Санаторий

  1. Санаторий
  2. Санаторий. Часть 2

Страница: 8 из 13

давай, мам... Если не получится, сразу перестанем.

 — Да не получится... — уныло, словно ей самой было стыдно за это, произнесла она, но все же принялась вытирать член полотенцем от остатков смазки.

Я перевернулся на спину. Мама склонилась над пахом. Закрыв глаза, сначала я почувствовал на головке ее жаркое дыхание, потом легкое касание губ. Губы прижались к головке с краю, несколько раз несильно сжали ее, проверяя ее упругость и поползли вниз, вбирая в себя плоть. Как только головка оказалась во рту со стороны мамы послышались характерные звуки. Вытолкнув член она выпрямилась, откашливаясь.

 — Ну вот, я же говорила!

И это отверстие оказалось для меня под запретом. Отдышавшись, мама встала раком:

 — Костик, давай между ног. Хватит с меня экспериментов.

Вздохнув, я занял положенную позицию, сунув член между ее ног. Прямо передо мной маячили две роскошные белые ягодицы, колыхающиеся от моих толчков.

 — Мам, а еще сюда можно... — я повел между ягодиц пальцем и отодвинув шнурок стрингов уперся в анус.

 — Вот еще! — фыркнула она. — Я не извращенка!

 — Брось, мам, в наше время это нормально. Давай попробуем!

 — Ненормально!

 — Всем нормально, а тебе нет?

 — А мне нет! Это не для того дырочка!

 — Мам, ты как будто никогда порно не смотрела?

 — Так то порно! Они там тренированные!

 — Ну так они тоже когда-то в первый раз...

Все это время я гладил ее анус, время от времени предпринимая безуспешные попытки вставить в него палец. Без смазки ничего не получалось.

 — Это, говорят, больно... — не сдавалась мама.

 — Кто это говорит? — заинтересовался я.

 — Так... говорят...

 — Ну кто?

 — Катька... — призналась она.

О как! Тетка-то, оказывается, и в зад дает. Надо воспользоваться при случае.

 — Мам, мы осторожно! Если что — сразу перестанем! Как с минетом!

 — Обещаешь? — начала она поддаваться.

 — Обещаю!

Мама достала из-под подушки тюбик крема:

 — Катька сказала, надо хорошо смазать. — пояснила она. — Нет-нет, я сама! — оттолкнула она мою протянутую руку.

Мне оставалось только сидеть рядом и наблюдать, как она легла на бок и приспустив трусики, щедро размазала крем вокруг ануса. Потом попробовала вставить палец. Видно, что-то ей не понравилось.

 — На, выдави внутрь. — передала она мне крем и растянула ягодицы.

Я охотно прижал тюбик к отверстию и от души надавил.

 — Хватит, хватит! — остановила меня она, почувствовав как крем заполняет прямую кишку.

Я вновь превратился в наблюдателя, разглядывая как она двигает в попке пальцем, а затем и двумя. Со стороны казалось, что никакого неудобства мама от этого не испытывает. Глядя на эту картину я чуть не кончил раньше времени.

Наконец мама решила, что можно начинать. Она встала на четвереньки, предварительно перемазав член кремом по самые яйца. Я занял место сзади, надавливая членом на сжатую дырочку.

 — Сильнее... — подсказала она.

Я послушался. Снова ничего не вышло. Еще усилив нажим, ощутил невозможное — каменный, казалось, член начал гнуться, но входить не желал. Попытка проникнуть в маму пальцем подтвердила мои подозрения — попка сжалась, не пропуская даже палец.

 — Мам, расслабься... Не входит...

 — Не могу... Я боюсь...

 — А что же делать?

 — Сейчас... — мама завозилась, расставляя ноги. — Подожди...

Я мошонкой ощутил, как ее рука легла между ног, поглаживая промежность. Идея была понятна, оставалось только снова приставить член к входу и терпеливо ждать. Сначала ничего не происходило. Затем мамино дыхание участилось, рука зашевелилась энергичнее. Бедра начали едва заметно покачиваться. Наконец сфинктер расслабился, пустив в себя кончик головки. Обрадованный, я толкнул член дальше. Мама дернулась и зашипела:

 — Кос-с-стик, подожди еще немножко!

Я немедленно остановился. Мама продолжала гладить себя, все заметнее раскачивая бедрами. Сфинктер снова расслабился. Чуть-чуть усилив нажим я почувствовал, как она каждым своим движением по миллиметру насаживается на меня. Не шевелиться стоило мне нечеловеческих усилий, особенно когда головка скрылась в маме полностью и начала путешествие в недрах прямой кишки. Мама негромко постанывала, не то от массирующих клитор пальцев, не то от распирающего попку члена. Тем не менее член входил все глубже. Где-то на полпути мама довела себя до оргазма. Сильно сжавшись, попка расслабилась окончательно, но член-предатель в ответ на содрогания ее тела не вытерпел и залил мамины внутренности спермой, мгновенно сдувшись после этого.

 — Больно было? — спросил я ее, когда она вернулась из душа.

 — Ты знаешь, Костик, если не спешить то не очень. Я даже сама удивилась. Такую дубинку в попу затолкать!

 — Мам, вообще-то я полностью не успел...

 — Да? А насколько?

 — Ну, наверное, две трети... — приврал я.

 — Все равно прилично...

 — Да, немало... А завтра еще раз попробуем? Говорят, чем дальше — тем легче.

 — Это кто это говорит? — усмехнулась мама.

 — Ну... это... Да вот наверно тетя Катя говорит. Она же в этом разбирается?

Мама тихо рассмеялась:

 — Да ну, скажешь тоже... Она и пробовала-то всего раза два. Оба раза, говорит, боль адская.

 — Так, мам, у нас же лучше получается? Давай завтра еще раз?

 — Посмотрим... — мама зевнула — Если попа болеть не будет, то может быть. Сейчас, например, такое ощущение что ты до сих пор не все оттуда вытащил.

Утро не принесло ничего нового. Как обычно, проснулся я в пустом номере. Позевав, сунулся в прохладный душ, бодренько выскочил оттуда и потопал на завтрак. Завершив обязательную утреннюю программу, вышел на балкон поджидая Олжаса. Ждать пришлось долго, но я все же подавил желание стукнуть ему в окно и дождался естественным образом.

 — Привет!

 — Здорово!

 — Как спалось?

 — Нормально.

 — Я тоже ничего.

 — Поздравляю.

 — Я тебя тоже.

Бессмысленные фразы кончились, повисла пауза. Оба знали, какую тему другому хочется обсудить, но никто не хотел начинать первым.

 — Пошли погуляем. — предложил он.

Мы спустились по пожарной лестнице и углубились в парк. Некоторое время молча шли по дорожкам, иногда сворачивая. Олжас не выдержал:

 — Кость, ну че молчишь? Ну скажи, что ты о нас с матерью думаешь? Я всю ночь голову ломал!

 — Я ж вчера тебе все сказал! Колись, что ты за ночь надумать успел?

 — Понимаешь, если так вот отвлечься от того, что она моя мать... — задумчиво начал он — В общем, выходит что переодевается она перед окном не просто так...

 — Правильно! Не просто так, а для кого? Ну?

 — Получается, для меня... — упавшим голосом сделал он очевидный вывод — Она ж сто процентов знает, что я там.

 — Ну вот! И что тебе еще непонятно?

 — Знаешь, Костик, я вот что не понимаю — зачем? И почему сейчас? Дома она так не делала.

Ага! — подумал я — Вот еще одно подтверждение об аномальной сексуальности этого места. Но вслух говорить об этом не стал.

 — Зачем? Ну тут тебе виднее, ты же ее лучше знаешь.

 — Нихрена мне не виднее! То ли просто покрасоваться передо мной хочет, то ли черт ...  Читать дальше →

Показать комментарии (42)

Последние рассказы автора

наверх