Зигзаги жизни. Окончание

  1. Зигзаги жизни. Окончание
  2. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ
  3. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ 2
  4. Зигзаги жизни
  5. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ. Часть 2. Окончание

Страница: 4 из 5

он.

 — Нет, что-то не хочется.

 — А какого лешего ты меня гоняла за завтраком? — он аж возмутился.

 — Гриш, здесь же сейчас такое было.

 — Что было? — удивленно подняв брови, спросил он — Сон, мираж.

 — А пошли купаться, — нарочито весело предложил Григорий и первым пошел переодеваться. Очень быстро вышел из своей комнаты уже в плавках и с полотенцем на плече со словами:

 — Чего стоим? Чего ждем? Поезда на пляж не ходят. Придется пешочком.

А она стояла, смотрела на него и думала:

«А ведь он мне сегодня жизнь спас. Ведь наверняка тот хлопок над ухом был выстрелом, и его могли убить вместе со мной».

Она приблизилась, глядя ему в глаза, положила руки ему на плечи и впилась страстным поцелуем ему в губы, благодаря и зовя его, почувствовав, как он ответил на поцелуй, робко, осторожно. Его руки нежно скользнули вокруг её тела, ладони на спине и талии.

Одно мгновение продолжалась эта ласка удава, когда вдруг руки с неимоверной силой сдавили ее так, что раздался хруст ребер, и тело было сплющено о его грудную клетку. Когда непроизвольный выдох был поглощен железными губами, вонзившимися в неё, захватывая в плен её губы и размазывая их о зубы. Когда не в силах удержать этот напор, её голова откидывается назад и тут же скользнувшая со спины сильная ладонь поддерживает её затылок, чтобы не разорвать ни на миг тот поцелуй, от которого перед глазами взрываются звезды и стон рвется из груди.

Другая рука притягивает её попкуи вдавливает промежность в его бедро, распластывая кисулю по нему, а рядом в живот вдавливается его горячий твердый член. Она чуть-чуть пришла в себя после неожиданного и такого мощного натиска и притянула его голову к себе, пытаясь самостоятельно сдержать напор губ, его рука скользит с затылка на спину.

Её тело отрывается от земли и парит над полом, размалываясь в муку под прессом его рук и страсти. С каждым его шагом между её бедер впечатывается его мускулистое бедро, она словно всадница на норовистом скакуне, от каждого движения которого, по телу пробегают дразнящие предвкушением искры желания.

Когда соединенные тела рухнули на кровать, Ольга ощутила мгновенный вихрь задравший юбку, трусики были напрочь сорваны, и ворвавшийся в цитадель противник вызвал крик боли и наслаждения.

Это был жестокий захват, когда не берут пленных и не ведут переговоров. Он был варваром, захватившим изысканный город, и все вокруг предавалось грабежу, насилию и сожжению. Он брал её грубо, страстно и властно.

Победившая сила брала все, не слушая стонов и жалоб, врываясь как ураган, раскидывала и громила, била и топтала, пока не добилась рабской покорности и послушания.

Её тело, содрогаясь, понесло к нему бурным потоком дань, которую он требовательно добивался, и оросило захватчика всего, выплескиваясь наружу флагом полнейшей капитуляции, прося милосердия и сострадания.

Она, ощущая обжигающие спазмы оргазма, подчинилась нарастающему темпу захватчика и с силой обхватив ногами его бедра, вонзив ногти в ягодицы, притянула к себе, чтобы не смог покинуть подожженный им город. И он, как не пытался, не смог — вжавшись всем телом, оросил пылающее огнём лоно своей живительной влагой, дающей жизнь. Снова и снова содрогаясь от экстаза, охватившего тело и разум, вливал свои жизненные силы в неё.

Наконец он иссяк, разорвав поцелуй, поднял голову и с расстановкой сказал:

 — Это тебе за улитку.

Изнеможенная женщина под ним, не разжимая капкана, в который поймала своего мужчину, испытывая слабость и блаженство во всем теле, медленно открыла глаза и слабым голосом умирающего лебедя произнесла:

 — Хорошо, что я тебя крокодилом не назвала. Он больше и сильнее.

И они вновь принялись целоваться, но уже удовлетворенно и сыто. Его рука достала из выреза сарафана её груди, и он принялся поглаживать их и покрывать поцелуями. С каждым последующим прикосновением увеличивалась сила и страсть. с которой он припадал к этим волнующим полушариям. Ладони сильнее и сильнее сдавливали их.

Её соски, еще не успев толком опасть, снова принялись твердеть, отвечая на нарастающие ласки, и уже разбойничьи торчали на холмах, подверженных ласкам. Попав ему в рот, прикусывались зубами, сминались губами, ласкались и дразнились языком.

Ощутив возвращающееся возбуждение, молодая женщина отвечала на ласки партнера, целуя и теребя его шевелюру, когда же она задвигала тазом, опробуя так и не успевшую опасть связку, почувствовала плавное движение его бедер навстречу. И вот уже штырь, на который она надета, снова начинает неторопливое скольжение в ней.

И руки, недавно лишь слегка касавшиеся грудей, придавливают и сжимают их, губы впиваются жарким поцелуем в ключицу. Темп проникновений быстро увеличивается, захватчик, в полной красе, начинает расчищать себе место, вонзаясь, скользя и атакуя преграду в конце.

Любовники вновь вместе танцуют, празднуя торжество плоти и любви, но он уже гораздо деликатнее берет её, скользит, закрепляя свои позиции, щадит завоеванное пространство.

Какое-то время проходит в размеренности этого танца, а потом они взвинчивают темп, увеличивая глубину проникновений. Входное колечко дрожит, сжимаясь и охватывая его.

Ольга закричала, тело словно пробил разряд тока, она выгнулась и выстрелила навстречу атакующего своими соками. И еще, и еще, раз за разом. Теперь он орудовал в ней так ожесточенно и с таким напором, что, казалось, готов пробить её насквозь. Полностью отключившись, она стонала и кричала, тело охватывала то мелкая дрожь, то волны, заставляющие выгибаться все тело.

А любовник, с силой сжав желанное, в этот момент находящееся в его полной власти тело, вгонял раз за разом свой молот в её отверстие, выбивая брызги при каждом погружении, и не обращая внимания на ногти, которые располосовывали его спину. Неистово целовал её губы, щеки, глаза, наклонив голову, впился нескончаемым поцелуем в шею.

Приподнявшись на руках, он сдавленно зарычал и вонзил свой меч по самую рукоять, пригвоздив любовницу всем весом, так что ягодицы девушки влепились в кровать, а её глазищи изумленно распахнулись, и стал закачивать в её недра свою страсть.

Какое количество оргазмов прокатилось по ней, она сама не представляла. Но в тот момент, когда её мужчина кончил, натянув её по самые яйца, она, похоже, кончала беспрерывно. Откинувшись ватным телом, она судорожно дышала, пытаясь собрать разлетающиеся кусочки реальности в единое целое.

Григорий тем временем, завалившись на бок, покрывал поцелуями её грудь и плечо, рука поглаживала её промежность. Ольга приходила в себя после сумасшедшей гонки. Немного продышавшись и успокоив колотившееся, как птичка в клетке, сердечко тихо спросила:

 — Ты меня убить хочешь? А это за что?

 — За твою тупую упертость. Будешь теперь меня слушаться?

 — Ты знаешь, мне так понравилось, что я теперь всегда буду упертой.

Получив чувствительный шлепок по бедру, она повернулась к нему и, положив голову ему на плечо и закинув руку на грудь, добавила:

 — Но слушаться я тебя буду неукоснительно.

Любовники лежали в кровати, восстанавливая силы, он нежно поглаживал её волосы, а она — разморенная, удовлетворенная полностью женщина — мурлыкала от этих прикосновений, отдаваясь неге и растворяясь в этих ласках

Через полчасика встали, плотно поели и решили сходить на море.

Они шли по дорожке, держась за руки, чтобы и сейчас быть не только рядом, но вместе, одним целым. Уже подойдя к самому пляжу Гриша, плавно разорвал слияние рук и заговорщицки сказал: «Смотри».

После чего с места рванул в сторону моря, взметая за собой шлейф песка, набрал огромную скорость и, достигнув воды, пробежал прямо по ней метров восемь, после чего завалившись вперед, вытянул над головой руки и вошел в воду всем телом, взметнув ...  Читать дальше →

Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх