Санаторий

  1. Санаторий
  2. Санаторий. Часть 2

Страница: 5 из 13

мысли о том, что если бы не мамины трусики, я бы точно не удержался и сейчас бы трахал ее по-настоящему. Однако максимум что я мог это направлять член немного вверх. Головка упиралась в трусы на лобке и благополучно скользила по ним дальше к животу. Окончательно поняв, что так ничего не добьюсь, я остановился.

 — Костик, что такое? — удивилась мама.

 — Мам, ложись лучше на спину...

Она с готовностью перевернулась, вытягиваясь во весь рост. Я сдвинул ночнушку, обнажая слегка выпуклый мягкий живот и улегся сверху. Мама чуть раздвинула ноги, пропуская член между них и снова сжала. Я возобновил фрикции. Лежать на женском теле было намного приятнее, кроме того, по ходу дела я запустил руки под ночнушку и потихоньку мял ее грудь. Мама не возражала.

С каждым разом я приподнимал таз все выше, полностью освобождая член из тесноты бедер. На обратном пути он, отклоняясь вперед, утыкался в трусики и соскальзывал в междуножие. Немало потрудившись я подобрал такой угол, что головка никуда не соскользнула, а упершись, начала раздвигать губки, вдавливая ткань между них. Я усилил нажим, пытаясь хотя бы так на немного углубиться в вагину.

 — Костик, прекрати немедленно! — мама резко столкнула меня с себя и села на кровати. — Ты что, совсем обнаглел?

От разочарования я так и хотел ответить «Да, обнаглел», однако получилось почему-то:

 — Я случайно...

 — Мда, зря я все это затеяла... — задумчиво произнесла мама, однако посмотрев на вздыбленный член, сжалилась — Ладно, заканчивай давай.

Я попытался было занять прежнее положение но она воспротивилась:

 — Нет, так мы больше не будем.

Вместо этого мама стянула через голову ночнушку, наконец позволив мне рассмотреть два мягких белых холма, заметно больше теткиных.

 — Клади его сюда. — указала она между ними.

Я навис над ней сверху, поместив член в указанное место. Мама сжала груди вокруг него и слегка пошевелила ими. Дальше я и сам понял что делать. Скоро плеснувшая из меня сперма залила мамину шею. Немного попало и на лицо, хотя она и пыталась отвернуться.

Вопреки моим ожиданиям и несмотря на уговоры мама категорически отказалась спать голой.

 — Отстань! — отмахнулась она, натягивая ночную рубашку. — И вообще не думай, что тебе pвсе можно. Я сама еще не поняла, почему так много позволяю.

Особо настаивать я не стал, и так сегодня весь день везло на сексуальные приключения. Еще вчера я подумать не мог, что тетка и особенно мама на такое способны, а тут на тебе... Воздух что ли тут такой? Или какое-то аномальное место? Сам я одеваться не стал и прижавшись всем телом к отвернувшейся маме обнял ее, невзначай положив руку на грудь. Я бы с удовольствием так и заснул, но сон не шел. Вместо этого член опять начал твердеть. Пришлось отвернуться и перебраться под свое одеяло, максимально отодвинувшись к краю. Постепенно возбуждение отпустило и я провалился в глубокий здоровый сон.

Разлепив глаза я понял что проспал. В окно било солнце, а в номере никого кроме меня не было. Я потянулся, гадая, сколько сейчас времени. Часов поблизости не оказалось а вставать не хотелось. Впрочем, некоторые части моего тела таки встали, смешно приподняв над собой одеяло. Повалявшись немного я поднялся и спотыкаясь поплелся в душ. Прохладные струи разбудили меня окончательно. Брызнув напоследок на себя ледяной водой, я бодренько выскочил в номер. Теперь организм требовал чего-нибудь пожевать. Дорога в столовую была знакома, так что вскоре я сидел там за столиком и поглощал овсянку.

Что удивительно, за все утро я не встретил ни одной живой души, ну кроме хмурой тетки на раздаче в столовой. Мало того, везде еще стояла мертвая тишина. Возвращаясь обратно, я чувствовал себя как в каком-либо фантастическом романе — единственным оставшимся на земле человеком. Эх, надо было у Олжаса спросить, в каком он номере! — как водится запоздало пришла умная мысль. Рассудив, что если я вчера встретил его на балконе, то и живет он на нашем этаже, я прошелся по балкону. Само собой, там тоже никого не оказалось. Попытки заглянуть в окна тоже провалились по причине отражающегося в стеклах солнца. Никаких звуков из окон тоже не доносилось, несмотря на приоткрытые почти везде форточки.

Вернувшись в номер, я озаботился поиском развлечений. На улицу одному идти было бессмысленно. Что я там бродить буду, если даже поговорить не с кем? Тем более, как я вчера выяснил, если кто и встретится, то никак не моей возрастной категории. Перерыв еще раз наши вещи убедился что никакой, даже самой завалящей книжки мы с собой тоже не прихватили.

Тут из коридора донесся звук захлопнувшейся двери. Тетка вернулась — догадался я. Значит, сейчас и мама подойдет, они ж вместе ходят. Безрезультатно подождав минут двадцать я засомневался — не послышался ли мне этот звук. В памяти всплыло где-то прочитанное, что когда люди долго находятся в полной тишине у них начинаются слуховые галлюцинации. Чтобы развеять сомнения я вышел в коридор и подергал ручку теткиной двери. Точно, закрыто. Я собирался попрощаться с отъезжающей крышей, когда из-за двери донесся таки теткин голос:

 — Кто там?

 — Я это, теть Кать, я!

Замок щелкнул, в приоткрывшуюся щель выглянула тетка с полотенцем на голове, придерживая на груди запахнутый халат. Явно только что из душа.

 — Заходи, а то сквозняком тянет.

 — Теть Кать... — я захлопнул за собой дверь — А мама где?

 — Так на процедурах. Там же очередь. Я вышла, а она пошла. Скоро придет, не волнуйся.

Больше спрашивать вроде было и нечего. Можно поворачиваться и уходить. Однако тетка не торопилась меня выгонять.

 — Чой-то, Костик, ты сегодня прилично выглядишь... — кивнула она на мой пах. — Не как в прошлый раз. Или дрочил с утра?

Вот что я должен был ей ответить?

 — Э-э-э... Нет... То есть и не собирался... То есть я этим не занимаюсь... — в конец запутался я.

Она рассмеялась:

 — Не ври уж. Все занимаются, а он нет! Как же, так я и поверила! — потом вдруг перешла к уговорам — Ну может все же покажешь, как вы это делаете? Я всегда посмотреть хотела...

Я отрицательно мотнул головой. Что у нее за нездоровый интерес к этому процессу?

 — Ну тогда я хоть на живой член посмотрю. Можно? А то в этом долбаном санатории ни одного нормального мужика!

Не успел я ничего сказать, как она присела и стянула с меня штаны вместе с трусами. Член уныло повис перед ее носом, маленький и жалкий.

 — Костик, что это ты? — притворно удивилась она — Я член хочу посмотреть, а это что? Это какая-то писька а не член. Нет, так не пойдет.

Тетка поймала меня за руку и сунула ее к себе за пазуху, прижимая к груди. Как только в руке оказалась мягкая округлость с твердым соском в центре писька начала неуклонно расти, превращаясь в член. Другой рукой она сдернула халат в сторону, выпуская на волю вторую грудь. Это еще больше ускорило процесс.

 — Вот, совсем другое дело! — Тетка оглядела торчащий в потолок орган со всех сторон, едва не касаясь его носом. — Ну что, теперь-то подрочишь? — спросила она еще раз, вставая.

Я в очередной раз отказался. Теперь это был вопрос принципа. Какое-то прям навязчивое желание — заставить меня дрочить.

 — А я сейчас без трусов. — сообщила она. — Если согласишься, разрешу посмотреть. — и не услышав согласия, добавила — А может быть и потрогать разрешу.

Я стоически молчал. Тогда, не дождавшись моего ответа, тетка все равно сбросила халат, оставшись только с полотенцем на голове.

 — Ну как? — она повертелась передо мной — Не передумал? Нет?

Она изобразила передо мной нечто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (42)

Последние рассказы автора

наверх