Зигзаги жизни

  1. Зигзаги жизни. Окончание
  2. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ
  3. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ 2
  4. Зигзаги жизни
  5. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ. Часть 2. Окончание

Страница: 5 из 11

как-то вяло, предложили выпить и закусить, чем она и занялась, а сами продолжали обсуждать какой-то турецкий проект, который должен скоро выстрелить.

Наконец, дела подошли к концу и «колобок» переключил внимание на молодую женщину.

 — Иди ко мне на колени, — предложил он.

Ольга опустилась ему на колени. Он был такой весь пухленький и пах каким-то шикарным парфюмом. Бесцеремонно раздвинув её ноги, он запустил свою руку в промежность, сдвинул перемычку трусиков и, ухватившись за губки, принялся их сминать и вытягивать.

 — Что, любишь трахаться, подстилка ебучая? — каким-то металлическим голосом протянул он.

В этот момент шеф встал с кресла и со словами: «Ну вы отдыхайте тут, а мне еще с документами поработать нужно» вышел в дверь соседней комнаты.

 — Мы тоже переберемся в другую комнату и устроимся комфортней, — снова нормальным голосом произнес «колобок». — Пошли.

Ольга встала и он, схватив её за запястье, поволок за собой. Слева от зала находилась, оказывается, большая спальня с сексодромом в центре.

«Колобок» принялся срывать с себя одежду, а когда закончил, переключился на девичью, причем он даже не пытался расстегнуть или развязать, он просто клочками срывал её с тела и расшвыривал по комнате. Несколько раз довольно сильно оцарапав кожу при этом.

Любую попытку снять что-либо аккуратно он пресекал в корне, вырывая и разрывая каждую тряпочку и даже у лифчика оторвав одну из лямок. На протяжении всего экзотического раздевания, он беспрестанно матерился и крыл последними словами молодую женщину.

«Да это он так заводится!» — сообразила Ольга и тоже перешла на возбуждающий партнера мат, назвал пару раз интимные места на доступном ему языке. «Колобок» аж взвыл от восторга, опрокинув её на спину, беспрестанно лапая все тело, воткнул свой член ей во влагалище и принялся, елозя на ней, продолжать жутко матерится.

Первые минут десять девушка честно подыгрывала партнеру и телом и языком, поддерживая такую игру, следующие десять уже вроде как по обязанности, но в голове крутилась только одна мысль «Когда же он кончит, уже достало».

Наконец «колобок» принялся гораздо активней двигать задницей и через долгую минуту окончательно затих. Приподнялся на руках и, сфокусировав взгляд на Ольгином лице, произнес:

 — Я в ванную, лежи здесь, я скоро приду, мы с тобой продолжим.

 — Хорошо, — ответила она, про себя подумав «Ёшкин кот, я второй раз такой тягомотины не выдержу, точно отсюда сбегу. Только вот с одеждой как быть, ведь порвал в лоскуты все. Может он для того и одежду рвет, что бы бедным девушкам деваться было некуда».

Пока она размышляла в этом ключе, «колобок» благополучно укатился, а в дверь влетел «Серый волк», тьфу ты — шеф, но глазищи у него сверкали почище, чем у волчары.

Ольга испуганно поджала ноги, хрен его знает, что у этого бешенного на уме.

Шеф в два огромных прыжка пересек разделяющее их расстояние, схватил её за ногу и, переворачивая, стащил ноги с постели, грудью оставив на кровати и придавив спину своей лапищей. Девушка только раз и успела взвизгнуть, как огромный член вспорол её кошечку по всей длине.

И весь мир для неё взорвался огромным радужным фейерверком.

Проблесками в её мозгу отпечатывались фрагменты этой бешенной скачки, этот рык наездника, неутомимо пришпоривающего под гору несущуюся лошадь, этот свист ветра в ушах, и закушенные удила, удары жезла кидающие только вперед, через любые преграды. И наконец, удар финишной ленточки в грудь, когда тело поёт, а душа устремляется ввысь к звездам. И космос вокруг и звезды, протяни руку — погладь.

Очнулась она в той же позе, с одеялом зажатым в стиснутых зубах и сжатых кулаках, с оттопыренной задницей и болью в коленках, с ручейком бегущим по внутренней стороне бедра и лужицей между ног. Пытаясь подняться, она попробовала упереться руками, но они дрожали и не держали тела, с ногами такая же фигня.

Сползла с кровати и прислонилась боком к ней, испытывая сладкую истому и отрешенность. И тут к ней стали возвращаться те самые фрагменты последних событий, кусками и вразнобой. Перебирая их и так и эдак, она пришла к выводу, что отодрали её по высшему разряду, как и в фантазиях не получится.

И еще вспомнились, сказанные с ужасом в голосе, последние перед уходом, слова шефа:

 — Ты только Демьянычу не проболтайся!

 — А вот это мы на твое поведение посмотрим, — подумала Ольга и, собравшись с силами, поднялась и присела на кровать.

В этот момент дверь открылась, и в спальню вялой походкой вошел сам Демьяныч, закрученный ниже пояса банным полотенцем. Пройдя до кровати, он присел рядом и произнес глядя в сторону:

 — Последнее время перелеты так плохо переношу, все тело превращается в кисель.

Ольга, мгновенно сообразив в чем дело, интуитивно ответила:

 — Ничего себе, в кисель, а только что драл меня, как и молодому не снилось. До сих пор на ноги встать не могу, не держат.

Демьяныч повернув голову в её сторону и, окинув вмиг потеплевшим взглядом, с улыбкой произнес:

 — А ты девочка, умна не по годам.

«А то!» — подумала она, но от ответа воздержалась.

Он, подавшись вперед, медленно встал и, глядя на неё сверху вниз, распорядился:

 — Постель расстели, искупаешься и сюда.

Оглядевшись, добавил:

 — Насчет вещей не переживай, твой начальник завтра в двойном количестве все привезет. А я пока пойду, что-нибудь выпью.

И с этими словами вышел за дверь.

Уже стоя под теплыми струями воды в душе она размышляла:

 — А что, вечеринка, как говорится, удалась. Накормили, напоили, комплиментами одарили, трахнули классно, аж звон в ушах. Ну, это я не про первый раз, а про своего бешенного. Глядишь, и правда, вещи вернут, ведь домой в чем-то ехать все равно надо. Плюс шеф обещал деньжат подкинуть. Получается баланс положительный.

Искупавшись и высушив волосы, она замоталась в полотенце и прошла в спальню.

Демьяныч уже лежал в постели, укрытый до бедер простыней.

Скользнув к нему в постель, Ольга несказанно удивилась, когда он начал расспрашивать её о семейном положении, что она закончила, специализации, интересах и вообще про жизнь. Удивилась, но на все вопросы отвечала честно, емко, иногда даже подтрунивая над собой. Закончив знакомство с её короткой биографией, он, притянув её, положил её голову себе на плечо и уже минут через пять уснул, сопя как плюшевый медвежонок.

Утром она, проснувшись раньше всех, прошла на кухню и стала готовить завтрак своим любовникам. А что? Мужики как дети, сами никогда нормально не покушают.

На запах свежесмолотого и варящегося кофе выполз позевывающий шеф.

Пробурчав: «Чего это ты в полотенце тут ходишь? Там в прихожей, на полу, пакеты с одеждой лежат. Оделась бы, что ли» — он плюхнулся на табурет, открыл минералку и присосался к горлышку, судорожно при этом сглатывая.

 — А тебе что, мое тело не нравится? — сделав удивленное лицо, спросила чертовка, распахивая полотенце и прокрутившись вокруг собственной оси.

Шеф отвел взгляд и аж скрипнул зубами, прошипев:

 — Иди оденься.

 — Хорошо, мой повелитель, слушаюсь и повинуюсь, — скопировав восточную покорность женщины, промурлыкала плутовка, на цыпочках выскальзывая из кухни и получив в спину взгляд, который мог бы спалить её целиком.

В прихожей на полу действительно лежали с десяток пакетов с нанесенными на них логотипами фирм мировой известности.

 — Он что, в бутиках затаривался? — с замиранием сердца подумала молодая женщина.

Схватив ближайший, выдернула из него блузку и, развернув её, уставилась на этикетку.

«Cardin». Распотрошила следующий. «Gucci».

 — Боже мой, да здесь целое состояние! — приходя ...  Читать дальше →

Показать комментарии (31)

Последние рассказы автора

наверх