Пленники

Страница: 1 из 2

За окном стремительно темнело, но мужчина не торопился включать свет. Он сидел в кресле, оперевшись на подлокотник и положив подбородок на сжатую в кулаке руку. Он мельком взглянул на часы. Без пятнадцати восемь — вскоре она должна прийти... Но она не придет, как не пришла вчера, и позавчера, и как не появлялась уже четыре дня. Мужчина вздохнул. Велика проблема, найдет себе другую шлюху, но мысли отчего-то все время возвращались к той хрупкой девушке лет двадцати пяти с бледной шелковистой кожей, мягкими карими глазами, копной каштановых волнистых волос, небрежно переброшенных через плечо. Их мягкие волны спускались к небольшой, но упругой груди. От нее исходил мягкий пряный запах сандала и еле уловимый — кофе, видимо, впопыхах выпитого после работы. Она и приходила не переодеваясь прямо в рабочей офисной форме: белая блузка, строгая серая юбка до колена и черные туфельки на небольшом каблучке. Мужчина едва заметно ухмыльнулся: он запрещал ей приходить в колготках, и девушка послушно снимала их, прежде чем позвонить ему в дверь. Всегда молчалива, послушна, неприхотлива, она все делала так, как того хотел ее хозяин, без лишних вопросов и замечаний. И взгляд ее был такой внимательный, полный готовности служить, взгляд, который так будоражил все его существо.

Он еще помнил, каких усилий ему стоило сдерживаться, чтобы не взять ее прямо здесь, на пороге. Едва увидев ее, он быстро отворачивался, скрывая безумный огонь страсти, вспыхивавший в нем. Он удалялся назад во мрак просторной, мало обставленной мебелью комнаты с большим, на всю стену, плотно зашторенным окном, где и ждал ее все это время. С нарочито скучающим видом он приземлился в черное кожаное кресло, расположенное прямо в центре комнаты спинкой к окну, и устремил нетерпеливый взгляд в дверной проем. Она появлялась из мрака коридора, и ее кожа казалась золотистой в свете направленной на нее настольной лампы, стоявшей на низком стеклянном столике рядом с креслом. Мужчина направил свет на стену перед собой, указывая рабыне ее место. Но девушка и сама все знала, поскольку делала это уже не впервые. Она прошла к стене, оказавшись в круге желтоватого электрического света. Прикрывая одной рукой глаза, другой она уже расстегивала свою блузку. Цепкий взгляд мужчины блуждал по ее телу, ненадолго задерживаясь на тонких изящных пальчиках девушки, скользивших вниз по жемчужным пуговкам. Дождавшись, пока рабыня, наконец, скинет с себя блузку, он мгновение рассматривал белый кружевной лифчик с розовым атласным бантиком посередине, бледный животик, пояс серой юбки...

 — Повернись. — Сухо бросил он ей.

Девушка тут же выполнила приказ и потянулась ручками назад к молнии своей юбки. Мужчина сжал кожу подлокотника кресла и чуть поддался вперед. Было в этот момент в его взгляде что-то звериное, безумное, что-то, так стремившееся выбраться на свободу. Он не боялся испытывать на ней любые свои фантазии, зная, что она никуда от него не денется.

Склонить ее на эту связь было делом нелегким. Однако при наличии определенного количества средств, связей и влияния, многие вопросы становятся вполне решаемыми. Девушка зависела от него, а точнее от тех денег, что он давал ей на лечение жениха. И эта мысль доставляла ему немалое наслаждение, владение тем, что ему никогда не принадлежало бы при других обстоятельствах. Интересно, что она чувствует, стоя там, в больничной палате, как оправдывает себя, заглядывая в глаза своего любимого... Он пытался представить: стыд, ненависть к себе, горечь, боль, — и все это на благое дело. Мужчина криво усмехнулся своим мыслям. Он наклонился и вытащил из верхнего выдвижного ящика вибратор. Прозрачный, фиолетовый — ее любимый цвет, впрочем, он совершенно ей не шел. Однако мужчина не упускал ни единой возможности подразнить рабыню, унизить, сминая возможное сопротивление.

Вот и сейчас Хозяин с нехорошей улыбкой рассматривал внезапно напрягшиеся ягодицы девушки — ее ушки, видно, уже уловили жужжащий звук включенного вибратора.

 — Подойди. — Приказал мужчина.

И в этот раз рабыня все сделала правильно: не разворачиваясь, осторожно переступила через валявшуюся на полу серую ткань юбки и, не спеша, двигаясь в сторону своего господина. Тот, в свою очередь, остался доволен, наблюдая, как при шаге двигаются ягодицы девушки.

Дождавшись, пока она подойдет достаточно близко, мужчина нетерпеливо схватил рабыню за полоску стрингов и жестко притянул к себе. Девушка охнула: кружевная ткань врезалась в промежность, доставляя ей противоречивые ощущения мучительного удовольствия. Хозяин знал, что ей это нравится. Любой женщине хотелось бы, чтоб ее взял более сильный мужчина, где-то глубоко в любой сидит желание подчиняться. Другое дело, что не каждая даже сама себе в этом признается. Иных нужно лишь подтолкнуть, показать, открыть в них эту сторону женской натуры.

Хозяин даже не думал ослаблять хватку. Головкой вибратора он уже выводил линии на гладкой коже ягодиц, постепенно спускаясь на врезавшуюся в промежность кружевную ткань. Бедра рабыни при этом слегка покачнулись, что не укрылось от цепкого взгляда мужчины. С довольной, широкой улыбкой чеширского кота Хозяин звонко шлепнул девушку по ягодице и, не отрывая от нежной кожи руки, тут же повел ею вверх, к застежке лифчика. Одно движение ловких пальцев — и концы этой незамысловатой части женского нижнего белья послушно расходятся в стороны и опадают.

 — Развернись. — Сухо велел мужчина, отложив вибратор в сторону, однако и не думая его выключать.

Стоило девушке исполнить приказ, как Хозяин, не теряя времени, ухватился одной рукой за кокетливый атласный бантик лифчика и потянул на себя, не слишком резко, чтобы не сорвать ненужный элемент одежды, а заставить рабыню наклониться и опереться ладонями на подлокотники. Лицо девушки теперь было совсем близко: испуганное, даже можно сказать невинное, как у ребенка. Однако он видел ее глаза — и они просили еще. Впрочем, мужчина и сам намеревался продолжить эту игру. Нарочито лениво Хозяин ладонями ласкал оголенную грудь рабыни, осторожно перебирая пальцами соски, чтобы в следующий миг резко сжать их, потянуть на себя, заставляя девушку выгнуться и глухо застонать.

 — Течешь? — Спросил он, глядя прямо в глаза своей шлюхе.

Получив в ответ слабый кивок, мужчина отпустил измученные соски рабыни и вопросительно изогнул бровь:

 — Неужели?

Девушка выпрямилась и приспустила трусики. Вслед за кружевной тканью потянулась вязкая прозрачная струйка выделений. Мужчина, проследивший это движение, усмехнулся.

 — Смотри-ка, и правда не врешь. — Отметил он, звонко хлопнув рабыню по бедру.

Напряженная, как струна, она не знала, чего ожидать в следующий момент. Однако, зная своего господина, не смела даже лишний раз шевельнуться, и лишь смиренно ждала своей участи.

Довольный результатом, мужчина мягко, почти по-отечески улыбнулся своей подопечной и в ту же секунду резко ввел в нее вибратор — сразу глубоко, до упора. Не столько от грубого, сколько от внезапного проникновения ноги девушки подкосились, и она, хватаясь за кресло, стала медленно оседать на пол. Не медля, мужчина оттолкнул ее так, что его живая игрушка повалилась на спину, широко раскинув ноги.

 — Шлюха. — Выплюнул он почти что с отвращением, вдавливая ступней жужжащий вибратор все глубже в ее влагалище.

Рабыня кричала, извивалась, пытаясь хоть как-то ослабить натиск господина, но все без толку — это лишь еще больше заводило и подначивало мужчину.

Наконец, Хозяину надоела эта игра, и он решительно поднялся с кресла. Ловким движением он расстегнул ширинку брюк, до этого сдерживавших натиск охочего до женского тела инструмента, и аккуратно приземлился на грудь рабыне, тем самым пригвоздив девушку к полу. Властным жестом он взял свою шлюху за волосы, заставляя ее приподнять голову, и приставил к губам рабыни свой набухший ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)
наверх