Три дня Ольги. Часть 2

  1. Три дня Ольги. Часть 3
  2. Три дня Ольги. Часть 1
  3. Три дня Ольги. Часть 2

Страница: 5 из 10

больше. Десять минут полной неизвестности. Десять минут наедине сама с собой. И этого времени оказалось достаточно, чтобы Ольга поняла, чего она боится. Картины, которые перед ней возникали — это и были ее страхи. Потаенные, скрытые.

Оля поняла, что она не особо боится публично прослыть потаскушкой. Это было страшно, но терпимо. В конце концов, она и была ею. Может быть не самой распутной, но в ее собственных глазах количество ее сексуальных партнеров лишь за последний год вполне могло позволить ее так называть.

Дверь открылась и вошла Настя. Ольга с испугом в глазах бросила на нее взгляд и испытала легкое облегчение. Девушка вернулась одна, никого с ней не было. И не было плетки в руках или кожаного наряда «госпожи».

Но и обнаженной Настя не вернулась. Она умылась, подправила макияж и надела трусики и лифчик из одного комплекта — из тонкой ткани, с раскраской а-ля «белый тигр», с черной оторочкой по краям толщиной в палец. На ее смуглой коже это смотрелось восхитительно. Такое нижнее белье не хотелось снимать, скорее хотелось любоваться им и девушкой в нем.

Настя, покачивая бедрами, подошла к Оле, наклонилась и мягко, нежно поцеловала ее в губы. Тем самым чудесным поцелуем, играя кончиком язычка. И едва Ольга вошла во вкус, чуть-чуть забыла о своих страхах, как Настя тут же отстранилась. Включила телевизор, расположенный точно перед скованной Олей, и уселась позади.

Ольга не видела Настю, скорее ощущала ее присутствие. Да и не до Анастасии ей было.

На экране телевизора вспыхнуло изображение длинного дивана и обнаженной парочки, ласкающейся на нем. Мужчина был сверху, прикрывал и целовал девушку. Видна была лишь ее обнаженная грудь, рука, обнявшая мужчину, и уперевшаяся в край дивана ножка, в черном сапоге до колена на высокой платформе.

И это зрелище было таким... интимным. Мужчина не просто целовал девушку, а делал это с наслаждением и любовью. Целуя ее медленно, нежно, время от времени сплетаясь языком с девушкой.

У Оли появилось такое чувство, будто она внезапно заглянула в чужую спальню и застала там то, чего никогда не должна была увидеть. И она сделала то, что сделал бы почти любой на ее месте — отвела глаза. Это было не то, за чем стоило подглядывать...

Настя перехватила Ольгу за волосы на затылке и силой заставила ее смотреть обратно на экран.

 — Смотри! — прошептала она на ушко Оле, обжигая ее своим дыханием. — И не отводи глаза ни на секунду! — Настя отпустила волосы Ольги и добавила: — Кстати, ее зовут Соня. И она в соседней комнате.

Настя задрала Ольге юбку, закинув ее на спину и подтянула водолазку, высвободив грудь девушки на волю, отчего та почувствовала себя открытой, уязвимой. А после откинулась на диван и устроилась поудобнее. А Оля... Оля во все глаза смотрела на экран. Соня. Вот оно как. Да уж, кто бы ни придумал «развлечения» для Ольги, а он явно умел выбирать.

Соня на мгновение открыла глаза, бросила взгляд в сторону камеры и легонько соскользнула с дивана. И Ольга тут же узнала мужчину, который так страстно целовал ее всего секунду назад. Олега было сложно не узнать.

Впервые Ольга по достоинству сумела оценить его тело. Высокий, ладно скроенный. С мощными мышцами по всему телу, полученными часами утомительных тренировок в спортзале. Да и мужское достоинство не подкачало. Длинный, сантиметров под двадцать, член гордо стоял перед своей подругой.

Соня положила руку на плечо Олега и уложила его на диван, так что камера находилась четко сбоку. А девушка еще раз кинула взгляд в камеру и улеглась у него в ногах.

Оценивая Соню, глаза Оли то и дело возвращались к высоким сапогам. Вроде бы небольшая деталь, но она будоражила восприятие. Так что и оценивать Ольга начала именно с ног. Кожа у Сони была гладкая и очень бледная, будто она и не была на пляже или хотя бы просто на улице в этом году. Кошечка была чисто выбрита. А половые губы у Сони были гораздо больше, чем у самой Оли или Насти. Пышные, продольные. У Ольги мелькнула шальная мысль, что туда, наверное, можно было запихнуть не только маленький шарик, но и целую руку. Подтянутый животик, пышная, немного обвислая грудь. Длинные руки с широкими запястьями, чаще встречающимися у мужчин. Тонкие пальчики на руках, на которых красовалось штук пять колец.

Она была брюнеткой, с прямыми волосами чуть ниже шеи. Не черная, но и не светлая. Темно-каштановые волосы, как Оля заметила позже, светло-соломенные у корней. Чуть вытянутое лицо, не лишенное определенной красоты, чуть раскосые глаза. И небольшие сережки-висюльки в ушах. Глаза были сильно подведены, на веках лежали почти черные тени, а губы имели неестественно насыщенный розовый оттенок.

Соня улеглась в ногах у Олега, по ту сторону от камеры. Взяла в руку его член и поводила им немного из стороны в сторону. Сам Олег закинул руки за голову и, закрыв глаза, лежал без движения. А его девушка провела членом по своим губам, немного приподнялась и, приоткрыв ротик, позволила слюне медленно стечь на головку.

После чего подразнила чуть-чуть уздечку своим язычком, не отрывая глаз от камеры. О да, она знала о камере. И наслаждалась этим. Может быть, она даже знала, кто смотрит с этой стороны. Кто знает?

А Соня медленно взяла член в рот и начала медленно, неспешно его сосать. От удовольствия она даже прикрыла глаза. Соня никуда не спешила. Неспешно насаживалась сантиметров на десять и медленно отступала, лаская член внутри своего чувственного ротика язычком. Все это она проделывала с таким большим чувством, что это передавалось Ольге даже через камеру.

Это было так не похоже на то, что Ольга видела в различных порнофильмах. Там девушки действовали примерно одинаково, активно, бодро. Будто стараясь побыстрее «отстреляться» и пойти уже трахаться. Будто минет был скорее обязанностью, чем способом доставить удовольствие.

Соня все делала по-другому. Она и не пыталась заставить Олега кончить от своего ротика. Она хотела подарить ему чистое наслаждение, без посторонних примесей. От Олега не требовалось ничего. Он просто лежал и позволял Соне делать все так, как хочет она.

А она хотела. Это было видно по ее лицу, на котором не было хмурости, только блаженство. Приятная истома, будто это ей, а не парню, доставляли такое изысканное наслаждение. Медленно, неспешно. Иногда на одно «колебание», на один-единственный раз, когда Соня поглубже впускала член в свой рот, уходило по полминуты, а то и больше.

Камера передавала звук, хотя и плохо. Слышны были только слабые постанывания Олега.

Оля в очередной раз вернулась к мысли, что она делает что-то недозволенное. Она чувствовала себя девчонкой, которую мама застала за разглядыванием своей писечки. Девчонкой, которая ужасно боялась, что кто-нибудь застукает ее в ванной, с собственной рукой между ног. Неумело доставляя себе странное, непонятное наслаждение.

В движениях Сони была невиданная доселе Ольгой чувственность. Она не ласкала своего партнера руками, ей это было не нужно. Она просто держала его член во рту, играя с ним языком. Неспешно обвивалась вокруг ствола, проходилась по головке. Не было никаких резких движений, никаких внезапных выпадов. Соня просто делилась своим чувством с Олегом.

И делала она это минут десять, а может и больше. Оля потеряла счет времени. Медленные движения Сони приворожили ее, загипнотизировали. Она не видела Олега, не видела его лица. Точно так же, как и не видела тела Сони. Все ее внимание было приковано к одной-единственной части картины — к губам девушки, которые любовно обхватывали член Олега. Двигались вверх и вниз, вызывая в Ольге бурю чувств.

Ей хотелось научиться такому. Хотя она понимала, что тут важна не техника, а само чувство. Сама готовность сделать так. Абсолютное бескорыстие, никаких задних мыслей. Не было никакого уговора в духе «ты мне сделаешь минет, а я тебе полижу». Не было никакого сомнения в способностях партнера, не было внутреннего голоса, шепчущего ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх