Гостья из прошлого

Страница: 2 из 4

и привлекательно. Елена Николаевна растирала свое тело гелем для душа, плавно скользя руками, едва заметно стискивая грудь, когда руки пробегали по ней. Серо-голубые глаза ее сомкнулись под тяжестью наслаждения чудесным моментом. По внутренней стороне бедер, вниз и вверх, задерживаясь в области покрытой тонкими кудрявыми волосками промежности, бегали непоседы-пальцы. Елена Николаевна опустилась на корточки и откинула голову. Рука ее активно намыливала кучерявую киску. Женщина вся как-то напряглась, губы ее открылись буквой «О», а сквозь тонкую кожу шеи стали видны маленькие венки.

«Черт, да она же мастурбирует!» От этой мысли меня бросило в жар. Взрослая, 40-летняя, женщина дрочит в моей ванной, и не было никаких сомнений, о ком она думает в этот момент. Я, как заколдованный, наблюдал за ее живой мимикой. Вот выгибается от яркого оргазма спина, лицо и шея напрягаются еще больше и тихое «ааааа» срывается с ее губ, тут же прикрытых стеснительной рукой. Я отошел от стены. Внутри все клокотало, будто оргазм сейчас испытал я, а не Елена Николаевна. Член окаменел и сладко ныл. Ужасно хотелось передернуть. Я зашел в комнату и, придавив болт резинкой трусов, чтобы не долбить им по полу, сделал сотку отжиманий. Полегчало...

Елена Николаевна, раскрасневшаяся после душа, впорхнула в комнату щебечущей пташкой. Я перевел свой взгляд с точки, в которую пялился последние 10 минут, на нее. Глаза женщины сияли, на губах блуждала игривая улыбка, мокрые кончики пышных медных волос касались ее плеч. Белый махровый халат до колен стягивался широким пояском, и каждый шаг обнажал маленький кусочек ее аппетитных бедер. Она потрепала меня по коротким волосам.
 — Пошли ужин готовить, Медвежонок.
И мягко касаясь пола босыми ногами, отправилась на кухню.

Приготовление заняло добрых полтора часа времени. Но, стоит признать, что мой обычно скудный, обеденный стол, теперь выглядел не хуже ресторанного. Не возникало сомнений, что это было одно из любимых занятий Елены Николаевны.
 — Кушать подано. — Сказала она с интонацией героя фильма «Джентельмены удачи». — Садитесь жрать, пожалуйста.
Глядя на все это великолепие, я вдруг понял, что хочу не есть, а именно «жрать». И глядя, как куски запеченной курицы исчезают с космической скоростью, Елена Николаевна лишь мило улыбалась, медленно пережевывая аккуратные порции.
 — У меня есть вино, не хочешь? — Спросила она, и, как-то смутившись, добавила. — Хорошее, Крымское...
 — Спасибо, я — пас. Предпочитаю чай.
 — А я выпью немного, если ты не против.
 — Елена Николаевна, мы же договорились — Вы чувствуете себя как дома.
Мне было жутко неудобно от того, что взрослый человек, совсем не посторонний, постоянно спрашивает у меня разрешения по всяким мелочам.
 — Конечно, прости. Слово хозяина — закон. — Шутливо сказала она.
«Слово хозяина — закон». Эхом отзывалась в моей голове фраза. «Закон», «закон», «закон»... Елена Николаевна отправилась искать вино. В шортах опять заворочался беспокойный зверь, быстро набирая силу, и спустя пару секунд уже предательски выпирал сквозь тонкую материю.

Я встал, чтобы заварить чай. Вру, встал, чтобы скрыть адский стояк. Елена Николаевна вернулась и села за стол, ожидая, когда я смогу к ней присоединиться. Давно уже заварился чай, а непослушный сосед в штанах и не думал опускаться. Срочно нужно было что-то делать. Тянуть дальше это представление было глупо. Я резко повернулся и камнем упал на стул, наблюдая за взглядом женщины, который таки скользнул на один миг по моему паху. Она тут же отвела глаза в сторону.
 — Ты не принесешь мне бокал? — Тихо спросила Елена Николаевна.
Вот так номер. Я ведь точно знаю, что она заметила мой торчащий ствол. Поиграть значит решила? Хорошо, поиграем. В конце концов, я у себя дома.
 — Конечно, одну минуту.
Неторопливо поднявшись из-за стола, сложил руки за головой и медленно потянулся. Член оттопырил шорты, как мачта парусника. Боковым зрением я заметил, что гостья моя, как загипнотизированная, не сводила взгляда с, оказавшегося вдруг таким близким, пениса. Еще секунда. Хватит пока, пора идти. Гробовую тишину за спиной не нарушал ни один звук.

После первого бокала глаза Елены Николаевны влажно заблестели. Речь стала немного неровной. И так, пропорционально поглощаемому спиртному, мне постепенно открывалась вся ее жизнь. Жизнь простой учительницы русского языка и литературы, с нелюбимым мужем, фальшивыми друзьями, и нашедшей утешение только в своих сыновьях. Жаркое летнее солнце закатывалось за горизонт, подобно стыду и пониманию в глазах Елены Николаевны. Все чаще она пыталась перевести разговор в пикантное русло, но я лишь делал невозмутимый вид и раз за разом возвращал их обратно. Такова была моя игра, и мне неважно, что она о ней уже забыла. Елена Николаевна распалялась все сильнее, проявляя недюжинную настойчивость, но я все так же спокойно ее игнорировал, откровенно любуясь спелыми дыньками грудей, показавшихся в раскрывшемся вырезе халата. Женщина абсолютно точно этого не замечала, видимо крымское вино было действительно хорошим.

Сославшись на усталость, Елена Николаевна попросила проводить ее в комнату, она неуверенно держалась на ногах, висла на моей руке и продолжала болтать всякую ерунду. Я помог расстелить ей кровать и, пожелав добрых снов, оставил даму наедине с собой, а сам удалился в свою комнату. Уставившись в белый потолок, я видел только крупную мягкую грудь с розовыми сосками, томные глаза, зрелые нежные бедра, приоткрытый в экстазе рот и никак не мог избавиться от этого сумасшествия. У меня сорвался чудесный вечер с юной девочкой-спортсменкой, а я зациклился на зрелых прелестях тетки внезапно вернувшейся из забытого прошлого. Страдалец мой ныл, гудел и чесался от желания проникнуть во что-нибудь мягкое и скользкое. Ну, или хотя бы просто сбросить скопившийся запас спермы. Не желая быть замеченным за самозабвенной мастурбацией, я решил повторить сегодняшний сеанс Елены Николаевны на том же месте и направился в ванную.

Из открытой двери вырывалась полоска желтого света. «Этого только не хватало», выругался про себя я, но продолжил свой путь. Не удержался, чтобы не заглянуть. Елена Николаевна, кажется, спала. Голые ноги ее, согнутые в коленях, были широко разведены в стороны. Распахнутый халат прикрывал только руки, которые покоились на груди, остальная его часть была скомкана под спиной женщины. Шикарная белизна зрелых бедер тянула к себе магнитом. Аккуратно выверяя каждый шаг, мягко, словно ночной вор, я подходил ближе, боясь разбудить спящую женщину. В голове вертелись разные версии того, почему я здесь, которые можно будет сказать внезапно проснувшейся Елене Николаевне. По глубокому дыханию было понятно, что мои опасения напрасны. Я сделал еще пару шагов, по привычке тихо, и остановился как вкопанный. Из блестящего покрытого соками влагалища Елены Николаевны торчал тонкий стеклянный флакончик духов.

«Вот это намучилась за день девочка», посмеялся про себя я. Снова окаменел член, почуяв близость доступной женской дырочки, и теперь яростно ломился прочь из плена легких шортов. Елена Николаевна немного повернулась во сне, и флакончик начал медленно выскальзывать из теплой щелки. Я пальцем остановил его путь и, несильно надавив, плавно погрузил обратно так, что торчал один круглый колпачок. Женщина никак не отреагировала. Опустившись у края кровати на колени, я оказался на расстоянии вытянутой руки от ее скользкой кучерявой промежности и, стянув шорты, прошелся по горячему стволу, оголив липкую от выделений головку. От этого движения по челюсти пробежала приятная щекотка. Ее малышка пахла обалденно приятно, так пахнут совсем юные девушки, только-только перепорхнувшие поро г своего совершеннолетия. Это приятно удивило меня и еще больше возбудило. Флакончик снова пополз наружу. Я взял его двумя пальцами за колпачок и принялся неторопливо ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх