«Розовая» коммуна

Страница: 1 из 2

Сегодня я наконец-то закончил в частной клинике месячный курс весьма болезненных инъекций, основательно накачав свои груди, ягодицы и бёдра жидким силиконом. Это обошлось мне в пятьсот долларов. Нанесённым на вату раствором «риванола» я регулярно протирал кожу на лице, в результате чего совершенно избавился от ненужной растительности. Волосы на груди и на ногах удалил с помощью специальных отваров конского каштана и лимонной кислоты с сахаром. Правда, это заняло довольно много времени, но результат превзошёл все мои ожидания.

Теперь моя фигурка по формам почти не уступала соблазнительной фигуре старшей дочери, которой недавно исполнилось семнадцать лет. Она, после нашего развода с женой, осталась жить со мной. Разменяв с супругой трёхкомнатную квартиру, я купил себе небольшую двенадцатиметровую гостинку в спальном районе. Конечно, тесновато, но ничего не поделаешь — с женой осталось двое детей, и они взяли себе двухкомнатную изолированную квартиру.

С первых же дней самостоятельной жизни меня страшно потянуло на женщин, а в виду того, что единственной женщиной рядом была моя несовершеннолетняя дочь Вика, я устремил всё внимание на неё. Спала она на соседней кровати, привыкла спать обнажённой и часто по утрам раскрывалась. В такие минуты я специально подкрадывался к ней на цыпочках и с содроганием рассматривал её прекрасное молодое тело. Особенно мне нравились её стройные точёные ножки идеальной длины и белая пухленькая попочка. Когда я впервые увидел её, лежавшую на животе, то сразу же по-мальчишески спустил в трусы. Тем более, что после развода прошло уже полгода и всё это время я воздерживался и не имел женщин. Но как их иметь я по неопытности просто не знал, — работал в мужском коллективе, друзей и знакомых у меня почти не было, никуда из дому не выходил и почти всё свободное время проводил за компьютером.

У Вики тоже был свой компьютер, ноутбук, и я видел, что она постоянно тусуется на «Одноклассниках». Однажды, просматривая забытую ею на столе записную книжку, я наткнулся на её сетевые логин и пароль. Быстро вошёл под её именем на страничку на Одноклассниках и — Боже, что я там увидел! В альбомах личных фоток пестрели красочные порнографические фотосессии, где моя Викуля трахалась с неграми, сосала их длинные чёрные члены, лизала влагалища у подруг, подставляла попу здоровым, истекающим похотью кобелям всевозможных пород, унижалась перед доминирующими зрелыми дамами, затянутыми в чёрную кожу и латекс.

Рассматривая фото своей любимой дочурки, я кончил несколько раз подряд, не прикасаясь к члену, и понял — какая моя дочь грязная, похотливая и опущенная ниже плинтуса шлюха. Она входила в сообщество современных супер-продвинутых девушек-феминисток и активно боролась вместе со своими единомышленницами из Москвы и Питера за женскую эмансипацию. Я раскрыл «чат», в котором она часами напролёт болтала со своими подружками-лесбиянками, начал читать и не мог оторваться, пока не проглотил всё, до последней строчки. Необычные слова эти пьянили, как крепкий спирт, и голова от прочтения кружилась реально! Вот что там было написано:

«Вика-Блядушка:

 — Я лижу твои ноги, госпожа, облизываю пальцы, пятки. Можешь наступить мне на лицо, можешь ударить ногой! Я валяюсь в собственной моче в твоих ногах и целую их. Только не стегай меня, пожалуйста, хлыстом, а то я уже уписалась от боли! Пожалуйста, миленькая, родненькая, не бей меня больше хлыстом по попе!

Люба Жесть:

 — Хорошо, не буду тебя бить. Ты себя хорошо ведёшь, продолжай лизать меня. Можешь попу мою сладкую полизать!

Вика-Блядушка:

 — Правда? Ты разрешаешь, госпожа? О, как я счастлива. Ляг скорее на животик, и я раздвину твою мягкую попочку, чтобы достать языком до твоей сладкой дырочки. Тебе не больно, госпожа? Я хорошо это делаю? Продолжать?

Люба Жесть:

 — Продолжай, обращайся с ней очень нежно и ласково! Ты должна любить её!

Вика-Блядушка:

 — Я люблю твою попочку, госпожа! Спасибо тебе большое, что ты больше не бьёшь меня хлыстом! У меня от него всё тело синее! Я очень нежно ввожу свой язык в твою маленькую дырочку, в твою сладкую попочку. Дальше? Можно я тебя трахну языком? Тебе не больно, госпожа? Твоя сучка осторожно это делает?

Люба Жесть:

 — Я разрешаю трахнуть свою попу языком! Нежнее со мной, сука! Ты должна любить меня! Лижи там всё внутри и не останавливайся.

Вика-Блядушка:

 — Я повинуюсь любой твоей прихоти, госпожа! Мой язык глубоко в твоей попочке. Я всё там вылизываю и глотаю. Как мне хорошо, госпожа! Спасибо тебе за всё! Тебе приятно, когда я сейчас начинаю трахать твою попочку своим языком? Твоя сука хочет, чтобы ты кричала от наслаждения. Сядь мне на лицо своей попой, госпожа, а я буду продолжать трахать тебя языком. Сядь же скорее! Я вся дрожу!

Люба Жесть:

 — Я сяду на лицо, чтоб ты глубже вошла в меня! И продолжай трахать своим язычком мою сладкую попу! Старайся... Да, ты моя сучка и принадлежишь только мне! Я хочу, чтоб ты повиновалась и принадлежала только мне! А я тебе за это позволю себя лизать, и буду писать в твой ротик...»

С этого времени образ моей дочери — в сети Вики-Блядушки — отсасывающей хуи у негров, не выходил у меня из головы. Если её ебут во все дырки негры и собаки, почему это не могу сделать я, её законный отец?

Я зарегистрировался на Одноклассниках под вымышленным ником и предложил Вике дружить. Она приняла предложение. Я разместил на своей страничке скачанные из Интернета порнографии с голыми мужчинами, трахавшими развратных молодых тёлок. Думал: Вика клюнет на эту приманку... Ждать ответа на сообщения приходилась подолгу, дочь днями не было дома: то она была в институте, то у подруг. Я никак не мог застать Вику в чате, чтобы поболтать в своё удовольствие. Когда она, наконец, после долгого перерыва, заглянула на мою страницу — к фотографиям голых мужиков осталась равнодушной.

Тогда я стал посылать ей сообщения с откровенным предложением секса: признался, что готов лизать у неё... Она ответила, что парни её не интересуют. Она приняла меня за сверстника — очередного поклонника! Я написал, что намного старше её. Это видимо Викулю заинтриговало. Через время от неё пришло послание, где она интересовалась, сколько мне лет. Я честно признался, что сорок.

Вскоре, когда я далеко за полночь сидел за компом, Вика неожиданно сама обратилась ко мне в чате. Спросила, почему я хочу вылизать её бритую «пилотку» и у всех ли я лижу? Я ответил, что не лизал ещё ни у кого, но на неё очень сильно запал, и не могу теперь спокойно жить — мастурбирую на неё почти каждую ночь. Она спросила, где моя жена. Я сказал, что умерла. Викуля призналась, что тоже любит лизать у девочек, у своих подруг... Я поинтересовался, не лесбиянка ли она. Она ответила, что лесбиянка и мужчины её совсем не интересуют. Я хотел напомнить про негров, но вовремя удержался, подумав, что это, вероятно, с её стороны — обыкновенный девчоночий бизнес.

Чтобы Вика ко мне не охладела, я стал врать, что с детства тяготился своим полом и всегда хотел быть женщиной. Это дочку завело ещё смльнее. Она поинтересовалась, не гомосексуалист ли я. Я сказал, что бисексуал и трансвестит. Девочка загорелась и стала требовать подробностей... Я стал красочно описывать, как меня все сорок лет трахали парни и мужики в попу, с раннего детства меня тянуло переодеваться девочкой, когда я подрос, стал воровать из ванной грязные мамины трусики, которые она забывала стирать. Я сам выстирывал эти кружевные мягкие драгоценности, пахнувшие сладкой вагиной моей мамы, и тайком надевал их на занятия под школьную форму.

Викуля написала, что она мастурбирует свою «киску» и я ей очень нравлюсь. Она предложила и мне подрочить, надев предварительно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх