Поиграли

Страница: 3 из 9

Юркиных пальцев сломили эти слабые потуги, тело девочки сдалось, и Женька окончательно расслабилась и отдала себя нахлынувшим ощущениям.

Катька, видевшая, как Юрка приближается к Женькиной попе, и направляет свою руку ей между ног, сама испытала то же самое странное чувство в своем теле, что и Женька. Но если Женьку это чувство охватило под воздействием наших рук, то Катька почувствовала жжение и тепло между ног, просто от увиденного надругательства над её подругой. В отличие от Женьки, Катька была более активной девочкой. Ей всегда нравились хулиганы и мужчины, значительно старше неё. И в своих мечтах и грёзах, Катька представляла свой первый раз как акт насилия и борьбы. Её страшно возбуждало, когда она представляла, что мужчина, охваченный желанием, нападает на неё, заламывает ей руки, валит на землю, срывает одежду и, невзирая на её крики и мольбы, насилует. Поэтому сейчас, когда акту насилия подверглась её подруга, девочка представила себя на её месте, что именно её лапают, с неё снимают трусики, и наглаживают щёлочку, от чего, жжение в её пещерке становилось всё сильнее и сильнее. Но одно дело мечты, грёзы и представления, и совсем другое реальность. Катьке совсем не хотелось, что бы у неё на глазах изнасиловали её подругу, или, ещё хуже, её саму. Ни один из этих, парней-придурков, ей не нравился. Слишком маленькие, не мужественные, не серьёзные, в общем, не достойные её внимания, а тем более права быть первопроходцами в её пещерки. Нет уж, это сокровище достанется только настоящему мужчине. Поэтому Катька, старательно изживала в себе появившееся желание в пещерке, что бы потушить его до того, как это станет заметно окружившим девочек парням. Катька уже чувствовала, что её щёчки покраснели, дыхание участилось и что в её щёлочке стало влажно и трусики предательски намокают. «Нет, нет, нет! Эти твари не должны увидеть меня возбуждённой!» — командовала она себе, и почему в её голове возник образ гламурной породистой сучки, вокруг которой вьются кобели — дворняги с торчащими членами, чующими запах течки.

Юрка тем временем пальчиком изучал края щёлочки Женьки, проводил по лепесточкам и по серединке, снимая капельки выступающей влаги. Девушка при этом временами вздрагивала и почему-то прогибала свою спинку, словно желая получше показать нам свою пещерку. «Но этого же не может быть?! Зачем ей это надо и нужно? Ведь ей стыдно и нельзя показывать своё интимное место парням?» — такие мысли проносились в моём воспалённом мозгу. Видимо подобные мысли были и у Женьки, так как она, после каждого прогиба спинки и подъёма попки, сердилась на себя, и на своё предательское тело, которое так подло подставляло её в глазах парней. Наплывающие ощущения удовольствия медленно но верно накрывали сознание Женьки и ей всё труднее и труднее удавалось сдерживать свои эмоции, после каждого прикосновения мужских пальцев.

Юрка, видимо достаточно изучив поверхность щёлочки, решил узнать, а что там за ней спрятано, для этого он присел между ног девочки, положил свои ладошки на Женькину попку, прислонил два больших пальца к краям щелочки и медленно и осторожно раздвинул. Женька, почувствовав, что открывается вход в её секретную пещерку, и что сейчас кто-то будет видеть то, что никому нельзя видеть, спрятала своё лицо между завязанных рук и сникла. Она не хотела показать парням своего выражения лица, на котором явно бы прочиталась полная капитуляция и ярко выраженное эротическое наслаждение, получаемое от таких наглых манипуляций с её телом. Стыд позора, досада, безысходность, страх, злость, удовольствие и стыд, от осознания получения удовольствия — всё перемешалось в её голове.

Катька же, поняв, что Юрка рассматривает Женькину письку, испытала ещё большее жжение внизу живота, такое сильное, что захотелось там почесать. То чувство, которое она пыталась побороть в себе, словно обрело второе дыхание и с новой силой охватило девочку. Голова закружилась и Катька почувствовала как быстро начали намокать её трусики. Для неё это и раньше было проблемой интимного плана. Повзрослев, при разговорах на интимные темы, просмотрах фильмов с откровенным содержанием, целуясь и обнимаясь с парнями, её пещерка всегда обильно увлажнялась, и часто до такой степени, что промокали не только трусики, но и юбки, платья и брюки. Особенно это было не кстати в общественных местах. Несколько раз она попадала в неловкую ситуацию из-за этого, когда после очередного возбуждения и чувствуя что она потекла, Катька не могла встать, так как опасалась, что все увидят её мокрое пятно. Вот и сейчас, Катька поняла, что её трусики насквозь промокли и что даже по её бедру потекла капелька её выделений. «Хорошо, что я в платье и оно закрывает меня там. Если бы я была в шортах, то они бы сразу увидели, что я потекла!» — пронеслась мысль в голове Катьки: «Лишь бы они не стали рассматривать меня там, как Женьку. Тогда они сразу увидят течку и будут ржать!»

Юрка же, насмотревшись содержимым пещерки, отодвинул свою голову в сторону и открыл нам на обозрение, по нашим настоятельным просьбам, Женькину письку. Края её щёлочки были раздвинуты большими пальцами Юрки и открывали нам небольшую, розовую, блестящую ямочку на дне которой была небольшая дырочка в середине. Вся представленная нам ямка была полна влаги, которая стекала по пальцам Юрки и по бёдрам девочки. Я подошёл поближе, стараясь рассмотреть что это за дырочка такая в центре ямочки. За дырочкой было темно и ничего не видно, но было понятно, что донышко, это не донышко, а какая-то плёночка, закрывающая от нас то, что находится в глубине Женькиного тела.

«Целка!» — довольно улыбаясь, сказал Юрка. От этих слов Женькина попка вздрогнула, и Женька снова прогнула спину, из-за чего, щёлочка подалась к нам ближе, и вверх, и на неё попал лучик солнечного света, и заветное местечко засветилось нам на радость, показывая во всех деталях и подробностях спрятанное до селе Женькино сокровище. Я был так близко, что ощутил аромат Женькиной письки. Именно аромат. Во всяком случае, мне очень понравился этот запах — сладкий и одновременно кислый, дурманящий и манящий. Юрка, видя, что я пристально рассматриваю и принюхиваюсь, сказал: «Чувствуешь, как вкусно пахнет? Так пахнут только целочки! Чистенько, вкусненько, нежненько! Ещё не испорчены х... ми и не засорены всякой заразой!» «Ага! Обалденно пахнет!» — согласился я, любуясь представленной мне произведением искусства сил природы. Юрка же, продолжая держать раздвинутыми края пещерки, указательным пальцем слегка коснулся целки и Женька вздрогнула издав странный возглас: А, аах!», то ли удивления, то ли страха. «Смотри как её целочка стремается! То сожмётся, то расслабиться!» — показал мне Юрка на странные пульсирующие движения Женькиной целки: «Боится целочка, что её порвут!» И желая, видимо, насладиться Женькиным страхом, Юрка проводил своим пальцем по Женькиной девственной плеве, наблюдая, как та вздрагивает, сжимается, и истекает соками под вздохи самой Женьки.

Тут вдруг Никитка вскрикнул: «Бля, у меня сейчас х... взорвётся!» — и с этими словами приспустил свои шорты и вытащил свой возбуждённый член. Его член был меньше моего по длине, но казалось, в два раза толще. Головка его члена была обнажена и влажная, и ярко блестела. Никита встал и, обхватив свой член ладонью, начал водить по нему вперёд-назад, смешно скорчив рожицу и пристально глядя на Женькину пещерку. Мы все обалдели от такой наглости и фривольности.

Катька, увидев такое зрелище, раскрыла от удивления глаза и её ротик приоткрылся. Она впервые видела мужской орган в живую, тем более в эрегированном состоянии, тем более, когда с ним так нагло обращаются. Она и не представляла себе, что член может быть такой большой и толстый. Она раньше видела члены коней, быков, собак, но всегда считала, что у людей, мужиков, он гораздо меньше. Она знала, для чего он нужен и куда пихается, и поэтому, оценив его размер, и размер своей щёлочки, не могла понять, и даже представить, как он туда поместиться. От этих мыслей и представления ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх