Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 1

  1. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 2
  2. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 7
  3. Мысли вслух. Глава 5: Похищенная королева. Часть 2
  4. Мысли вслух. Глава 1: Плененная королева. Часть 3
  5. Мысли вслух. Глава 2: Жрица и дезертиры. Часть 1
  6. Мысли вслух. Глава 2: Жрица и дезертиры. Часть 2
  7. Мысли вслух. Глава 3: Послушник и амазонка. Часть 1
  8. Мысли вслух. Глава 3: Послушник и амазонка. Часть 2
  9. Мысли вслух. Глава 3: Послушник и амазонка. Часть 3
  10. Мысли вслух. Глава 3: Послушник и амазонка. Часть 4
  11. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 1
  12. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 3
  13. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 4
  14. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 6
  15. Мысли вслух. Глава 4: Графини Хеллфаер-Бладблейд. Часть 8
  16. Мысли вслух. Глава 5: Похищенная королева. Часть 1
  17. Мысли вслух. Глава 5: Похищенная королева. Часть 3
  18. Мысли вслух. Глава 5: Похищенная королева. Часть 4

Страница: 2 из 3

что ты дезертир. А в баню деревенских девок води!

 — Хех, нет, крошка, я тебя ебать хочу.

 — Да пошел ты...

 — Цыц! — она осеклась. — Граф знает про нас с сыновьями и ничего нового ты ему не сообщишь, а если сегодня не придешь, как и положено «деревенской девке». Хм... может подыщу тебе замену, у тебя вроде сестра есть...

 — Ты... ты не посмеешь... только не она...

 — Ну, тогда приходи... и пизду побрей. Ей-богу, срам да и только. Взрослая шлюха уже, а манду не бреет! И еще кобенится!"Не приду»! Мужику без бабы никак, да и бабе тоже. Ты радоваться должна, что я тебя ебать буду, а то вон какая вся нервная. Глядишь, получишь штуку в пиздищу и успокоишься. Короче, не опаздывай, а сейчас у меня и без тебя дел полно.

Он ушел и оставил Шану сидеть на сеновале одну со своими мыслями, растоптанную и сломленную. Спустя пару минут ручка жрицы потянулась под юбку... другую она положила на грудь... и довела себя до оргазма самостоятельно.

Ночью к баням проскользнула укутанная в плащ фигура. Она шла осторожно, чтобы не быть замеченной, но все равно ее увидели местные мальчишки и заулюлюкали, провожая до бань и прекрасно понимая, что это девка идет трахаться к своему хахалю.

Он стоял на пороге и покуривал, ждал ее. Когда Шана подошла, дядя Боб сначала не спеша докурил, а потом открыл дверь в баню, пропуская даму вперед.

В предбаннике было темно, старик зажег свет, закрыл дверь и стал снимать верхнюю одежду.

 — Раздевайся, что стоишь? В бане уже не жарко — вредно мне жариться, но в одежде там делать нечего.

Секунду поколебавшись, Шана стала раздеваться. Ее сбивало с толку то, как этот человек превращает ее кошмар в обыденность. Еще недавно она была примерной жрицей, а теперь раздевалается в предбаннике рядом с мужчиной, годившемся ей в отцы, а то и деды! И происходило это так просто, будто она его жена, а на самом деле, она ведь графиня Шана Хеллфаер-Бладблейд, а он всего лишь простолюдин... а для него она была просто «бабой», которая здесь, когда ему удобно...

Он закончил раздеваться и, увидев, что девушка свое нижнее белье снять стыдится, помог ей — довольно грубо стянул с нее лиф и трусики. Она не сопротивлялась.

 — А ну, в баню, живо! — мужчина звонко шлепнул ее по голой попе и графиня вся красная со стыда запрыгнула внутрь.

Там было тепло, но не более того. Они были последними и помещение остыло. Во влажном воздухе витал запах, который она еще недавно не узнала бы. Теперь она понимала — здесь уже занимались сексом. Тем временем дядя Боб присел на низенькую скамью:

 — Эй, дочка, ну-ка поди сюда, — стыдливо прикрывая руками срам, девушка подошла. — Убери! — последняя преграда пала и Шана снова залилась краской пуще прежнего, демонстрируя лишенный растительности лобок. — Побрила! Вот и умница. Люблю ебать бритые киски! Ну-ка, покажи мне поближе, — с этими словами он взял ее за руку и подвинул к себе, потом взял одну ногу за щиколотку и поднял в сторону. Девушке пришлось упереться о его плечи, чтобы не упасть. Тем временем мужчина задрал ножку повыше, заставив нежные гладкие лепестки ее бутона раскрыться, а сам тем временем пристально разглядывал начисто выбритую киску. — Неплохо, совсем неплохо, — заключил он, проведя пальцем по лобку. Шана готова была провалиться сквозь землю от унижения, но соски предательски затвердели и бесстыдно топорщились.

Мужчина поставил ее ногу на скамейку, где сидел, а сам ввел один палец внутрь приоткрытой пещерки. Палец проскользнул с легкостью. Она уже была возбуждена. Ухмыльнувшись, старик стал трахать пальцем стоящую на одной ноге Шану, которая держалась за его плечи. Скоро в ней заскользили два. Когда он стал погружать в жрицу три, она уже сама слегка приседала на одной ноге и держала своего соблазнителя за голову, ероша волосы с проседью, а он, все время меняя темп, хлюпал у нее внизу.

 — Ладно, пора и честь знать — устал я руками работать, — дядя Боб стал опускать руку, вытаскивая ее из девушки, а та, не желая этого, стала приседать. На полу-присяде он ее покинул, затем, нажав ей на плечи, усадил на коленях у себя в ногах. — Ну-ка, теперь и ты сделай мне хорошо, дочка.

Перед лицом Шаны гордо возвышался до боли знакомый полуэрегированный член дяди Боба, который лишил невинности и ее киску, и ее попку, и ее ротик, а теперь, похоже, намеревался сделать это снова.

Она взяла его за основание и страстно стала вылизывать сначала головку, потом и капельки влаги со ствола. Он пах потом, мочей и слегка калом, но это ее не волновало — она хотела продолжения, а заслужить его могла лишь, заставив этот пик удовольствия пожелать сделать ей приятно. Шана хотела снова ощутить его внутри, девушка истосковалась и теперь покрывала поцелуями грязный член старика, ощущая внизу живота знакомую тяжесть и нетерпение.

 — Вон как ты соскучилась по нему! Он тоже рад оказаться у тебя в ротике, уж поверь!

Член теперь весь лоснился от ее слюны и она зарывалась лицом в лобковые волосы, щекотавшие носик, пыталась не дышать, лишь слизывала солоноватую влагу с яиц, которые потели весь день на покосе, с яиц, до краев наполненных горячим семенем, которое они будут выплескивать в нее.

 — Ну все, козочка, усаживайся на член папочки, — фаллос мужчины теперь был тверд как скала, смазан ее слюной, а яйца блестели чистотой, вылизанные заботливой сучкой.

Почти в панике она подскочила и попыталась сесть на член, который постоянно проскальзывал то спереди, то сзади. Дядя Боб умильно наблюдал это действо, но потом сжалился и взял все в свои руки — твердой дланью направил блестящую головку туда, где ей было самое место.

Медленно, со смаком, девушка нанизывалась на фаллос, ощущая каждую его прожилку, чувствуя как он распирает ее изнутри, пульсирует, растягивает ее пещерку... как упирается в плеву. Она закусила губу и сама опустилась ниже, порвав перегородку в этот раз навсегда. Казалось, потребовалась вечность, чтобы весь член оказался в ней... снова... как долго она этого ждала... Только теперь Шана могла вздохнуть снова, чувствуя себя вновь заполненной. Дядя Боб забрался повыше, улегся:

 — Ну-ка, давай, скачи на мне, моя наездница, — сказал он, шлепнув ее по попке.

И она поскакала. Сначала медленно, сладострастно жрица наслаждалась процессом, но затем стала наращивать темп и уже во всю прыгала на члене. Вскоре, закряхтев, старик с рыком повернулся сначала на бок, а затем и повалил ее на спину, начал вгонять свой фаллос меж разведенных врозь девичьих ножек. Потом он поставил ее на ноги, нагнул, упер в стену и, шлепая яйцами по ляжкам, стал трахать, похлопывая жрицу по округлой попке ладонью, постоянно меняя темп и обзывая ее похотливой шлюшкой... Шана была жутко возбуждена, а горящая от шлепков задница лишь придавала остроты ощущениям. Ей не хотелось, чтобы ее звали шлюхой, но возрозить не смела — как ни стыдно было признать, ей это нравилось. Она потеряла всякий стыд и сотрясалась одним оргазмом за другим... Они оба уже были измождены — влажный воздух, закрытое помещение — оба лоснились от пота и капелек пара, член скользил в недавно девственной пещерке как по маслу с невероятной скоростью...

 — О-о-о-о-х!!! — вогнав в жрицу по самые яйца, дядя Боб стал извергаться, наполняя ее лоно своим семенем.

Оба кончали бурно и долго. Когда он, наконец, вынул свой фаллос из заполненного до краев влагалища, оба повалились на пол, тяжело дыша.

Спустя несколько минут дядя Боб снова сел на скамейку, откинулся, подышал, а потом помог подняться жрице. Затем, снова развалившись на скамейке, кивком головы указал своей женщине, что делать и уставился в потолок. Шана подползла, стала слизывать свои соки вперемешку с семенем старика с его члена и яиц. Вскоре агрегат старика стал вновь подавать признаки жизни. Девушка тут же ухватилась за эту возможность и стала сосать усерднее, двигая головой вверх-вниз. Ее отвлек звук, раздавшийся в предбаннике ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх