Хрюшка

Страница: 1 из 4

Ее звали Надежда Николаевна, в молодости она быстро выскочив замуж не старалась получить кого-либо образования или найти работу благо муж был очень успешным бизнесменом и с деньгами проблем не было. Пять лет назад когда ей было 40 лет муж развелся с ней и ушел к молоденькой дочке банкира оставив ее с больным трехлетним сынишкой на руках. Благодаря связям, новой пассии ее мужа, суд отказал ей в алиментах, и она осталась одна с ребенком, без средств к существованию. Сейчас это была сорокапятилетняя женщина, среднего роста, у нее была полная фигура, но это была приятная полнота, у нее были красивые округлые бедра, круглый мягкий животик немного выпирал, грудь 4 размера, уже немного обвисла, но все равно сохранила красивую форму. Лицо было довольно миловидное, волосы темные, пышные до плеч.

Когда муж после развода выгнал ее с сыном после развода, из их дома, она две недели жила у подруги, пока наконец ей не удалось, получит работу уборщицы, в офисе самой крупной компьютерной фирмы в Москве. Работу найти ей помогла ее же подруга которая была знакома с начальником отдела кадров этой фирмы, так как, несмотря на то что это самая худшая работа, зарплата в этой фирме была значительно выше чем других местах и поэтому даже уборщице было не так то просто устроиться туда. Кроме того по желанию работников им представлялась комната в общежитии рядом с офисом. Для Надежды еще одним огромным плюсом наличие детского садика в пяти минутах от ее работы.

Так спокойно прошли три года, но тут произошло страшное, ухудшилось состояние ее сынишки Ромы. Диагноз врачей был равен смертному приговору, необходима срочная трансплантация сердца, и сделать это необходимо, в течении двух недель и желательно в немецкой клинике. Где уборщица сможет найти такие деньги тем более еще нужно найти свободное сердце, все было уже решено. Два дня спустя вечером убираясь уже в пустом офисе она тихонько плакала, ее глаза застилали слезы, и поэтому не заметив она провела шваброй по туфлям мужчины которого она не увидела, только смочив туфли она подняла глаза и побледнела. Перед ней стоял Вадим Петрович владелец и генеральный директор этой фирмы. Это был крупный толстый мужчина, которому было 50—55 лет. Его лицо было в гневе.

 — Ты хоть понимаешь, поломойка что надела, эти туфли стоят больше чем твоя зарплата за несколько лет, эта итальянская кожа, а ты своей грязной тряпкой в них тычешь, Ты уволена. Пшла вон! — сказав это он двинулся в сторону своего кабинета.

Надежда бросилась за ним со словами,

 — Вадим Петрович прошу вас, пожалуйста не увольняйте меня, я буду работать в две смены мне нужны деньги, мне очень нужны деньги мой сын умирает! Прошу вас,

Вадим остановился, внимательно посмотрел на ее заплаканное лицо,

 — Что с вашим ребенком? Какая сумма вам необходима? — произнес он,

 — У него порог сердца ему необходима пересадка сердца, врач сказал, что это серьязная операция и требует очень дорогих лекарств и процедур, вместе с реабилитацией нужно пять с половиной миллионов рублей, я знаю что моя зарплата, это капля в море, но я ведь может быть найду еще какой-нибудь вариант, прошу вас не увольняйте, хотите я встану перед вами на колени, я сделаю все что угодно, только не увольняйте меня, — всхлипывая, ответила она.

 — Все что угодно говорите, — Вадим ухмыльнулся, — отлично пройдемте в мой кабинет мне кажется, я смогу вам помочь с вашей проблемой. Надежда, на ходу вытирая слезы засеменила за Вадимом в его кабинет.

Зайдя в кабинет Вадим развалился в своем кожаном кресле, и махнул рукой Надежде на стул напротив его, она села, сложив дрожащие руки на коленях. В ее душе затеплилась надежда, ведь у ее начальника есть деньги и связи, возможно он сможет оказать ей реальную помощь.

Вадим не спеша достал огромную сигару и закурил, внимательно осматривая свою уборщицу,

 — Я заплачу за операцию, и сделаю так, что твой сын получит самое лучшее обслуживание, — произнес он, — операцию ему проведет прекрасный хирург и после он пробудет год в реабилитационном центре для вип пациентов, организовать все это для меня пустяк.

Надежда была поражена его словами и потеряла дар речи от радости, а Вадим тем временем продолжал, — но как ты понимаешь бесплатный сыр только в мышеловке. У меня есть ряд условий, ты будешь по моему приказу раздвигать свои чудесные ножки передо мной и моим деловыми компаньонами, когда они будут приезжать ко мне. Видишь ли, вызывать шлюх днем в этот офис немного неэтично да и слухи могут пойти, не охота портить репутацию серьезного делового человека, а ты можешь пользоваться служебными лифтами и помещениями и никто ничего не заподозрит. Я переведу тебя в дневную смену, это ведь намного лучше твой вечер будет свободным. Я одалживаю тебе пять с половиной миллионов, значит ты будешь подрабатывать моей шлюшкой 5 лет. Один миллион, один год, полмиллиона так уж и быть я дарю тебе, — Вадим засмеялся, — теперь можешь идти, даю тебе время подумать до завтра. Если ты согласна то завтра в восемь вечера я жду тебя здесь, если же нет, то можешь больше не приходить, ты уволена.

Надежда медленно поднялась со стула и пошатываясь отправилась к выходу. Что же делать? То, что предложил Вадим Петрович гадко, но это единственый шанс спасти ее любимого сынулю, она понимала это. Что же делать?

На следующий день у нее был выходной, она на автомате делала свои дела, ближе к пяти часам она отправилась в больницу к своему сыну. Он находился в реанимации, к его телу были проведены различные трубки. Надежда смотрела на своего малыша она родила его когда ей было 37 это был долгожданный подарок, она была сама не своя от счастья когда этот кроха появился на свет. И вот сейчас его жизнь висит на волоске, и она может спасти его. Нет, она просто обязана сделать все, чтобы спасти его. Сегодня в восемь она скажет Вадиму Петровичу, «Да» и будь что будет.

Переговорив с врачом, она еще раз уточнила все подробности насчет шансов на успех полного выздоровления после проведения операции. После этого села на автобус и отправилась в офис.

Семь тридцать пять, а до офиса еще три остановки, где-то2, 5 км, и почему именно сейчас произошла эта авария и автобус стоит в пробке уже сорок минут, если она сейчас ничего не сделает, она опоздает. Она никогда не простит себе этого. Подскочив к двери, она стала просить водителя, чтоб тот немедленно открыл дверь и выпустил ее из автобуса.

Она бежала так быстро как могла, каблуки хоть и не большие все равно замедляли ее, поэтому сняв их, она, рвя колготки, бежала босиком. Прохожие оглядывались на нее как на сумашедшую. Вот уже и здание офиса, сердце колотилось как бешенное в боку сильно кололо проскочив охрану, слава богу, сегодня дежурил Анатолий, приятный паренек, он лишь удивленно взглянул на нее, отмечая пропуск. Да наверно тот еще у меня видок подумала Надежда, босая с порванными колготками, вся поту с растрепавшимися волосами. Сколько там времени. О нет! Восемь часов десять минут она опоздала. Но десять минут это пустяк может еще не все потеряно. Она резко распахнула дверь кабинета Вадима Петровича.

 — йаяя йф уфф Я согласна с вашими условиями я сделаю все как вы мне скажете, — задыхаясь, выдавила из себя Надежда.

 — Поздно мое предложение аннулировано, ты опоздала, убирайся, — резко произнес Вадим, его толстое лицо, блестящее из-за жирной кожи растянулось в ехидной ухмылке.

 — Нет нет, умоляю вас помогите моему сыну я буду делать все, что вы мне скажете, — Надежда принялась лихорадочно снимать с себя одежду, сбросила плащ, затем дрожащими руками расстегнула блузку и бросила ее на пол, затем расстегнув молнию на юбке, тоже сбросила ее на пол, за юбкой последовали рваные колготки, затем лифчик. Оставшись лишь в белых хлопковых трусиках, женщина застыла в нерешительности и прикрыла руками свою большую колыхающуюся грудь.

Вадим,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх