Поиграли

Страница: 1 из 9

Лето в этом году в деревне выдалось жаркое и знойное. Солнце палило нещадно вот уже три недели подряд. Все свободные от работы в полях и фермах деревенские пропадали кто в тенистом лесу, кто на речке, а кто просто отсиживался в доме, занимаясь бытом. А нам, здоровым 16—17 летним «бычкам», уже наскучило плескаться, загорать, гонять на тракторе и заниматься прочими сельскими развлечениями. Хотелось чего-то необычного, волнующего. Большинству из нас хотелось секса, ну или хотя бы отношений с противоположным полом. Именно этой теме были посвящены большинство наших пацанских разговоров.

Я сам был не местный, приезжал к бабушке на летние каникулы и с деревенскими девушками был не особо знаком, но и у местных парней с местными девушками не особо строились отношения. Нравы в деревне на удивление были строгими. По негласному договору каждый житель деревни следил за поведением будущих невест, и строго охранял от различных поползновений, как со стороны заезжих, так и местных женихов.

В деревню отдохнуть от городской суеты и покушать «витаминчиков» приезжали и городские девушки. Это были своеобразные «персоны нон грата», на них не распространялось действие комендантского часа и общего надзора. Они были чужими. Поэтому именно с ними мы все и пытались, каждый по своему, сойтись. Но, к сожалению, всё как-то никак не получалось. Ну, во-первых, потому что их всего было две — Женька и Катя, во-вторых — им категорически не нравились местные, в — третьих им было по 16 лет, в связи с чем, на серьёзные и перспективные отношения с ними, рассчитывать было нечего. Поэтому нам оставалось только обсуждать тему взаимоотношения полов устно, используя в разговорах услышанные где-то и от кого-то истории, байки и откровенные сказки.

Однажды мы своей «бригадой» прогуливались в районе старого завода. Раньше тут производили дерево материалы — доски, брус, рейки и пр., но уже давно завод закрыли, его благополучно разворовали, и помещения сейчас пустовали, предоставляя местным детишкам прекрасную площадку для различных игр. Вот и сейчас, мы стали свидетелями одной из таких игр. Местные «шмакодявки», судя по самодельным костюмам и реквизиту, играли, то ли в разбойников, то ли в пиратов. У многих были деревянные мечи-шпаги, плащи, огромные шляпы, перевязанные головы, руки, ноги и глаза. Мы как раз застали момент, когда ватага «разбойников-пиратов» напала на эскорт, то ли «королевы», толи «принцессы» и, с дикими криками и воплями, разгромила охрану и захватила в плен двух «принцесс». Мы сразу же узнали в «королевских особах» городских девчонок — Женю и Катю. По видимому играть им не очень хотелось, так как они были совсем без костюмов и по их выражению лица, было понятно, что им скорее скучно, чем интересно. «Наверно бабушка заставила с маленькими поиграть» — догадался я. Тем временем радостные захватчики потащили «пленниц» в своё логово. Для этого они обвязали их верёвками, и надели бумажные пакеты на головы, чтоб те не увидели дороги. Девчонки пытались, было, выказать своё недовольство присутствию странно пахнущих целлюлозных пакетов на их чистых головах, но кто-то из малышей крикнул: «А я бабушке скажу, что ты с нами не играла», на чём сопротивление было пресечено. Весёлая компания направилась к зданию, которое когда-то использовалось для хранения пиломатериалов. В это момент у меня мелькнула мысль: «А что если в рамках данной игры освободить пленниц? Быть может это поможет как-то сдружиться нам с девчонками?». Это я и предложил всей нашей «бригаде». Парни сразу же согласились и стали подкидывать идеи, что и как сделать. В итоге, мы по-быстрому изобразили из себя «гвардейцев короля», вооружились «пиками и копьями» и направились отбивать «наших принцесс». Мы, желая определить наиболее удачный момент для атаки, подкрались к воротам склада и посмотрели сквозь щели ворот. Внутри было достаточно светло, и мы сразу увидели, что «наших пленниц» уже привязали к столбу, расположенному посредине стола для деревообработки. Девчонки лежали напротив друг друга, на животе, руки были привязаны к столбу, а ноги стояли на полу, широко расставленные и привязанные к ножкам стола. У меня сразу возникла ассоциация с телесными наказаниями в древней Руси. По всей видимости, детки-захватчики собирались поиграть в гестапо. Я уже хотел было пойти в атаку, но наш атаман Юрка, дёрнул меня за руку и сказал: «Да подожди ты! Давай позырим, смотри, как чётко они их привязали, я почти трусы Женьки вижу». И действительно, в результате наклона тела подол платья Женьки задрался достаточно высоко, оголяя её ножки. Они были просто классные — точёные, ровные, загорелые, с кругленькими бёдрами, верх которых прикрывал нижний край платья. Так и хотелось подуть через щель в воротах и дуновением приподнять краешек платья, что бы посмотреть, что он там от нас прячет. Катька же была привязана к нам лицом, поэтому её ножек увидеть мы не могли, но зато, когда девочка приподнималась на локтях, ворот её платья открывал нам верхнюю часть её груди, и нам было видно её самую эротичную часть — холмики.

Тем временем юные гестаповцы начали изображать пытки. Видимо насмотревшись героических фильмов про разведчиков, они изображали пытку электрошоком. К Женьке подошёл маленький палач с велосипедными спицами, к которым были привязаны тонкие электрические провода. Понятное дело, что сами провода небыли подключены к электричеству, но само их касание и движение ужасно щекотало Женьку. Она смеялась и извивалась всем телом, требуя очень сердитым голосом, немедленно всё прекратить, что ужасно нравилась юным садистам, а нам особенно, так как в результате её движений, подол её платья задрался ещё выше и мы все смогли увидеть нижнюю часть её попки в белых трусиках.

Это зрелище очень меня очень возбудило. Да и много ли надо 17 — летнему, почти созревшему детине, для эрекции? Кровь из мозга сразу же утекла в совсем другой орган. Сердце забилось чаще, голова закружилась, дыхание застопорилось, во рту пересохло. Остальные «гвардейцы» чувствовали себя почти так же, за исключением наверно Витька, которому было 16 лет.

Из состояния ступора меня вывел наш атаман Юрка. «Пошли захватывать королев!» — скомандовал он. «Пошли, пошли, пошли, « — оживились мы, и я тут же подумал: «А почему захватывать, когда должны же освобождать?» Но здравая мысль потухла в моей голове, как только мы вошли внутрь склада. «Всем бросить оружие!» — грозно крикнул Юрка: «Мы стражники этого замка! Это наш замок! Вы все наши пленники!». Мне было всё равно, что Юрка поменял сценарий, что он там говорит и делает. Мой взгляд застыл на приоткрытой части попки Женьки и не только мой. Все «гвардейцы нагло уставились на Женькину попку, которая была, так кстати, выставлена для обозрения. Наше вторжение было столь неожиданным, что все замерли. И «шмакодлявки» и их пленницы, которые ну ни как не могли предположить такого развития событий в детской игре.

Из оцепенения нас вывел детский крик: «Мы тут играем! Это наше логово!» — пытался отстоять свои права Толик, младший брат Женьки. Но получив подзатыльник от Никиты, сразу замолк. «Значит так!» — продолжил ораторствовать Юрка: «Все кто не хочет стать нашими рабами, даю пять секунд на побег!». Малышня справилась за три, позабыв и оставив нам своих пленниц, видимо решив, что «старшаки» сами там разберутся.

Как только они выбежали на складе повисла тишина. Мы молчали, потому что смотреть можно и молча, девчонки молчали по неизвестным нам причинам. Наконец, видимо поняв, что мы любуемся её частью тела, Женька начала ёрзать на столе, желая то ли освободить руки, то ли своими движениями тела опустить подол своего платья. Но маленькие «бандиты», уже умели вязать хорошие узлы, и руки освободить у Женьки не получилось, а своими ёрзаниями она только ещё выше подняла подол своего платья. Юрка, видимо, то ли осмелев, то ли совсем потеряв способность трезво мыслить, кончиком своего деревянного «меча» поднял краешек Женькиного платья и закинул его ей на спину, открыв нам для наблюдения всю Женькину попку. «Ты ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх