Цветы любви

Страница: 2 из 2

у него выведать, откуда они, адмиреры, берутся. Приехали с ним в его загородный дом. Было уютно, красиво, но неряшливо. Везде разбросаны листы бумаги, одежда, почему-то с десяток пледов. Тоже мне любовничек — он сразу сел за комп и стал бешено стучать по клавиатуре. Я стала прибирать разбросанные вещи, мужчинам это нравится, если мы не очень усердствуем. Потом подошла к нему со спины, обняла и прижалась грудью. Он вспомнил обо мне:

 — Извини, надо было записать, пока не забыл.

 — А что ты пишешь?

 — Да ерунду всякую. Вот на полке посмотри, это мои книги. А ты чем занимаешься?

 — Ого, так у тебя шесть своих книг, значит, не ерунду пишешь. А я чем... ну сейчас люблю тебя.

Он перестал стучать по клаве. Потом встал, обернулся и подошел ко мне:

 — Выпить хочешь?

 — Ну немножко.

Я вымыла бокалы, он налил шампанское. Чуть глотнув, Руслан притянул меня к себе и впился губами в губы, я не успела и глазом моргнуть. От него пахло гвоздиками. Он меня целовал так страстно, будто не видел женщин сто лет. Я поняла, что вопросы придется отложить на потом. К тому же, с таким клиентом надо быть более страстной, чем он, чтобы у него не было чувства неловкости. Да и потом — он может опять сбежать от меня к своему компу, а мне что делать? Я стала его раздевать. У него было слегка рыхловатое тело, оно тоже пахло гвоздиками. Он снял с меня бюстик и отшвырнул в сторону, я стала своими грудками ласкать его тело, они касались его лица, терлись об его дружка, пальцы Руслана мяли мою попу. Я почувствовала, что тело заныло. Это знакомый сигнал, после него я становлюсь искренней, не проституткой.

Мне очень захотелось, чтобы он перешел от игр к серьезному диалогу. И он перешел. Сначала его дружок спросил: тук-тук, можно войти? Его сообщница ответила: давно пора. Он спросил: а можно глубоко? Сообщница ответила: попробуй только неглубоко, возьму и обижусь. Окей, — сказал дружок, и ринулся вперед. Руслан широко раздвинул мои ноги, его большие пальцы впились в мои ляжки, — ох, опять будут синяки, — и дружок начал делать то, что хотел — двигаться вперед-назад, вверх-вниз, влево-вправо. Его сообщница подалась навстречу и с восторгом его обняла. Дружок торжествовал, его подружка тоже. Мне и Руслану оставалось только следовать за их страстями. Мы уже задыхались, и тут дружочек залил свою подружку теплым дождем. Это был не дождь — ливень. И тут я вспомнила, что забыла о зонтике, хотя их у меня в сумке было с десяток.

Руслан откинулся на спину, я положила голову ему на грудь, посмотрела в его глаза. Наши взгляды встретились, и я спросила то, что меня волновало. Он задумался и ответил:

 — Вы лучше девушек. Они забывают быть женственными, а вы — никогда. Еще вы с нами, мужчинами, не соревнуетесь за первенство, вы заранее отдаете его нам. Вы нас чувствуете, знаете, что нам нужно, даже за книги хвалите, не прочитав, биологическая девушка их может не заметить.

Наверное, я покраснела. Руслан поцеловал меня в кончик губ и сказал: спи, ты устала. Сам, натянув трусы, пошел к компу. А я — в ванную. Вернувшись, поцеловала Русика в затылок, он, кажется, этого не заметил. Заснула я, как только голова легла на подушку. Мне снились гвоздики синего цвета.

Неприятностей у нас в клубе почти не было. Только Ольку нашу как-то увез один тип, с виду приличный мужик, но насиловать ему оказалось интереснее, чем взять добровольно отдающуюся девочку. Потом она месяц не могла придти в себя, Борис на время сделал ее барменшей. У остальных наших трансиков было все нормально. Бизнес Бориса процветал, мы тоже были довольны.

Кроме Сержа и Руслана, у меня были и другие постоянные клиенты. Спортсмен, которого часто показывают по телевизору, смуглый кавказец, который в постели что-то мне шептал на своем языке, и я понимала, что эти слова его возбуждают — он входил в меня с такой яростью, что дух захватывало.

Запомнился мне еще Марк, у него была буйная фантазия. Он открыл мне такие секреты секса, о которых я до этого даже не слышала. Я была обрезана еще в детстве, а теперь головка стыдливо пряталась в плаще. Марк после обычного полового акта, какие бывают между мужчиной и трансиком, сняв презик, втискивал своего дружка в этот плащ, навстречу головке, тер уздечку, и я чувствовала себя настоящей женщиной с маленьким влагалищем. Но тогда обижалась попка. Поэтому Марк несколько раз приводил на наши встречи своего брата. Двое мужчин — это захватывающе, но быстро утомляет. Поэтому такие встречи у меня были редки.

Анжела огорчила Бориса. Как-то раз она поехала к клиенту, и там осталась — он взял ее в жены. Борис долго ходил как не свой. Предательство Анжелы оказалось заразным. Вышла замуж Олька, потом Сандра. Боря свирипел, но ничего не мог сделать. Мне тоже не раз клиенты предлагали бросить свое ремесло и остаться с ними, но семейная жизнь мне казалась пресной. Мужчины очень разные, наслаждение, которое дает каждый, неповторимо. Поэтому я ценила свое положение дорогостоящей проститутки.

Но наступило время и моего предательства. Я встретила свою любовь, на этот раз настоящую. Он у меня поэт, пишет стихи о любви, и только я знаю, что они о его любви ко мне, к полумальчику-полудевочке. Он дотрагивается до меня так нежно, что я каждый раз трясусь, как осиновый листик. А потом, в контрасте, — сильные объятия, не останавливающийся подолгу натиск в самые мои глубины. Его мальчик и моя девочка подходят друг другу как ключик к замку. Когда они соединяются — это полный улет. А на его выступлениях со сцены только я знаю, почему у него в районе ширинки так выпукло — потому что он смотрит на меня.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх