Попытка - не пытка

Страница: 2 из 3

феерверка чувств. Освободившись из влагалища, член на некоторое время появляется в поле зрения Сереги и его жены — смотрят оба. Он — с непонятным мне чувством, а вот она — с любопытством. Дело в том, что у Сереги, как и положено у мусульман, крайняя плоть отсутствует, и его конец сразу весь на виду. У меня же головка спрятана в чехол и поэтому истинные размеры не видны, а Маринке интересно! Если бы посильнее выпивши были, она бы наверное руку протянула и оголила головку — вот был бы номер! За последствия я даже думать боюсь: что Серега, что моя жена, наверное убили бы нас обоих. Слава богу, ни тот, ни другой Маринкиных глаз не видели, и ничего в ситуации не поняли. А я продолжаю эскалацию чувств, и кладу свой член Свете меж грудей, благо есть там меж чего положить. Серега грудь увидел, увидел и часть меня, на этой груди, и тоже начинает потихоньку заводиться: грудь у Светы ого-го, и Серегино мужское начало берет свое. Чую, разошелся, начинает таранить Маринку уже не стесняясь меня. И как — по другому уже смотрит, даже интерес в глазах появился. Видимо, в этот момент, достал он в глубине Маринки какую-то струнку, уже без притворства (так показалось) зазвучала она, Маринка, по настоящему.

Ох и заразительная это штука — групповой секс в хорошей компании! Громче всех Маринка охает, Серега — тот скромничает, как может сдерживается. Я словно кузнечный молот ухаю, мне кажется, что Светик подо мной тоже не молчит. Сводный духовой оркестр, правда без дирижера и нот. Каждый свою партию исполняет. Соло на виолочлене — на кожанной флейте — некому было исполнить, какая досада. Я старался в меру своей испорченности, изгалялся, насколько жена позволяла. Маринка со Светланкой уже почти в унисон попадают, Серега... Классическую рабоче-крестьянскую позу Серега так и не смог нарушить, зажался. Маринка под ним, наверное, уже вся извелась, готова кончить, а он не чует, где ночует. Я тут тоже наготове, бодрит, понимаешь, такое соседство. Света стягивает меня со своей груди, и я втискиваю свой, готовый к излиянию член, к ней, в теплое гнездышко. Она бурно реагирует на это и начинает приплывать, вздрагивая телом и голосом. Я и не думал придерживать свой оргазм, поэтому выплескиваю семя прямо в жену, точнее в нижнюю ее часть, очень даже приятную. Спермы необычно много, видимо возбуждение сверх обычного. По соседству тоже дело идет к развязке: Маринка уже во весь голос кричит, и не отрываясь смотрит, как я заправляю Свету. Может от всего увиденного и Серега начал кончать, только он не в жену, а на нее, на живот. Она схватила его за конец и машинально наверх потянула. Он с дуру поддался: того и гляди позволит ей затащить свой обрезанный в рот. Да видимо опомнился, так рванулся вниз, что лицом уткнулся прямо в живот Маринке, в собственную сперму. Что тут началось! Вскочил, пытается одновременно и прикрыться от любопытного взгляда моей жены, и тут же, этой же скомканной простынкой, пытается вытереть с лица (или даже губ) свою сперму... В общем, вот такие пытки при первой попытке.

А жена моя потом у меня еще долго выпытывала: чья же это все таки идея — совместный «труд»? Как мог я отбрехивался, что-то опять теорезировал: мол, что ты пристала, по науке все, всем же хорошо, что еще нужно? А она не верит, что Серега сам ее на это подбил, хотя именно так и было, но, правда, с моей подачи. Маринка, после всего этого, на меня вообще с чертовщинкой в глазах смотрела. Остались как-то раз наедине, так она расспросами замучила: что я ощущал, когда Серегин конец увидел возле ее губ, как бы я себя повел, на месте ее мужа, попав губами в собственную сперму на ее животе. От таких разговоров и до греха недалеко! И задумал я тогда еще одну попытку произвести, теперь уже по обмену партнерами. Ходил кругами, пудрил мозги Сереге. Мол, смотри, начало положено, кое-какие подвижки в моей жене произошли. Она, мол, уже сама хочет попробовать, в смысле узнать: а ради чего, собственно я мотаюсь, по другим бабам, что интересного в самой измене? Психологическую диверсию развернул я тогда — будь здоров! Заодно, говорю, ты можешь сам узнать, каково оно — с другой. И жена твоя, наверное, тоже не прочь попробовать? Ведь «параллельный опыт» вам обоим понравился? Или только ей? А представь, вдруг она с другим, посторонним совсем, попробует, и ей понравится чужой член, больше, чем твой? Вдруг она захочет уйти от тебя к нему? Это все я жужжал на ушко Сереге, точно зная, что он Маринку любит до безумия, и вариант ухода к другому ни в коем случае не допустит. Со своей стороны, я Сереге гарантировал, что свою жену я не брошу, и Маринке мои гениталии вряд ли понравятся больше, чем его. Однажды, незадолго до этого случая, мы с ним даже провели антропологическое сравнение наших причандалов: мой, шельма, немного выигрывал по длинне, у него, обрезанного, в связи с отсутствием крайней плоти чуть пошире разрослась головка. Что там кому больше нравится — пусть сами дамы выбирают у кавалеров. То есть, друг перед другом нет у нас никакого явного превосходства. Просто для того, чтобы подстегнуть чувства моей жены и затевается вся эта хренотень. Маринка — та конечно в курсе всего этого замута, но не от него, а от меня. Не меньше моего ей охота повторить и умножить сексуальный опыт. Моей жене решили ни в каком виде не показывать эти приготовления, я сказал Серому, что для чистоты эксперимента. Вот так, я договариваюсь с каждым из них в отдельности, а они со мной, тайком друг от друга.

В общем, диспозиция выглядела так: я, «якобы» соблазняю его жену, а он обязательно соблазняет мою. Именно так я все и запланировал, очень надеялся что все получится. Потом можно было развивать события, открывать карты, мол все, поздняк метаться. «Давайте жить дружно, то есть друг с другом. « Очередной праздник, опять у нас, но уже в другой квартире — мы получили двушку, (по площади) но, трехкомнатной планировки. Сидим, опять делаем вид, что выпиваем. Ну не шла у нас тогда водка в ход, «Дар осени», очень даже неплохое вино было. И вот, наконец, долгожданное Маринкино изречение: «Ой, я кажется утюг забыла выключить!» Пароль этот прозвучал если и неожиданно, то только для моей жены. Серега отзыв угрюмо озвучил: «Я не пойду. Ты забыла — сама и иди, выключай свой утюг. « События развиваются по заранее рассчитанному мной плану. Начинаются пререкания: «Ночь, куда я одна, я боюсь!» Хотя идти, если честно, практически некуда, там всего-то через один дом пройти. Но план есть план. Я встреваю: «Да ладно, пойдем я тебя провожу, раз Серега не хочет идти». Разыграли, как по нотам. Моментально подхватившись, я и Маринка чуть не бегом отправляемся «проверять утюг». Едва вошли в их комнатушку, Маринка повалила меня на кровать, и не тратя времени на всякие глупости стала приводить моего солдатика в боевую стойку. Должен без ложной скромности сказать ей это удалось достаточно быстро. Почувствовав в своей руке готовый к работе аппарат, она, не откладывая резину в долгий ящик, оседлала меня и стала заталкивать моего головастика к себе в щель.

Катастрофа! Щелка бритая, но не сегодня, и похоже даже не вчера — колется, зараза — это раз. Никакой смазки в ней нет и в помине — это два. А я возбужден чрезвычайно ее руками, напором, стонами, в конце концов. Того и гляди не выдержу, и начну растрачивать драгоценные силы и разбрасывать семя раньше времени. Решил я притормозить скачки, и буквально силой отлепил ее бритый колобок от своего многострадальца. Пытаюсь напомнить ей ситуацию, про член и такие близкие губы, а она вроде стесняться начала. «Ты что, тогда у меня случайно получилось, я не разу еще не пробовала... « Ну так, говорю, давай, попробуй, а то у меня сухостой, у тебя ни росинки, так и сломать что-нибудь недолго. Она сначала по другому попробовала: ладошкой подержалась за открытую головку, потом языком ладошку лизнула, как бы пробуя на ней вкус члена. Напустила потом слюны в руку и стала осторожненько смазывать весь член. Ну все, думаю, не побывать головушке блудной во прелестном ротике Маринушки....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх