«Битва за Днепр». Анальная версия. Часть 2: Недосказанное

  1. «Битва за Днепр». Анальная версия. Часть 2: Недосказанное
  2. Битва за Днепр. Анальная версия. Часть 3: Сиквел

Страница: 1 из 2

«Битва за Днепр». Анальная версия. Недосказанное.

(Продолжение. Начало читайте в: «Битва за Днепр». Анальная верси)

Почти сразу же дверь тихонько приоткрылась, и в комнату заглянула довольная рожа моего товарища. Он оценил представшую взору картину, и иронично поаплодировал мне. Жестом пригласил выйти на балкон покурить.

 — Нормально ты её уделал. Не ожидал я такого финала. Моя в спальне примерно в такой же кондиции валяется. Ток не связанная, — сказал он, закрывая за собой балконную дверь, закуривая.

 — Не хочешь к ней, кстати, наведаться?

Я тоже закурил, задумался, и высказал сомнение:

 — Думаешь даст?

Он хмыкнул:

 — А кто её спрашивать будет? Зашел и взял, тебе не привыкать, я смотрю. Эта, вон, (кивнул на Марину, сквозь окошко в двери, видневшуюся на полу) по ходу, тоже не сама ноги расставляла. Тебя ж это не остановило?

Не остановило, — согласился я.

 — Так вперед тогда! Прочь сомнения! И не затягивай, а то скоро отлежится, выйдет из спальни, и тогда всё, «кина не будет», — Серега настойчиво гнал меня вперед.

 — И это, слышь, Сань. Если все пучком будет, ты в зад её бери, а письку мне, плиз, оставь. Я под дверью пасти буду. Как только раскочегаритесь, услышу, и присоединюсь. В два «смычка» её жахнем, чтобы жизнь сказкой не казалась. По поводу чистоты её жопы — не парься, я её собственноручно промывал, за качество можешь быть спокоен, ты же знаешь (Сергей частенько руководит этим деликатным процессом, подготавливая даму к аналу. Это его своеобразный фетиш, и я об этом прекрасно знал), — поделился он коварным замыслом.

 — Да, еще одно! Целовать её не вздумай! Она и очко мне языком полировала, и в рот я ей два раза «спустил». В общем, там после меня каки хватает, сам понимаешь.

Докуривать до конца я не стал, махнул головой, мол, понимаю все, затушил сигарету и направился в спальню. Попутно освободил руки дремавшей Марины, разрезав скотч перочинным ножом. Для меня было удивительно, что она довольно комфортно себя чувствовала, несмотря на посторонний предмет в заднем проходе. Даже долгожданное освобождение рук от уз, не послужило поводом для попытки моментально от него избавиться. Девушка почти пришла в себя, стала растирать онемевшие запястья, но подниматься с пола не спешила. Мы не обмолвились с ней ни единым словечком. Похоже, она вновь была не в настроении, что было вовсе неудивительно. Но меня это уже совершенно не волновало.

Приоткрыв дверь в спальню, я заглянул внутрь. В комнате возбуждающе пахло чужим сексом. На моей кровати, в складках смятой простыни, лежала обнаженная девушка. Лежала, уткнувшись личиком в подушку, попкой кверху, в позе «морской звездочки», и мирно посапывала. Оксана обладала чуть более «сухой» и хрупкой фигурой, чем у её подруги. Но, чья задница была лучше, однозначно судить я бы не взялся. Обе были хороши, каждая по-своему. Из ануса блондинки торчал банановый черенок, аналогичный тому, что красовался в заднем проходе Марины. Почему при наличии развязанных рук она не избавлялась от него было не ясно. (Позже выяснилось, что Сергей запретил ей его вынимать, пока он не позволит).

Крадучись на цыпочках, я приблизился к кровати, оставив дверь приоткрытой, специально для Сергея. Чтобы он, в случае моего успеха, мог не только слышать происходящее, но и видеть. При виде незнакомой, и от того еще более желанной, промежности Оксаны, мой, болтавшийся без дела, «перец» стал моментально «созревать». А когда я еще и рукой ему помог, так и подавно принял «боевую стойку» в считанные мгновения. Аккуратные, меленькие, нежно-розовые половые губки блондинки все еще лоснились от избыточной смазки, напоминая о том, что их обладательница недавно была основательно протрахана.

Как можно тише, стараясь не шелестеть упаковкой, я распечатал и одним махом натянул очередной презик на восставшую плоть. Трахаться хотелось так, будто и не было качественного совокупления каких — то 15—20 минут назад. Мягко взобрался на кровать, и присел на корточки над ножками дремавшей девушки. Взялся правой рукой за черенок банана, и осторожно потянул на себя, вынимая плод наружу. Оксана очнулась, и не глядя на меня, стала клянчить:

 — Сережа... не надо... я больше не могу...

Кто бы мог подумать всего пару часов назад, на пляже, что ситуация примет подобный оборот?

Несмотря на её стенания, фрукт был извлечен, и моему вниманию была предоставлена крайне живописная картина: «Развороченный анус, во всей своей пугающей красе». Дыренция, я вам скажу, была знатная.

Отмечу одну маленькую, возможно несущественную, но все же, детальку. Различие между ситуациями «банан в Марине» и «банан в Оксане», все — таки обнаружилось. «Тропическое лакомство» оказалось не в латексе. Серый совершенно не побеспокоился об элементарных средствах защиты своей партнерши, по-холопски, безалаберно затолкав продолговатый фрукт в её очаровательную попочку.

Я отложил его в сторону, и растянулся над бренным телом блондинки в позе «упор — лежа», будто отжиматься вознамерился. Рукой заправил головку, разрывающегося от возбуждения, члена в её разверзнутую анальную пропасть. Оксана по — прежнему не догоняла, что я — не Сергей! Измученно извиваясь подо мной, но, так и не взглянув до сих пор ни разу, лениво и вальяжно продолжала гундосить одно и то же:

 — Сережа, я устала. Сережа, я больше не хочу. Ну не надо, прошу тебя, не надо.

Только теперь, я вплотную прильнул к её ушку и прошипел затасканную, но весьма своевременную фразу Гайдаевского Шурика:

 — Надо, Федя... (резкое вколачивание крепкого члена в Оксанкин задочек резким движением бедер) Надо!!

Оксана была не просто шокирована, она, что называется, ошалела от произошедшей метаморфозы! Девушка захлебнулась (образно говоря) от ощущения крупнокалиберного ствола в анусе, и смеси одновременного стыда, удивления и безграничного возмущения. Но поделать ничего не могла. Ни вырваться (я плотно подмял её под себя), ни прервать полупринудительный половой акт.

Я слышал, как позади, в дверном проеме, ликовал подглядывающий Сергей. У него была «VIP-ложа», если можно так выразиться. Он мог в мельчайших деталях наблюдать, как резкий, настырный, неуступчивый член, раз за разом, мощно вонзается в, разработанное им же (Сергеем) очко. Оксана, словно пригвозденая к кровати, подвывала и постанывала, но уже не сопротивлялась. То ли смирилась, то ли понравилось, то ли и то, и другое вместе взятое.

Вскоре её прерывистые, пугливые стоны сменились протяжными, и удовлетворенными. Я дотянулся до её вагины, и ощупал разгоряченную плоть. Девушка была максимально возбуждена, и текла, словно сучка перед «случкой». Не вынимая члена из её уютного ануса, я поднялся, на полусогнутых ногах увлекая её за бедра вверх за собой. Оксана автоматически, и сразу же, была поставлена раком, а я завис над ней в позе жокея. Сергей мой намек понял моментально, и ворвался в нашу с Оксаной «пару», словно казак из засады на ретивом коне. Лихо, стремительно, внезапно, и с «шашкой» наголо. Я перестал двигаться, ожидая, пока он займет свое место.

Серый сходу подлез под Оксану, оказавшуюся между нами, словно прослойка сэндвича. Она в ужасе запричитала, пытаясь отползти в сторону:

 — Блииин! Я так и знала! Так и знала, что так все закончится!

Но отползти ей было не суждено, мои цепкие руки держали её за талию.

Она взмолилась:

 — Мальчики, милые, вы же меня по шву порвете! Не надо, давайте я немного на бананах потренеруюсь, и мы через недельку попробуем, а? Мне самой эта тема нравится, но я же новичок! Я не резиновая, и не растянутая! Я не хочу месяц в гинекологии лежать!!!

Сергей, лежавший под ней, и торопливо натягивающий, «средство индивидуальной защиты» на свою «булаву», строго прикрикнул на нее:

 — Ксюха, твою мать, не истери и ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (31)

Последние рассказы автора

наверх