это был реальных крах моей жизни окончательно: высокая нескладуха с грудью и краснющим, покрытым коркой лицом с косой — это тихий ужас. Я пыталась скрывать грудь и рост, сутулясь и одевая мешковатую одежу большего размера, (лицо я и так прятала ото всех, сидя на задней парте и уткнувшись глазами в учебник). Один мальчик из класса однажды на перемене споткнулся и налетел прямо на меня, точнее на мою грудь, и сказал мне, глядя в глаза «Наташа, а ты природу любишь?», я сконфузилась, ведь я тогда сохла по этому Ромочке и ответила тихо «Да». В коридоре воцарилось молчание, все слушали разговор ловеласа Ромчика и отличницы — страшилки. Мальчик рассмеялся во весь голос и сказал «И ты ее любишь даже после того, что природа с тобой сделала?» И заржал... Все заржали... После этого случая мне впервые захотелось умереть. Но я выстояла, скорее от страха смерти, окончательно поняв, что неспособна противостоять чему-либо.

Институтские годы мне помнятся плохо: я была старостой группы, в педагогическом были девочки, в основном из деревень, они как-то меня не особо доставали, а просто тупо использовали, чтобы давала им списывать и не отмечала пропуски. Я стала взрослая, отращивала длинную челку, куталась в олимпийки с капюшонами и по-прежнему хорошо училась. Моим проводником в мир секса, а случилось это в 19 лет, стал древний преподаватель по философии — это было быстро, больно и непонятно, он принудил меня дать ему сзади сразу после экзамена, погрозив мне испортить диплом, если я откажусь и опять я не смогла сказать против ни слова... Подчинилась, унизилась. Пригрозив мне, что всем расскажет про мою «послушность», мы еще несколько раз с ним встречались на какой-то ужасной и обшарпанной квартире его друзей, где впервые сделала мужчине минет и он разорвал мою попу своим немаленьким членом. Ни то, ни другое мне не понравилось и жизнь показалась мне вообще ужасной штукой, так как последняя надежда на радость соития истаяла, как прошлогодний снег...

После вручения диплома я смогла устроиться в одну престижную частную московскую школу, через мамину подругу, там как раз учительница начальных классов, у которой был выпускной четвертый класс, ушла в декрет и им нужен срочно кто-то толковый. Мне повезло с местом. Так я думала...

У меня был еще целый месяц каникул, до начала работы, бабуля мне оставила свою квартиру и переехала к родителям, я там делала ремонт и даже радовалась началу своей взрослой самостоятельной жизни в одиночестве, уже теперь, как мне казалось тогда, абсолютном. И вот тут берет начало действительно другая жизнь...

За 31 августовский день и постоянную строительно-покрасочно-поклеительную работу в бабушкиной однушке на окраине со мной случилось чудо... Видимо из моей жизни с уходом от родителей исчез аллерген, который делал мое лицо и тело ужасающими для всех. Сначала, я сама этого не заметила, но когда, наконец-то, привела квартиру в порядок и хорошенько отмылась от побелки и грязи, из зеркала на меня смотрела молодая высокая и даже симпатичная девушка с чистой алебастровой кожей. Я сначала не поверила. Дед Мороз, видимо, наконец-то добрался... Пусть и в 22 года, пусть сквозь две попытки самоубийства, горы литературы про болезнь и отсутствующую личную жизнь, но желание исполнено. Первое, что я сделала, — забила в гугл «как стать платиновой блондинкой». С моими умениями и прекрасной варящей головой к вечеру на меня смотрела она самая, правда, немного подсожгла волосы, но это того стоило, годами некрашеные и неиспорченные волосы позволили моей гриве выглядеть просто роскошно в блонд. На утро я позвонила родителям, маму потом после новости отпаивали корвалолом, домой решила пока больше не ходить, боялась, что аллерген сделает вновь свое дело. Потом порадовала кузину, Ларчика, как мы ее все любовно называли, она была стилистом и быстро приехала, навезла разного ненужного ей модного барахла, которое я раньше даже рядом с собой не могла положить и стала натаскивать меня, как красится, что использовать для ухода и прочее и прочее.

Короче, когда я пришла на первый в моей жизни школьный звонок в качестве педагога, все увидели высокую стройную блондинку с прекрасной грудью и бешеным желанием работать. Наши школьные немногочисленные мужчины сглатывали слюну, отцы детей оборачивались, цокали языками, старшклассники перешептывались, а я не могла в это поверить и хоть и жутко важно несла себя, все равно оставалась закомплексованной страшилкой.

С моими «первыми» детками мы нашли общий язык мгновенно, благо годы учебы и практики не прошли незаметно. Проблемы были с окружающими людьми вообще: мне сложно было со взрослыми людьми, ко мне постоянно кто-то лез, мужчины подкатывали яйца везде, женщины не давали прохода из ревности. Хотя я была маленькая кроткая мышка-блондинка и никому не досаждала.

В честь 1 сентября уж через месяц моей работы у старшеклассников была дискотека, меня припрягли как безотказную следить за порядком. Я вздохнула и согласилась.

Надо отметить, что в школу я одевалась довольно скромно, но все же подчеркивала свои формы то облегающим шелком платья, то узкой юбкой до колена. Вот и в той вечер на мне была бежевая шелковая блузка, заправленная в темную юбку карандаш, легкие чулки и туфли — лодочки, мои светлые тяжелые кудри как всегда были уложены в тугой пучок, очки я-ля героиня порно довершали мой образ. Но мне это казалось правильным и скромным. Тогда казалось.

Дискотека происходила в фойе. В остальных коридорах было темно, мы ходили проверяющими по несколько человек по школе, в остальное время пили в учительской чай с вкусностями вместе с душкой-добрячкой директором и остальными горе-проверяющими. И вот я вышла помыть чашки в туалет и услышала шаги ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх