Лунная фея. Часть 2

  1. Лунная фея. Часть 2
  2. Лунная фея. Часть 1
  3. Лунная фея. Часть 3

Страница: 1 из 4

Когда Витька проснулся, Лины рядом не было.

Некоторое время он лежал с открытыми глазами, пытаясь отделить сон от яви. Он с трудом понимал, что ему приснилось, а что было на самом деле. В теле он чувствовал какую-то томную слабость, будто за ночь похудел на двадцать кило.

Встав с кровати, Витька спустился вниз, натыкаясь на углы и стулья.

Внизу он увидел Лину. Она улыбнулась ему так, что он вздрогнул, сразу же осознав — «НЕ СОН!...»

Оглянувшись, нет ли кого рядом, Лина подбежала к нему:
 — Здравствуй! Здравствуй! — шептала она, обвивая его одной рукой и бодая обрубком другой.
 — Здравствуй! — хрипло отзывался Витька. Горло ему снова теснило предательской щекоткой...

Вдруг Лина отскочила: послышались шаги.

«Никто не должен знать, что мы любовники» — прозвучал в голове у Витьки ее голос, хоть Лина не открывала рта.

 — Что, папочка? — спросила она отца, вышедшего из-за угла.
 — «Что, что...» Завтрак стынет, а она чтокает. Доброе утро, молодой человек! — язвительно поздоровался тот с Витькой.

Витька невнятно ответил ему, осмысляя новое слово — «любовники»: «Любовники, мы любовники», думал он, «любовники...»

Слово было невозможным, оно не желало умещаться в привычный расклад вещей, как и другое слово: «колдунья». «Я люблю Лину», думал Витька за завтраком, «она любит меня, мы любовники, и она — колдунья. Не сошел ли я с ума?»

После завтрака Лина отвела Витьку в сторонку, лизнула его в губы и шепнула:

 — Давай на великах к реке!

Лина управлялась с велосипедом ловко, как циркачка: запрыгивала и спрыгивала на ходу, лихо перелетала через канавы, махала рукой Витьке, не держась за руль...

Внезапно Витьку осенило:

 — Слушай! Ты ведь, когда одной рукой что-то эдакое делаешь — чуть-чуть подколдовываешь, да?
 — Цыц! Молчи! Ничего я не подколдовываю. Ну, может, самую малость... Ты все равно не поймешь. Даже я не понимаю... Эй, догоняй!

Они пробрались к дальнему уголку берега, укрытому со всех сторон кустами. Витька сбросил майку и нерешительно застыл; но Лина разделась догола, со смехом подскочила к нему и сдернула шорты:

 — Ты что, до сих пор стесняешься? О-о! Привет, Ванька-Встанька!

Она чмокнула кончик писюна, вогнав в него разряд тока, схватила Витьку за руку и потащила к воде.

Это было самое удивительное купание на свете. Лина уносилась от Витьки с бешеной скоростью, как на глиссере, делая Витьке длинный нос. «Как она движется?!», думал Витька, устремляясь за ней — и вдруг почувствовал, что может нестись так же быстро!

Вокруг сразу встала стена брызг. Витька не знал, как это получается, но это было так же легко, как летать — только стремись вперед, и все!"Ну, наколдовала!», думал он, догоняя Лину и хватая ее за пятки. Мимо них мелькали деревья и кусты...

Мало того — Лина вылетала из воды, как летучая рыба, и прыгала сверху на Витьку, — а тот не уходил под воду, а пружинил на поверхности, будто его удерживал крепкий поплавок. Никогда еще Витька не визжал и не смеялся так отчаянно, до хрипа и до слез... Ловя голую Лину, он замечал: когда она падает на него, вода вокруг прогибается, как резиновая.

 — Зачем тебе сдавать физику, если она на тебя не действует? Ньютон, Ом и Архимед нам не указ? — кричал он, взбивая ей волосы. Намокнув, они стали дымчато-лиловыми.
 — Э-эй, скальп снимешь!... Как зачем? Известно, зачем: для аттестата, — отвечала Лина. — А ну догоняй! — И она уносилась от него, скользя по поверхности воды, как на воздушной подушке.

Витька догонял ее, хватал за ноги, за груди, взлетал в воздух так же, как она — у него это прекрасно получалось — и прыгал сверху. Не нужно было никаких усилий, чтобы держаться на воде — они с Линой снова были в той непостижимой невесомости, что и ночью.

В один из прыжков его писюн вдруг очутился в складочках Лины. Задыхаясь от гонки и от смеха, он схватил ее за бедра, подался вперед...

 — Э, эээ! Ты что? Аааа...

Но Витька продолжал бодаться, и Лина закусила губу.

Она была вся перед ним — мокрая, стремительная, с острыми пухлыми сосками, которые Витьке хотелось щупать и дергать, как цяцю. Ее дырочка была узкой и твердой, а не масляно-эластичной, как вчера. Витька с трудом влез в нее кончиком писюна...

 — Погоди, погоди, Вить, — зашептала Лина, кусая губы. — Давай не здесь. Давай на бережок, ладно? Давай, миленький мой, давай, — она подалась к нему, обняла его, обвила ножками бедра — и вдруг прильнула к его губам.

Витька замычал...

 — Где ты научилась ТАКОМУ? — пораженно спросил он, когда она оторвалась от него.

Перед его глазами все еще мерцали искры, исторгнутые обжигающим языком Лины, а по телу струились тысячи медовых ручейков, сладких, как ее губы.

 — Не знаю. Наверно, у луны, — отвечала Лина. — Пойдем.

Они вышли на берег. Лина тут же повалила Витьку и обхватила губами его писюн.
 — Ааааа!... — у Витьки между ног будто пророс огненный цветок. — Аааооуу! — выл он, — Ли-и-ин! Ты что?!..
 — А мне вкусно. Как мороженное. Ты же мне так делал? Вот и я тебе... Приятно?
 — Аааоооууу! — у Витьки лезли глаза на лоб от скользящих касаний Лининого языка и губ. Они обвивали писюн прозрачной пленочкой, проникали вглубь, щекотали изнутри — и там росла тоненькая паутинка, и тянулась, тянулась, и дрожала в Витьке, набухая сладкими каплями...

 — АААААААААААААААА!!!
 — Какое соленое! И перченое! Фу-у-у!... — смеялась Лина, выплевывая сперму и вытирая рот рукой.

Витька не мог говорить... Лина подлезла к нему — и легла сверху, нежно целуя его и ероша рукой его волосы:
 — А скажи, из меня текло... тоже соленое?
 — Оооуууу... Еще и с металлическим таким привкусом...
 — А у тебя как острая подлива. Шашлычка не хватает, — смеялась Лина, дуя Витьке в нос. — Ну что, певун, доволен?
 — Почему певун?
 — А ты, когда это... такие звуки издаешь, прямо страшно делается. Впрочем, я, наверно, тоже, — Лина покраснела.
 — Лин, а признайся: ты, когда ЭТО делаешь — чуть-чуть колдуешь? И от этого ТАК хорошо? Или так всегда должно быть?
 — Нуууу, так тебе все и расскажи, — скорчила рожу Лина. — Твое дело балдеть, а как и почему — это уж я разберусь, ясно? — Она щелкнула его по носу. — Просто мне очень хочется, чтобы тебе было хорошо, — сказала Лина чуть серьезнее, — а когда очень хочется...
 — Лин!..
 — Да?
 — А скажи: ты раньше когда-нибудь... эээ... у тебя раньше были...
 — Мальчики? Нет, никогда. Претендентов хватало, и сейчас хватает, но...
 — И никому ты не делала... так?
 — Как «так»? Ты что, Вить? Ты знаешь, сколько мне лет? — Лина притянулась к Витькиному лицу и стала щекотать его волосами, продолжая говорить: — Это ты у нас дылда-десятиклассник, а мне ведь... Столько, сколько Джульетте. До сих пор не верю, что ты со мной утворил... Я думала, ЭТО будет со мной лет в двадцать, или позже, когда замуж выйду. А тут — бац! на ровном месте, вдруг...
 — А почему не было крови?
 — Ишь какой дотошный! Крови было, к твоему сведению, целое море. Ты вспорол меня так, что мы с тобой были, как гладиаторы после боя. Просто я потом сделала так, чтобы ее не было. Все эти выяснения — кого резали на твоей кровати — нам совершенно ни к чему, согласен? Витька, Витька... Что же ты натворил?! Скажи... а почему ты сделал со мной ЭТО? Почему? — она требовательно прижалась к Витьке, глядя ему прямо ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх