Новая жизнь. Часть четвёртая

  1. Новая жизнь. Часть первая
  2. Новая жизнь. Часть третья
  3. Новая жизнь. Часть четвёртая

Страница: 7 из 10

Отстранил Ники и поднялся, перекладывая сучку на пол.
 — У тебя есть пара часов, приходи в себя. Потом продолжение.
Развернулся и зашагал прочь.

Ники успел заснуть, даже не то, что заснуть, а банально вырубиться. И к назначенному сроку вернулся Хозяин. Отстегнул поводок от стены. Опустился на корточки перед ним и тыльной стороной ладони погладил по щеке.
 — Солнышко, зайка, вставай — прошептал нежно, — Тебя там, шлюшку недоёбанную тварь уже заждались! — Господин схватил его за волосы, поднимая к себе.

Усталось просто убивала. Этих пары часов было явно мало, что бы восстановиться. Его тело было натреннированным и могло выносить и боль и издевательства довольно долго. Мысли в голове испарились. Он так хотел, что б ему подарили время. Время отдохнуть и подумать. Сегодня случилось нечто странное. Хозяева позволяли пользоватья его телом другим людям, но в то же время их отношение... До этого им всегда было плевать, они делали из него безмолвную игрушку, выбивая душу розгами. И сегодняшнее отношение определённо что-то в очередной раз ломало у него внутри, но времени понять что у него не было.
Ноги были согнуты в коленях, он доставал пятками до ягодиц, схвачены там и ближе к коленям кожанными ремнями и разведенны в стороны, что давало подход к его задней дырке. Руки соединённые на запястях и выше локтя, уходили вверх, туда же тянулись ремни, продетые в кольца безрукавки, подобных креплений на ногах, и ошейнике. Он болтался в воздухе, на высоте их пояса. И его снова трахали. Спереди и сзади, как всегда одновременно. Ники не плакал, просто старался отключать мысли, да и ничего особенного в этом и не было. Просто старался расслабиться, через боль и не думать, во что они сейчас превращают его дырку, которая по ощущениям была похожа на то, что выходит из мясорубки.

Через время, показавшееся вечностью, Хозяева его сняли. И дали небольшую передышку, где-то полчаса, которые он пролежал на холодном полу, не чувствуя этого, свернувшись калачиком. Никакие путы не держали его, но всё равно он не имел сил для каких либо действий. Никто его не трогал, и он находился в состояние тревожного сна.
В зале что-то грохало, люди разговаривали и смеялись, приходил Геро, и Ники понимал, что это далеко не конец, они готовили что-то ещё для него.
Потом подошёл Господин, и раздел его. Ники слабо осознавал, просто подчиняясь движениям, направлявшим его. Хозяин снял всё, безрукавку, переплетение кожанных ремней с ног, шорты и то, что оставалось от чулок. Ники остался только в своей традиционной одежде, ошейник и кожанные браслеты на руках и ногах. Подумав, Хозяин снял у него с сосков колечки пирсинга и вынул серьгу из пупка. Ники очень хотел спросить, что же сейчас будет, но знал, задавать вопросов нельзя.
 — Что-то ты какой-то вялый... и грязный. Сейчас освежишься. — это всё, что сказал Хозяин.
Отвёл его на середину, сцену, как назвал это для себя Ники, место между экранами и диванами, где проходили преимущественно все издевательства, и велел ложиться на спину. Согнув, связал одну ногу, как до этого. Согнул руки в локтях, соединил между собой, тыльными сторонами ладоней на запястьях, завёл за голову и прикрепил к ошейнику. На каждую руку легли ремни дополнительно фиксируя сгиб. После этого прикрепил к свободной ноге цепь, взялся за пультик и Ники снова поехал вверх. Оказался висеть вниз головой. Господин взял в руки шланг и несильным напором теплой воды обмыл его тело, уделяя особое внимание попке и лицу, позволяя сплёвывать воду, после придвинул к нему аквариум с водой, в которой плавал лёд. При желании, подержав палец на кнопке, Хозяин мог его легко, как котёнка, утопить.

Но Господин отложил пультик и подошёл к висящей вниз головой жертве. И совсем неожиданно стал мягко поглаживать обнажённое тело. Тёплой рукой проходя по всем местам.
 — Мы поспорили с нашими гостями, насколько ты вынослив. — говорил Хозяин, не прекращая движения рук. — Мы с твоей Госпожой считаем, что ты можешь многое вынести и даже получить удовольствие от плетей и кнутов. Наши гости же уверенны в обратном, — склонился к самому его ушку и прошептал — Диллетанты, — снова поднялся и продолжил поглаживания.
Ники был согласен с «диллетантами» не могло тут быть удовольствия. Боль всегда боль. И пожалуй он так и не сделался мазохистом, чтоб её полюбить. Другое дело, когда она смешивалась с удовольствием и сексуальным возбуждением, а в самой боли в чистом виде ровным счётом не было ничего приятного.
 — Я думаю ты с нами не согласен, хотя я и не жду от тебя ответа. Сегодня это будет несколько иначе, чем то, как мы тебя обычно наказываем. Поэтому у тебя будет возможность не подвести своих Хозяев.
Это явно было угрозой. Хозяин сказал так, обещая в случае их проигрыша в споре массу неприятностей. Но оставалось неясным, как он должен выразить подобное удовольствие и поэтому сразу отмёл мысли об имитации подобного, чтоб не проколоться. Раскрытая ложь была бы ещё одной причиной за которую Хозяева могли жестоко наказать.
 — Конечно, я понимаю, тебе сложно. Поэтому могу пообещать, если ты расслабишься, я тебе помогу. И ещё. Не бойся, я рядом. И всё под контролем.

Ники впервые слышал подобные слова. Несомненно у них всегда всё было под контролем, но и угроза всегда тоже исходила от них. И слова «не бойся» были вообще несуразицой в сочетание со смыслом контроля. Сейчас же Господин говорил это в контексте гарантии того, что ничего из ряда вон выходящего не произойдёт, и обещая вовремя остановить, если что-то пойдёт не так.
 — Я разрешаю тебе говорить, и просить ещё, тем самым предлагая помочь себе и нам выиграть этот пустячный спор. — Господин улыбнулся оборачиваясь к притихшей аудитории рассевшейся на диванах. После отправился к столу с девайсами, выбрав хвостатую мягкую плеть. Склонился к его лицу.
 — Ты готов, мой малыш? — он шептал так, что другие не могли их услышать.
 — Да, Хозяин, — сдавленно прошептал в ответ Ники, хотя на самом деле и не был готов.
 — Хороший мальчик. — Господин притянул его к себе и поцеловал в губы. Это было настолько неожиданно, что у Ники перехватило дыхание. Господин его поцеловал, первый раз в жизни, да ещё и в губы. Это было просто непостижимо.
Плеть разорвала воздух и опустилась на попку Никитки, не давая ему опомниться. Не больно, почти поглаживание. Господин осторожно прошёлся так по всему телу, не задевая гениталии, и лицо. После начал потихоньку увеличивать силу воздействий, в размеренном ритме опуская плеть. Основной силы удары приходились на ягодицы и спину, животу и груди доставалось меньше. Потом Господин останавливался на некоторое время и сменял удары плетью на поглаживание руками.
 — Ещё, Хозяин — шептал Ники, и Господин менял руки на плеть, удары его согревали и не приносили много боли. Несомненно это было приятным, лёгкая, почти не ощутимая боль и поглаживания, только неудобная поза приносила дискомфорт. Но Ники за всю жизнь в бункере побывал во многих неудобных позах и сейчас это не могло перевесить приятные ощущения.
 — Тебе нравится?
 — Да, Хозяин... спасибо, — помедлив закончил. Наверно за это стоило сказать спасибо.

И он продолжал, делая перерывы на короткий отдых, усиливая удары. Ники закрывал глаза, пытаясь забыть о чужих людях, они явно мешали ему расслабиться. Удары становились всё ощутимее, потом спадали и снова, чуть сильнее нарастая пред спадом. Господин двигался волнами. Это продолжалось довольно долго. И становилось всё сильнее. Кожа в областях воздействия принимала красноватый оттенок.
 — Ещё, — продолжал шептать Ники, всё реже, не потому, что больно, а потому что он странным образом расслаблялся, смотрел вперёд открытыми глазами, но не видел людей и диванов, или видел, но совсем не придавал им значения. В голове только звук опускаемой на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх