Отдых в санатории

Страница: 1 из 3

Написано на основе виртов
Михаила Иванова и Белочки

Осень. Ноябрь. Холод собачий с редкими проблесками солнечных зайчиков на поверхности пруда. Первый снег заметает природу и душу. Мать и отец дарят своему любимому сынуле и наследнику курортную путевку в дорогущий элитный санаторий. Отец работает в администрации, так что ему позволителен такой отдых.

Ехать ему совершенно не хотелось. Он со своими друзьями строил планы на этот промежуток времени, которые не предусматривали курорты и отдых... Но делать нечего, он человек подневольный, зависимый от своих богатеньких предков, собрал спортивную сумку и рюкзак, сел в автобус и в путь.

Парни и девушки, ехавшие со ним, раздражали своей тупостью, бездарностью, примитивностью. С трудом, сдерживая себя, Михаил смотрел в окно автобуса, наблюдая за проносящимся пейзажем мегаполиса.

О, наконец-то, приехали! 10-этажная махина с двумя корпусами, соединенными стеклянным воздушным коридором. Внешнюю и внутреннюю часть здания описывать бессмысленно, т. к. нет слов, способных передать обывателю цену выражения ЭЛИТНЫЙ САНАТОРИЙ.

6-й этаж. 603-й номер. Двуместный. Вместе с Мишей поселяют Рому, который вытирал сопли о свою одежду, предлагал сыграть в дурака на стакан с водой, шаркал противно ногами. Ромку Михаил избил на вторые сутки совместного проживания и стал жить один.

Дни тянулись как недели, недели как месяцы... Его душа, жаждавшая развлечений и разврата выла изнутри воплем дикого койота. От нечего делать он начал искать любую отдушину, способную дать обретения покоя. Прогулки по коридорам, посещение дискотек, бассейнов, саун, ванн, массажных кабинетов не давали умиротворения.

Пока он в один из пасмурных вечеров не повстречал её...

Девчонка. Короткая стрижка. Огненно-рыжие волосы. Белая блузка. Короткая черная юбка, открывающая загорелые бедра. Нервно курит, по щекам дорожка слез напополам с тушью, пальчики дрожат. Михаил присел рядом и заглянул в заплаканные глазки. Реакции никакой. На вид лет 25. Рост метр шестьдесят-шестьдесят пять. Красивая. «Эй, ты чего?»...

Она в изумлении поднимает голову. Передо ней рослый парень с красивой фигурой.
 — Ничего... ты шёл куда-то? вот и иди..
Она шмыгнула носом и отвернулась к окну

 — Тебя кто-то обидел? Эй, ну ты чего? Прекрати. Я ж ничем не виновен в твоих слезках... Ну, хватит... — Миша тихонько положил руку на её плечо.

Она дернула плечом, сбрасывая руку. Окинула оценивающим взглядом с ног до головы. А он ничего. Видно было по лицу, что она расстроена, что он застал её в таком состоянии.

 — Ты сам откуда, кавалер?

 — Отдыхаю в этой дыре! 6 этаж, 603-й номер! А ты откуда?

 — Ого... а я тут работаю! с самыми мелкими, на третьем этаже. Ну ты сказал, дыра...

Он рассматривал с замиранием сердца как шевелятся губки, обнажая ровный ряд лисьих зубок. Ресницы порхают бабочками смахивая с себя высыхающие капли расстройства.
 — Правда? Здесь? Нянечкой? Во, дела?! Дыра, почему? Потому что чувствую себя здесь лажово! Вставай, я тебя провожу

 — Воспитателем я тут... Ну пошли. Только давай не на лифте? Пока дойдём, хоть слезы высохнут. А почему тебе тут плохо? мне нравится! Есть чем заняться... хотя времени свободного мало у меня

За одной из стеклянных дверей зазвучали аккорды медленного танца.

 — Подожди! Дискотека! Пошли-ка, развеемся! Там как раз медленный танец...
Они вошли в мигающий неоном зал, заполненный до отказа танцующими парами. Медляк проредил их ряды, позволяя занять место по центру. Миша взял её правой рукой за талию, левой за спинку, чуть прижимая к себе, уверенно повел в ритме танца... Глаза в глаза... её губки приоткрыты. Остренький язычок то и дело появляется наружу и облизывает пересохшие губки...

Она краснеет, её волнуют мужские руки на талии, наглый изучающий взгляд почему-то не отталкивает. От близости тела пересыхает все во рту. Он хорошо танцует, — замечает она про себя, — интересно сколько ему лет? От ладоней такое тепло, что разливается по телу и её ноги начинают подрагивать... Внезапно она вспоминает, что на блузке оторвалась утром пуговица и она поленилась пришить. Слегка скашивает взгляд... Так и есть!!!... Полушария грудей слегка выглядывают из разреза. Надо как-то уходить.

Он заметил, что её взгляд на мгновенье отрывается от его. Проследив за его траекторией он в фиолетовом отблеске лазера замечает брешь в блузке и кусочек светлой кожи. Быстро возвратил на место взор и встретился с её глазками. Она, поняв, что мальчишка увидел её косяк, опускает застенчиво глаза, и опять розовеет...

У неё такое впечатление, словно он взглядом раздел. Надо идти, воспитатель потеряла наверное её, по времени пора малышей спать укладывать.
— Как тебя зовут?

 — Михаил.
 — А я Катя, — смутилась она.
Он посмотрел внимательно на смутившуюся девушку и куда-то внезапно засобиравшуюся. По ходу танца он выяснил причину её горьких слез: 1000 рублей у одного беса выпало, она подобрала, не стала спрашивать чьи, а потратила на какую-то ерунду. Кто-то видел это и шепнул этому петуху о нашедшей его кровные. Он наехал на неё, чуть не с кулаками, требуя вернуть и угрожая сообщить, что она их своровала. Миша уверенно провел указательным пальчиком по подбородку:
 — Предлагаю два варианта решения проблемы: либо я ломаю нос этой падле, либо идем ко мне в комнату, я даю тебе эти 1000 рублей и ты отдаёшь ему. Ну? Выбирай.

У неё внутри всё похолодело. Ни один из вариантов не устраивал. Но из двух зол надо выбирать меньшее. Сломанный нос грозит точно увольнением, и неизвестно возьмут ли её ещё на такое хорошее место работать. Зачем она сказала!!!... Холодный пот прошиб её с головы до пят. Надо принимать решение. Как же страшно идти с ним!!! Этот уверенный наглый взгляд, эта рука, коснувшаяся её и уверенность в своей безнаказанности.
— Давай выйдем покурим? — голос Кати задрожал от напряжения. Ей просто нужна пауза, уж сильно мысли скачут. Надо успокоиться. Может пока курим решение придет само и выход из ситуации будет найден.

 — Я не курю. Погоди, иди-ка сюда...
Михаил легко за талию притянул её к себе, губы соединяются с губами. Не проникая внутрь обводит языком по пересохшим шершавым губкам, чуть покусывая и массируя их зубами. Их никто не видит, свет лазера не проникает за опорную колонну. Мишка вдруг почувствовал, что растворяется в музыке и поцелуе. Оторвался от неё, его верхняя губа лежит на её нижней, зубы зацепились нежно за край, языком обвёл бархат уст

Её сердце словно захлопнулось от неожиданной ласки. Словно током пронзило снизу до верху, возбуждая и заставляя подчиняться его рукам. Дыхание сбилось и кажется, что грохот девичьего сердца сейчас слышен всему залу. Нет!!!... Это не она!!! Но руки обнимают его голову, а язык проникает в его рот, жаркое желание охватывает её...

Мишкина ладонь проскальзывает в зазор блузы, проведя нежно вдоль ребрышек к области лопаток, а оттуда — к пояснице, задерживается на мгновение у резинки юбчонки, быстро преодолевает зыбкий барьер и ложится на горячие ягодички... Ногтем подцепил хлопок её нежных трусиков и жар обжег кончик фаланги...

Катя смотрела на него широко открытыми глазами: Ой!!! мама!!! что же он творит!!! Лицо её пламенеет и горит, жар охватывает тело и разливается внизу живота, заставляя сжимать ноги. Она так растеряна и не знает, что делать! Надо сказать ему... но как? Взрослая тетка и пацан... и сказать ему, что никогда и никого у неё ещё не было? Надо как-то отрываться от него и уходить... Да! Она сначала решительно тряхнула головой... но... тогда он тому сломает нос... Боже!!! что же ей теперь делать???... Тело не слушается и дрожит требуя продолжения ласки, желая его рук и поцелуев... Она прижалась к стене спиной, сильнее, ещё... заставляя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх