Нежность и ненависть. Часть 1

Страница: 3 из 3

пробормотала она.

Мама принялась осторожно массировать мой ствол, обхватив его ладошкой. Посмотрела на меня строго и оценивающе.

 — Помнишь, только без рук!

А потом наклонилась и взяла мою багровую головку в рот. Она принялась нежно облизывать и обсасывать ее, поминутно отпуская, чтобы я не финишировал слишком быстро. Мне казалось, что член погрузился в горячий источник бесконечного удовольствия. Так оно и было. Мамин щедрый рот был сосредоточием вселенского счастья! А счастье, как знает каждый, это ненадолго. Я снова громко вскрикнул, задергался и стал быстро спускать тугие вязкие струи в самую глубину маминого рта. Когда я стрельнул, мама чуть дернула головой, а потом насадилась ртом поглубже и принялась смачно хлюпать, вытягивая из меня все соки. Я трясся и сходил с ума от удовольствия. А она все качала, как помпа, не знающая усталости.

Когда я наконец-то затих, мама старательно облизала мой член, а потом впервые после начала минета посмотрела мне в глаза.

 — Тебе понравилось, как мама тебе поцеловала писю? — судя по выражению ее лица, ответ мой был для нее очень важен.

 — Мамочка, простонал я, умирая от желания схватить ее в объятия. — Это было как в самой волшебной сказке!

 — То-то, улыбнулась она, — будешь знать, как мама тебя любит!

Потом она стала осторожно обцеловывать мой пах, и там, где она прикасалась к моей коже губами, казалось простреливают мощные разряды тока. Очень скоро мой богатырь вновь встал на стреме. Мама нежно его оглаживала.

 — А хочешь, — ее голос пресекся от волнения. — Хочешь, мама отдаст тебе самое дорогое, что у нее есть.

Она старательно не смотрела мне в глаза.

 — Хочешь, мама снимет для своего сыночка трусы и даст ему в писю?

 — Да, — еле слышно прошептал я, дрожа от вожделения.

Мама поднялась на ноги и приподняла край ночнушки. Потом, зажав ее одной рукой, другой стала спускать вниз лямку своих больших белых трусов. (Ужас какой! У нее тогда даже приличного белья не было!) Показался ее пухлый лобок, покрытый коротким ворсом темных волосков. Нижние губки маминой писи были темными и далеко выдавались вперед. Она поиграла по губкам пальчиком, чуть раздвигая их, а потом спустила трусы еще ниже и аккуратно через них преступила.

Я лежал, не шелохнувшись. Мама придвинулась вплотную к дивану, а потом, приподняв ногу, уселась сверху на мои бедра. Я почувствовал, как обнимают мой пах ее теплые толстые ляжки, как касается кожи раскаленная и влажная щель маминого влагалища. Мне было так невероятно хорошо, что сам момент проникновения в мамины глубины я даже не заметил. Чуть позже уже понял, что мой член в маме, а она насаживается на него, постанывая, все сильнее и сильнее. Моя головка, как опытный бур, раскрывала маму, а она, запрокинув голову, стала вскрикивать и немного судорожно подергиваться. В ее горячей пещерке был просто рай земной! Меня всего скручивало от удовольствия. Я вскинул руки и вцепился зубами в правую ладонь, чтобы не схватить маму за пышные бедра и не нарушить ее строгий запрет. Мы взорвались практически одновременно. Я приподнял голову и теряя сознание от удовольствия почувствовал, как бьет струя спермы в самую запретную на свете щель. И самую желанную.

Мама вскрикнула, дернулась в последний раз, а потом повалилась на мою мокрую от пота грудь, прижимаясь к ней своими тяжелыми мягкими сисями.

 — Тебе понравилось у мамы внутри? — тихо спросила она, не поднимая глаз.

 — Ты все, что мне нужно на этом свете, мама! Я так хочу, чтобы так хорошо нам теперь было всегда!

Мама поднялась. И посмотрела на меня долго и оценивающе.

 — Я подумаю об этом. Но если я скажу «да», ты должен мне пообещать, что в корне изменишь свое поведение. Станешь тем умным и добрым сыном, какого я в тебе вижу. Я — и больше никто.

 — Я сделаю все мама, чтобы ты была счастлива, — совершенно искренне ответил я.

Теперь я отлично знал, чего хочу от жизни. Я хочу маму. Всегда.

На следующее утро я проснулся в своей постели. И долго не мог понять — все, что со мной случилось, это сон или явь. Ощупывал себя и думал: «Ну вот, ты больше не девственник!» Меня распирало от радости.

Я услышал, как мама на кухне гремит посудой. Было немного боязно ее видеть: вдруг она передумала, и мое счастье больше не повторится. Я бы тогда сдох от синдрома отнятия.

Когда я вошел на кухню, ежась и потирая плечи руками, стараясь стряхнуть с них нервный озноб, мама повернулась ко мне и приветливо улыбнулась. Судя по ее лицу, она тоже была весьма довольна от всего произошедшего.

 — И как спал мой сладкий мальчик? — спросила она, выражая всем своим видом такт и внимание.

 — Как самый счастливый человек на земле! — я не смог сдержать глупой улыбки.

 — Умылся? Ну тогда садись завтракать...

Я присел на ближайший табурет, потом вскочил.

 — Мам, а мам! Мне не этого хочется! — воскликнул я.

Мама поставила чайник опять на плиту.

 — А чего же, родной?

 — Н-ну, замялся я, — сделай так, чтобы я поверил, что это все не сон, что я не умер и не попал в рай.

 — Вот глупый, — а потом мама, не жеманясь, встала передо мной на колени и насадилась ртом на мой первый утренний стояк.

Это был не сон.

Первая неделя наших новых отношений была самая сладкая и самая мучительная в моей жизни. Мне так сладко было лежать на спине и проникать в прекрасную мамину писю и так мучительно хотелось стиснуть ее в объятиях. Но она не позволяла даже самых легких касаний.

Я забросил дружков и не хотел терять ни одной свободной маминой минуты вне ее щели. Как жалко, что ей приходилось ходить на работу, а не отдавать все силы моему ненасытному юношескому либидо. Я твердо решил стать самым правильным сыном на свете и сделать все для маминого счастья, ведь тогда и я не буду обделен ее щедрыми и горячими дарами — умелым ртом и сочной писей.

Сорвался я на восьмой день. Был поздний вечер. Я лежал на затраханном нами диване, а мама скакала на мне, насаживаясь на всю свою глубину. Мы сделали звук телека погромче, чтобы соседи не слышали наших стонов и вскриков.

Я чувствовал, как захлестывают мой разум волны наслаждения. Член мой высасывала тугая мамина щель и... я не выдержал.

 — Мамочка! Я больше не могу терпеть эту муку! — воскликнул я и схватил ее за пышные теплые ляжки.

Она вскрикнула от острой вспышки гнева и удовольствия, смешавшихся в ее мозгу. Я схватил ее так крепко, как только мог, а потом перевернул и грубо подмял под себя, не вынимая члена.

Мама закричала от наслаждения и уставилась на меня невидящим взглядом. Я обхватил руками ее невероятно сочные ляжки и, обхватив ее снизу за толстый зад, принялся долбить со всей доступной мне скоростью.

 — Да, да, — заорала она, задыхаясь от наслаждения моим бунтарством. — Трахай меня, сынок! Трахай маму родную всегда! Обнимай меня, целуй! Я теперь твоя навсегда-а-а!

Я кончал, страстно кончал в ее ненасытную щелку. Кончал и начинал совсем другую жизнь.

ПРОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

5 комментариев
  • Kleine
    12 июня 2012 22:59

    Очень понравилось! Хочется продолжения))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Ефим Кац
    13 июня 2012 10:00

    Будет продолжение.
    Кстати, издатели почему-то убрали название этой первой главы. Название такое —
    Только без рук!

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • nokia666
    16 июня 2012 18:45

    отлично! очень хороший рассказ! ещё и атмосфера 90х... Начинал читать, думал будет хуже... С блатными пацанами и тюремной романтикой. Но автор всё правильно сделал, вовремя свернул куда надо.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • ЛисКа
    30 июня 2012 17:12

    прикольно... еще хочу!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Романтичный пошляк
    7 октября 2012 17:12

    Ну хоть что-то приличное можно найти, среди говна. Спасибо, Кац.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх