Поиграли

Страница: 7 из 9

и приспустил их. Напротив моего лица красовалась Катькина писька. Она просто истекала соками девочки. По форме она отличалась увиденной мной Женькиной письки. Если у Женьки, писька напоминала щелочку сжатыми краями и маленькими лепесточками, то у Катьки писька была похожа на распустившийся цветочек. Её лепесточки были большими и широкими, расходились в разные стороны и совсем не закрывали, а наоборот, как бы обрамляли и подчёркивали вход в Катькину пещерку. Я, желая то же посмотреть на целочку Катьки, положил ей свои ладони на попку и большими пальцами развёл лепесточки письки в стороны. Катькина писька была полна прозрачной жидкости, которая при моих движениях потекла ручьём по бедру девочки.

Катька, чувствуя, что её тоже начали разглядывать, затряслась от очередной серии рыданий. Эти потряхивания её тела очень сильно возбуждали меня, так как её писька при этом призывно подёргивалась. Катькина писька в глубине была тоже не такая как у Женьки. Если Женькина писька, до того как ей сорвали целку, имела в конце почти прозрачную перепоночку, с маленькой дырочкой по середине, то у Катьки, целочка была более толстой и с несколькими, но более маленькими, отверстиями из которых и сочилась влага.

Полюбоваться Катькиной целочкой подошёл Юрка: «Ну них... себе тут пи... да! Вот это да! Как у заправской бл. ди! Вот это тебе подфортило Андрюха! Такую пиз... ку поискать ещё надо! Правда целочка жесткая, такую трудно рвать, орать будет и дёргаться!»

Катька, услышав комментарии Юрки, испугалась ещё больше. Она и так сильно боялась, а тут ещё узнала, что ей точно будет больно, больнее, чем Женьке. От испуга она стала сжимать свою попку, стараясь закрыть от нас свою пещерку, от чего её попка стала твёрдой, а края пещерки сжались.

«Видишь как застремалась!» — продолжал поучать Юрка: «Ты так её точно не порвёшь, проще уж бутылкой или огурцом! Но можешь полизать, если не стремаешься!» «Чё лизать то?» — удивился я. «Чё, чё... Пиз. у надо лизать. Особенно вот здесь!» — и Юрка коснулся своим пальцем Катькиной пещерки в самом её низу. От этого прикосновения Катька сразу же прогнула спинку и подняла свою попку, её ягодички расслабились и края пещерки раскрылись. «Видишь, как действует! А если полизать, эту штучку, то девка вообще расслабится и кайфанёт. Мне так нравиться нализывать, потом очень приятно трахать. Пи. да становиться мягонькой, нежненькой, просто кайф, в сто раз лучше трахать, чем на холодную и сухую.»

Убеждённый и верящий его словам, я приблизил своё лицо к Катькиной промежности и ощутил исходящий от неё жар и кисло-сладкий дурманящий запах, такой же, как у Женьки. Я высунул свой язык и кончиком языка осторожно и быстро лизнул Катькину письку.

Катька, ожидавшая до этого мучительного проникновения и боли, и вдруг почувствовавшая, что её пещерки коснулась что — то не твёрдое, а мягкое и доброе, ужасно приятное, дёрнула своей попкой вверх.

На вкус, Катькина писька, оказалась кисленькой, но довольно таки приятной. Я более уверенно лизнул её второй раз, потом третий. На каждое моё движение Катька отвечала подёргиванием своей попки. Убедившись, что я всё делаю правильно, я прижался всем лицом к Катькиной промежности так, что мой нос, слегка погрузился в её пещерку, губами я целовал её лепесточки, а язычок, оказался совсем рядом с волшебной горошинкой и начал её теребить, то касаясь, то обходя по кругу, то нажимая.

Катька от таких ласк просто обалдела. Прикосновения моих губ и движения языка доставляли ей огромное удовольствие, и сама того не замечая, Катька расслабила свою попку и письку.

Женька, которую в этот момент натрахивал Никитка, увидев, что Катька испытывает настоящее удовольствие, очень этому удивилась и посмотрела, что там такое делают с её подругой и заметив мою голову за попкой подружки, догадалась, что подругу сейчас лижут в самом интимном месте. От представления и осознания этого Женька испытала второй оргазм, который, вдруг, неожиданно накатил на неё.

Никитка, который тоже был готов к завершению, почувствовав массажирующие сокращения Женькиной пещерки на своём члене, начал тут же сильно спускать. Так же как и Юрка, он старался всунуть свой член как можно дальше и глубже в тело Женьки, интуитивно желая, что бы его сперма удобно разместилась в теле девочки. Никита вытащил свой обессиленный инструмент из Женькиной дырочки и тут же в истекающую соском пещерку вонзился член Вовки.

Вовка был самым высоким и здоровым из нас, хоть ему и было 15 лет, но выглядел он на все 18, и член у него был самый здоровый. Даже в спокойном состоянии он был похож на большой банан, а тут, в состоянии эрекции, он приобрёл схожесть с лошадиным органом. Он был очень длинный и очень толстый. От его проникновения Женькина пещерка растянулась, причиняя девочке ужасную боль, даже более сильную, чем при прорыве целки. Ещё бы, такой гигант прорывался в её тесненькой, только что девственной пещерке. Но Вовка был так возбужден и так жаждал тела девочки, что ему было всё равно, что она там испытывает. Вогнав свой агрегат до упора, воткнув его головкой в дно пещерки девочки, он начал с остервенением трахать её, вытаскивая свой член полностью, а затем снова втыкая вжимающуюся плоть. Но вот несколько движений его члена и стенки пещерки Женьки расширились, и девочка перестала чувствовать боль, на смену болевым ощущениям пришло удовлетворение от осознания и чувства того, что такой огромный член двигается в ней. Вовка трахал Женьку долго и разнообразно. Он то наяривал её как паровоз, жестко, быстро и сильно, то вытаскивал свой член и его головкой наглаживал истекающие соком края пещерки девочки, то резко вгонял и вращал членом внутри девочки, не вынимая его, то, видимо желая отодвинуть извержение, вынимал член и просто наглаживал Женькину попку, а отдохнув и немного успокоившись, начинал снова наяривать девочку.

Женька уже не могла ни кричать, ни стонать, она просто лежала расслабленная и довольная, она не могла уже двигаться и шевелиться, её тело дёргалось под воздействием мощных толчков Вовкиного члена.

Вовка, достаточно насладившись трахом всунул в последний раз свой член в Женьку и начал спускать. Спускал он так же долго, как и трахал. Казалось, он накачивает Женькину матку своей спермой литрами. Но вот он, наконец, вытащил свой страшный агрегат из Женьки и парни увидели, какая большая дырка появилась там, где раньше была целочка.

Юрка своим членом, конечно, расширил пещерку девочки, но сейчас, после траха Вовкиным членом, там была просто огромная дыра, из которой вытекала потоком жидкость.

Пока Вовка трахал Женьку своим страшным оружием, я активно нализывал Катькину пещерку, которая ещё была не освоена и не испробована, была маленькая и закрытая на целочку.

Моя работа язычком, поцелуи губами и лёгкие проникновения носа так сильно возбудили девочку, что Катька была готова сама насадить себя на что-нибудь твёрдое и длинное, что бы это проникло внутрь неё и потушило тот пожар, который бушевал в её теле. Она так сильно старалась прижаться ко мне, что её попка отошла от края стола и двигалась навстречу моему языку.

Юрка, увидев такое развитие событий, сказал мне: «Ну, вот ты мастер лизунчик, давай, натягивай её! Она уже готова!».

«Неееет, Не надо, пожалуйста» — взмолилась Катька, которая по мнению Юрки желала меня. Я оторвался от попки Катьки и поднялся. Катька, почувствовав, что её сладкое местечко покинул мой язычок и сладкие и приятные ощущения пропали, стала призывно и требовательно двигать попкой. При этом края её пещерки раскрылись так сильно, что мне была видна её целочка. «Не надо меня трахать... « — пищала Катька, но её писька говорила совсем другое: «Да войди же ты в меня скорее, трахни меня!»

Я, конечно же, слушал её, а не Катьку. Я широко расставил свои ноги и рукой приставил свой член к раскрытой пещерке девочки и взялся за её талию.

Катька, почувствовав прикосновение к своей целочке головки моего горячего и возбуждённого члена, хотела было ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх