С любимым учителем

Страница: 1 из 2

Я курила в своей обычной нычке — за гаражами неподалёку от школы — когда из-за исписанной зелёной стены неожиданно вышел Сергей Александрович. Я совершенно не слышала его шагов.

Сергей Александрович — это наш математик. Он — один из самых молодых учителей в школе. Ему 26 лет, он высокий, полный, с длинными русыми волосами, собранными в «хвост». Однажды, правда, я видела его с распущенным хаером. Он шёл к метро — в своей обычной косухе, в футболке с какой-то метал-группой, с длинной цепью на джинсах сбоку и в тяжёлых ботинках. Длинные волосы развевались на ветру. Он меня не видел — я почему-то жутко застеснялась и спряталась за дерево. Интересно, куда он направлялся в таком виде? Наверное, на какую-нибудь необыкновенно интересную тусовку или концерт... Проводив Сергея Александровича взглядом, я переместилась на скамейку и стала в очередной раз думать об учителе, пыталась представить себе его жизнь...

А почему я так часто думала о нашем математике? Наверное, вы уже догадались. Да — он очень мне нравился! Уже два года, с седьмого класса. Именно тогда он пришёл работать в нашу школу. Никто не знал о моей тайне, даже верные подруги, потому что, наверное, даже они стали бы смеяться над моими чувствами. Для них Сергей Александрович — «старый». Что они вообще понимают?

Серёженька — как я мысленно называла учителя — был для меня самым настоящим идеалом мужчины. Сильный характер — это очень хорошо чувствовалось, уверенность в себе, ум, чувство юмора, доброта... Но сначала он, конечно, понравился мне внешне. Я внутренне ахнула, когда этот большой человек с лучистыми карими глазами вошёл в кабинет математики. «Красивый, — подумала я тогда. — А ещё почему-то с первого взгляда внушает доверие».

Я тогда очень изменилась. До 7-го класса я была очень скромной, самой настоящей тихоней, а тут меня словно прорвало. Правда, «отрывалась» я только на уроках математики, по которой, кстати, стала учиться лучше — Сергей Александрович был Математиком с большой буквы. Учитель с усмешкой прощал мне все мои выходки — неужели догадывался?... Или просто по доброте душевной? На математике у нас многие «оттаивали» — понимали, что Сергей Александрович не будет никого строго наказывать. Однако никто не позволял себе лишнего — все уважали и никто не хотел расстраивать доброго и весёлого учителя (и, кстати, нашего классного руководителя с прошлого года).

Я постоянно мечтала о Сергее Александровиче и пыталась вообразить себе, как и чем он живёт (коротких рассказов в перерыве между задачками мне явно не хватало). Иногда я за ним даже следила. И вот мы неожиданно оказываемся наедине — моя мечта — но при каких обстоятельствах?!

 — Так-так-так, Диночка. Курим, значит? — учитель взглянул на меня поверх очков. Взгляд у него не был суровым, но мне от страха казалось, что Сергей Александрович готов меня порвать. — Признаюсь, очень удивлён.

 — Я... совсем недавно... я брошу! — засуетилась я и машинально швырнула бычок на землю.

Учитель улыбнулся.

 — Надеюсь, это была последняя. Пойдём со мной! — сделав шаг, он неожиданно взял меня за руку.

В другой момент я, наверное, растаяла бы от счастья, но сейчас я всё ещё была напугана и потому не сразу осознала, что мои мечты начинают сбываться.

 — А где Таня и Оля? — спросил Сергей Александрович о моих подругах.

 — На факультативе... А у меня — в понедельник...

Дело было в пятницу.

 — Они, наверное, тоже курят? — хитро прищурился учитель. — А знаешь, я за тобой следил. Увидел, что ты пошла за гаражи... Удивился, двинул за тобой и — на тебе... Признавайся, зачем начала курить?

Наш учитель всегда говорил очень громко, а сейчас вокруг было много людей, и я испугалась, что о моей вредной привычке узнают знакомые родителей, которые вполне могли оказаться неподалёку. Я смутилась окончательно.

 — Ладно, не переживай. Я тоже когда-то дымил, как паровоз. Но теперь — только кальян. Собственно, сейчас ты его увидишь, — сказал Сергей Александрович и достал ключ от домофона.

Я с удивлением осознала, что мы стоим возле его подъезда.

 — Мы идём к Вам? — поразилась я.

 — Да, — учитель распахнул передо мной дверь. — Прошу!

Дом был достаточно новым, и потому жильцы и «гости подъездов» не успели ещё как следует изгадить площадки и лестницу. Мы поднялись на пятый этаж.

 — А ты ведь знала, где я живу, — неожиданно тихо сказал Сергей Александрович.

Я попыталась изобразить удивлённый взгляд.

 — Ладно-ладно, не прикидывайся невинной овечкой. Я много раз видел в окно, как ты тусишь у моего подъезда. И внутрь ты заходила. Думаешь, я не узнал твой почерк? — он указал на одну из стен.

Там было изображено сердечко, в которое моим поистине запоминающимся почерком были вписаны инициалы — «С. А. Б.».

Я покраснела до корней волос и бросилась к лестнице. Сергей Александрович прыжком настиг меня, схватил одной рукой и втащил в квартиру, дверь в которую уже успел отпереть.

Я стояла с опущенной головой.

 — Ну чего ты стесняешься? — немного укоризненно сказал Сергей Александрович, хотя чувствовалось, что он прячет весёлую интоннацию. — Это вполне естественно — влюбиться в своего учителя. Разувайся и проходи.

Всё ещё сгорая от стыда, я сняла ботинки, повесила куртку на крючок и проследовала за Сергеем Александровичем в его комнату.

Это было очень светлое помещение. Справа от окна стоял стол, на нём — компьютер. Ближе к двери располагался платяной шкаф. Книжный шкаф стоял в самом дальнем углу, а по левую руку от меня была огромная кровать, застеленная синим покрывалом. В комнате было достаточно много вещей, кое-где на полу стояли коробки, и вообще, здесь явно не помешала бы уборка.

Сергей Александрович принёс из кухни пиво и какую-то еду.

 — Пиво иногда можно пить. — Он откупорил и протянул мне бутылку. — Да ты, наверное, уже пробовала... А вот с курением завязывай.

Учитель включил музыку на компьютере и принялся разжигать кальян. Я робко присела на край дивана и только сейчас заметила, что в изголовье, где-то на полметра выше лежанки, в стену вбит крюк, к которому прилажены... наручники.

Я много раз воображала себе, как Сергей Александрович занимается сексом с красивыми девушками, жутко злилась, но при этом ещё и возбуждалась. Я мечтала, что однажды Сергей Александрович пригласит домой и меня, и мы с ним...

 — Да-да, Дина, это как раз то, о чём ты подумала, — сказал учитель, перехватив мой взгляд на наручниках.

 — Как ты думаешь, у нас получится? — он спокойно попыхивал кальяном.

Я вдруг не на шутку испугалась. Одно дело — в 14 лет мечтать о сексе с учителем, и совсем другое — оказаться нос к носу с этой перспективой. Как бы я ни хотела почувствовать в себе его тепло и твёрдость, всё равно я сейчас этого страшно боялась...

 — Ну, успокойся. Всё будет хорошо, и никто не узнает. Допивай пиво.

Его голос действовал гипнотизирующе. Я поторопилась прикончить бутылку, при этом заворожённо наблюдая, как Сергей Александрович избавляется от свитера, оставаясь в чёрных джинсах и белой футболке. Очки он тоже снял, отчего его лицо стало совсем юным и мальчишеским. За окном хлестал ноябрьский дождь.

Учитель забрал у меня пустую бутылку (я немного опьянела) и сел рядом. Когда он обнял меня, я почувствовала настоящий прилив счастья и сильное возбуждение. Сергей Александрович едва прикоснулся к моим губам. От него очень приятно пахло. Я хотела притянуть его к себе и поцеловать «по-настоящему» (хотя дотоле целовалась всего один раз), но учитель прошептал: «Позже» — и стал стягивать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)
наверх