Сигма Венеры. Часть 2: Лабораторка

  1. Сигма Венеры: 1. Диван на троих
  2. Сигма Венеры. Часть 2: Лабораторка
  3. Сигма Венеры. Часть 3: Подружка невесты
  4. Сигма Венеры. Часть 4: Летний экзамен
  5. Сигма Венеры. Часть 5: Клубное приключение

Страница: 1 из 5

Едва получив диплом, я стал молодым преподавателем вуза. Любопытное состояние, когда ты неожиданно встаешь по другую сторону баррикад. Вчера твоей задачей было получить хорошую отметку и списать на контрольной, а сегодня — не допустить халтуру и не дать халявщикам пролезть куда их не просят. Помучив годик меня на заменах и подготовительных курсах, мне наконец-то доверили обучать настоящих студентов!

Мне 23 и я веду лабораторные занятия. В нашем вузе лабораторки — это почти индивидуальные занятия: у меня всего было 4 студента. Вернее сказать — студентки, которых мне, то ли умышленно, то ли случайно, выделила одна наша преподаватель. Что же, работка не пыльная, подумал я: если студентки будут симпатичные, можно будет совмещать приятное с полезным. Я с нетерпением ждал первого занятия.

И вот долгожданный день настал, и я, в новом образе сурового преподавателя, пришел проводить лабораторные работы. Я зашел в лабораторию и назвал две фамилии, подчеркнутые специально для меня в списке группы. На мой возглас отозвались две девушки сидевшие чуть поодаль, отдельно от остальной группы. Так, просмотрел, я еще один раз список... Полина и Наташа. Интересно, кто есть кто? Я подошел к установке и сел на свободный стул ровно между студентками. Представился, сказал, что буду вести практические занятия и мы перешли собственно к выполняемой задаче. Девушки были вполне симпатичными. Красавицами я бы их не назвал, но милашками — легко. Одеты они были без особых изысков: в обычные джинсы, футболки или топ, на ногах — удобные ботинки. Обе были невысокого роста, худенькие, хотя Полина была чуть более округлой, Наташа была немножко угловатой. Лица у них были весьма приветливые и приятные: у Наташи был слегка вздернутый носик, небольшие зеленые глаза, в которых просвечивал какой-то задор, Полина обладала более плавными чертами лица, хотя губы ее были четко очерченными и выделялись на фоне общей мягкости и овальности. Взгляд Полины был очень ясный и как-будто идущий откуда-то изнутри, словно вот-вот из ее зрачков польется какое-то мистическое сияние. У обоих были светлые волосы до плеч, правда, у Полины они были мелированными и прямыми, а у Наташи волосы были натурального русого цвета, которые красиво кудрявились, обрамляя лицо. Особую невинность придавала Полине строгая челка, опускавшаяся почти до тонких изящных бровей, которые подчеркивали темные реснички, лучиками разбегавшиеся в стороны от светящихся серых глаз. При этом ее черты иногда мне напоминали какую-то хищную, но добрую птицу, возможно из-за формы ее носа.

Девушки оказались весьма неглупыми и сообразительными. Мы легко нашли общий язык. Я чувствовал, что лабораторки с молодым преподавателем явно доставляют им удовольствие, несмотря на то что я спрашивал довольно строго и заставлял шевелить извилинами по полной программе. Обычно мы очень неторопливо беседовали друг с другом, вместе обдумывая задачу, часто и подолгу глядя в глаза друг другу. Мне нравилось смотреть на задумчивых студенток, на то, как они аккуратно выписывают своими изящными ручками какие-то заумные формулы, иногда я любовался их плачами и небольшой грудью, спрятанной под футболкой или свитерком. У Наташи грудь была среднего размера и, когда девушка потягивалась, можно было видеть как ее футболка натягивается на конусообразные возвышения, демонстрируя упругость этих холмиков. Полина напротив была обладательницей двух округлых полушарий, наверное, очень мягких на ощупь, которые по объему даже немного превосходили Наташины. Голоса их были спокойными и расслабляющими, они говорили не быстро, создавая в воздухе ощущение гармонии и комфорта.

Постепенно я стал привыкать к своим девочкам. Я с радостью приходил на очередное занятие, зная, что приятное общество на несколько часов мне обеспечено. Студентки тоже привыкли ко мне, нам стало проще общаться, мы то и дело улыбались друг другу и еще больше и чаще смотрели в глаза друг другу. Это порождало какое-то невербальное доверие между нами. Я уже запомнил запах их духов, тембр их голоса. Когда вновь садился в окружении двух восемнадцатилетних девушек за стол, я определенно чувствовал себя в своей тарелке.

Время текло неумолимо, зима готовилась уступить свое место весне, ожидание перемен и тепла витало в воздухе. Природа готовилась к пробуждению, а я уже думал о Наташе и Полине, не только как о приятных собеседницах, но и как о женщинах. Конечно, такие мысли непедагогичны, но разве мог я побороть свое мужское начало, когда рядом со мной такие привлекательные девушки? Я стал обращать внимание на то, во что они одеваются: какие джинсы больше идут Наташе, какая блузка красивее смотрится на Полине. Девочки тоже заметно приободрились и повеселели в ожидании весны.

И вот в один прекрасный день, солнце вышло из-за туч, снег потек холодными ручьями по мостовой, а на деревьях появились первые почки. Я проснулся в радостном расположении духа, и с приятными предчувствиями пошел на работу. На улице я почувствовал, что гормоны начинают свою игру: глаза невольно задерживаются на изящных женских силуэтах, осматривая их снизу вверх, нос вдыхает приятный аромат прохладного воздуха и весенней свежести. Я вошел в лабораторию и увидел своих девчонок: мое сердце волнительно забилось, а между ног я ощутил приятный легкий зуд. Полина стояла рядом с установкой в короткой черной миниюбке, под которой открывался великолепный вид на ее ноги, одетые в колготки телесного цвета. От вида ее чуть полноватых сомкнутых бедер и округлых колен, венчающих изящные икры, у меня буквально потекли слюни. Я остановился как вкопанный, смятенный этим великолепием, плавно переходящим в мягкий аккуратный зад, стянутый черной полосой ткани, под которой угадывались два полушария. Спустя несколько мгновений, я пришел в себя и перевел взгляд на обтягивающую блузку Полины, любуясь открытым началом полнеющей груди.

Наташа стояла поодаль в обтягивающих светло-синих джинсах и красивых темных сапожках почти до колен, подчеркивающих изящество ее фигуры. Светло-красная футболка на выпуск скрывала талию девушки, демонстрируя взамен две выдающиеся худенькие лопатки и несколько маленьких позвонков. Я заметил, что под футболкой не видно тоненькой полоски лифчика, и мое воображение мгновенно нарисовало мне картину свободной Наташиной груди, вырвавшейся из оков бюстгальтера. На миг у меня возникло непреодолимое желание обнять девушку двумя руками за талию, чувствуя как вздымается от волнения ее мягкий живот. Мне захотелось прижаться носом к ее русым волосам, вдыхая женский запах, смешанный с запахом весны, и ощущать подбородком ее горячую щеку... Идея не самая удачная, учитывая, что лабораторка была в самом разгаре, так что пришлось взять себя в руки и, как ни в чем ни бывало, начать беседу:

— Доброе утро, девушки!

— Доброе утро, Клемент Викторович, — звонко заголосили студентки.

— Как успехи: уже знаете, что нужно делать? — поинтересовался я.

— Да-да, мы уже почти сделали первое упражнение, — сказала Полина.

— Давайте посмотрим, что нас ждет дальше, — ответил я и сел, как обычно, между девушками.

Мы, как всегда, стали обсуждать план работы, но моя интуиция подсказывала мне, что что-то изменилось, что-то совсем не так, как всегда... Девушки пристальнее смотрели мне в глаза, они сидели ближе ко мне, чем обычно. Мы не касались друг друга, но я физически ощущал их близость. Я чувствовал какое-то неясное напряжение во всех их словах, жестах и движениях. Иногда, как бы невзначай на мою руку ложилась маленькая теплая рука Полины, в попытке ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх