Новая жизнь. Часть четвёртая

  1. Новая жизнь. Часть первая
  2. Новая жизнь. Часть третья
  3. Новая жизнь. Часть четвёртая

Страница: 1 из 10

Возможно это был единственный и самый лучший и спокойный день из всех совместно проведённых с Хозяевами. Больше поблажек и послаблений ему не давали. Каждый день был на пределе и за пределами. Каждый день был полон осознаний о том, что он переступает грани себя, всё дальше и дальше. Каждый из дней ломал его и всё внутри. Подчинение, без права на ошибку, без права слова, без права отдыха. В короткие часы снов это не отпускало и там. Дрессировка, как собачка, как робот, он только исполнял приказания, без права на сострадание. Мысли о побеге медленно терялись в этом непрекращающемся кошмаре.
Боль стала неотъемлемой частью чувств и заняла лидирующее место. Тело постоянно украшали новые шрамы и рубцы, он выполнял всё по приказам, не смея ослушаться, если результат не удовлетворял Хозяев, его строго наказывали. Лишение еды и воды, пытки током, водой и огнём, плети, стеки и даже кнуты, наказание всегда было изобретательным. Били плетями и для профилактики, каждый день. Язык тоже украсил прокол. 3 дня ему после этого давались послабления и он был освобождён от принуждений к оральному сексу. Парень, который делал проколы, выполнял и грязную работу, так же на нём висела большая часть технических вопросов, он всегда помогал, когда его звали Хозяева, выполнял всё о чём они просили, но никогда не участвовал в играх и даже пальцем не прикасался к Ники, если только это не было необходимо. Ники так и не понял, платили ли ему Хозяева или парень делал всё по принуждению или же по доброй воле, оставалось неясным, что их связывало, но то, что он их не предаст было и так понятно.

Попку сучки тренировали, анальные пробки находились там, даже когда он спал. Руки постоянно скованы в изощренных, но всегда разных положениях, а тяжёлый ошейник с цепью и кожаные ремни с замками чаще всего были единственной его одеждой, хотя порой Хозяева одевали его как куклу. Чулки, юбки, платья, все сумасшедшие и фетишные. Так в латексных чулках и корсете с юбкой, на высоченных каблуках на которых и так было трудно устоять и с огромной пробкой в попке он играл служанку. Внизу между щиколоток была пропущена цепочка, на сосках прикреплённая к золотым серёжкам, так же и руки в чёрных же латексных перчатках скованы спереди, когда он что-то подносил и сзади, когда он убирал ртом и смахивал пыль щёткой пушистой на конце, закреплённой у него в попке. Кончать запрещалось, так же, как и мастурбировать, на членике постоянно стояли специальные приспособления, не позволяющие кончить. Разрешение получить оргазм надо было выпросить или заслужить. Он научился делать первоклассный минет, и даже подавлять рвотные спазмы. Наркотики были нечастым явлением и ему давали различные препараты, когда хотели усилить и ужесточить его ощущения. Он вообще старался не плакать, но наркотики часто провоцировали его на это. Мало говорить, мало просить и мало думать, он учился этому.

Так, однажды он остался привязанным, стоя спиной к стене полностью обездвиженный, обколотый и обкуренный какой-то дрянью, в ту ночь ему разрешили кончать, сколько он пожелает, в тот момент на плазме ему показывались отснятые видео с его присутствием, самые смачные моменты, все его слёзы, боль и унижения, при этом фак машина не прекращая насиловала его анал гигантским хуём в бешеном ритме. Колокольчики на сосках перезвякивали, а кляп мешал несмолкающим крикам. Снимали его оттуда уже в бессознательном состоянии. Бандаж был отдельной темой. Как будто они давно тренировались и знали все фишки правильного шибари. Ники каждый раз удивлялся, как его фиксировали так, что он не мог пошевелиться почти совсем, как перетягивали верёвки и располагали узлы на чувствительных точках тела. Самым страшным было, когда его в таких положениях подвешивали, оставляли вибратор внутри, работающий со всей силы, и качнув как качели уходили. Он оставался в таком положении, пока у игрушки не кончались заряды батарей, а потом Хозяева вспоминали о нём, выныривая из своих психоделичных марафонов. У Ники было место в основной зале, где происходили игры, угол с засранной подстилкой, там он оказывался, когда был не в состоянии добраться до комнатки с матрасом. Цепь так же приковывалась к стене, так что он не смог бы встать выше, чем на колени. Миска с водой и миска с собачьим кормом. Хозяину нравилось иногда разбавить воду в миске своей мочой. Подстилка была испачкана в крови и прочих выделениях, рвоте и ссанине. Ники был собачкой, гавкал по приказу и изображал радость при появлении Хозяев, приносил предметы в зубах и вилял попкой. Улыбался в камеры, улыбался сквозь слёзы, улыбался по приказу. Потерялось время, разбилось как стекло на кусочки и разлетелось в неизвестность.

Он не знал сколько прошло в таком темпе, но однажды Хозяева дали ему выходной. Целых 2 дня его не трогали. Он оставался в своей комнатушке, ему позволили выспаться, Геро приносил ему еду и воду, а так же баночку мази от Госпожи, которой Ники было велено смазывать все раны и синяки, руки и попку так же оставили свободной. Парень по обыкновению молчал, Ники раз пытался с ним заговорить, но ответа не услышал. По истечении срока, Господин отвёл Ники в душ, где сучка привела себя в порядок. После чего Госпожа выдала ему саквояжик с косметикой и пакет со шмотками и Ники вернулся в свою комнатку.
Вся одежда была чёрной. Кожаные ботфорты на каблуке и со шнуровкой плотно облегали ноги и заканчивались выше колена, из них выглядывали чулочки с узорами, похожими на переплетённые языки пламени уходящими вверх по бёдрам, дальше шли интересные латексные шортики, коротенькие со шнуровкой на бёдрах, и с молнией сзади так, чтоб можно было получить доступ к дырке, не снимая их совсем. Наверху безрукавка, в обтяжку, она явно шилась на заказ. Плотная ткань, дополнительная подкладка, вшитые ремни, на которые она и застёгивалась, облегая торс, кольца вделанные с внешней стороны. Ники долго её разглядывал и пришёл к выводу, что она сделана специально для удобного подвешивания и фиксирования. Чёрные кожные ремешки на щиколотках, поверх сапожек, и на бёдрах чуть выше того места, где ботфорты заканчивались, на запястьях и выше сгиба локтя, все без замочков, на ремешках и с кольцами. На руках перчатки без пальцев, чёрный лак на ногтях, волосы собраны в хвост на затылке, только несколько прядок свисали на накрашенное личико. Глаза, подведённые длинными стрелками с верхнего и нижнего века, ресницы, минимум теней, красная помада на губах. Через полтора часа он стоял на коленях на матрасе и опустив голову вниз слушал Госпожу.

 — Мы считаем, что ты уже многому научился и сегодня твоё послушание и твои навыки должны быть проявлены в полной мере, чего бы тебе это не стоило. Ты поняла, сучка?
 — Да, Госпожа, — смиренно проговорил Ники, размышляя о том, что же ему приготовили Хозяева.
Девушка поменяла ошейник, железный, глухо звякнув, упал на матрас, Ники не сделал попыток дотронуться до шеи руками, хотя хотелось, но он научился не замечать своих желаний. Новый был легче, почти невесом. Чёрный, кожаный, на пряжке, с кольцами и цепочкой.
 — Подними голову, одной рукой возьми волосы и подержи над головой, чтоб мне не мешало.
Ники выполнил, то что приказали, смотря себе на колени, не смея без разрешения поднимать взгляд. На глаза легла повязка, бархатная с внутренней стороны, девушка застегнула её сзади, и он лишился одного из органов чувств.
 — Отпускай. Садись на попу, ноги согни перед собой.
После девушка защёлкала миникарабинчиками, сковывая цепочкой вместе руки, ноги и ошейник. Теперь сучка не смогла бы встать в полный рост, но длинны цепочки вполне хватало, чтоб двигаться на четвереньках.
 — За мной! — скомандовала девушка и Ники встав рачком поспешил за ней. Идти было не больно, сапоги предохраняли чулки от нечайных разрывов, а перчатки на руках ладони от неприятных маленьких камушков, что было несомненно плюсом, ибо Ники не видел дороги и не мог выбирать, куда ставить руки или ноги.
Вскоре до него донёсся звук голосов, становящийся ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх