Красная шапочка

Страница: 1 из 2

Вторая мировая война. 1942 год. Немецкие войска уже как год занятии территорию Эстонии. Шла агитационная пропаганда. Жителей Эстонии вербовали в различные по своим фунциям группы и отряды в том числе в недавно сформированный Эстонский легион СС. Но юный эстонец Ганс был слишком молод для опасных предприятий. Ему едва исполнилось 16. Невысокого роста, худой, белобрысый, с утиным носом и хитрыми лисьими глазами. Обычный прибалтийский паренек. Ему очень хотелось стать солдатом Вермахта, хотя по молодости своей и по не знанию он не слишком представлял что это такое. Он был единственным мужчиной в доме, защитником матери и сестренки... Его отец, немец по национальности, умер, когда Гансу было 10 лет, а назвали парня в честь деда по отцу.

Его семья жила на хуторе возле реки. Немецкие отряды по мере своего передвижения останавливались в хуторах и деревнях на время и однажды мать, беспокоясь что немцы опустошат запасы съестного испекла пирогов с малиной и вместо того что бы побаловать детей решила отправить их своей матери, бабушке Ганса. Сестренку мать ни за что бы не отпустила и Ганс нехотя согласился помочь.

В тот день было было жарко, Ганс одел шорты, рубашку сандалии, надвинул кепку на голову и отправился к бабушке на соседний хутор. Идти надо было долго, но это не расстояние для молодого парня. День был светлый, припекало солнышко. Сначала Ганс шел по берегу реки, свободно вертел головой по сторонам, ему очень хотелось искупаться, но надо было идти дальше, он еще раз посмотрел на речку и вздохнул

Через какое то время вышел к лесу и побрел по песчаной дороге Вдруг как из под земли на дороге очутился высокий мужчина. Ганс не сразу обратил на него внимание так как тот вышел сбоку а не спереди... Мужчина догнал паренька. Ганс повернул голову и увидел на нем немецкую форму с петлицами рядового СС. Лет 30 на вид. Гладко выбритая морда, свежая стрижка... русые волосы немного взъерошены,. куртка на груди была расстегнута видимо изза жары... амуниция на поясе болтается, за плечом автомат штаны были подвернуты..

 — Бездельник, — с усмешкой подумал Ганс, и тут же дико испугался... А ну как начнет трясти, не партизан ли, ожидать можно чего угодно. Но парень лишь предательски улыбнулся ему, но что сказать не знал. Тогда немец спросил:

 — Куда идешь?, — ганс плохо понимал по немецки, но кое что разобрал и ответил просто:

 — Бабушка.

 — А — а-а, — немец засмеялся.

Снова спросил:

 — Давай провожу? — встретил в глазах Ганса непонимание и повторил, — ну провожу-, и изобразил пальцами идущего человечка.

Ганс пожал плечами:

 — Извините, я не понял.

Тогда ССэсовец начал объяснять:

 — Опасность, понимаешь? Тебе дальше нельзя. Я провожу. — ганс весь напрягся, кивнул и пошел дальше.

Немец схватил его за руку:

 — Опасность — произнес он, проговаривая каждую букву и сделал вид что стреляет из автомата. Наконец Ганс понял, понял и то, что к бабушке он наверное не попадет. И ему дико хотелось что бы опасность оказалась правдой потому что провести весь день у бабушки было для него невыносимой скукой.

 — Что в сумке? — немец покосился на корзину Ганса но тот не ответил, и солдат посягать на нее не стал

 — Вино? — коротко предложил его новый знакомый и вытащил изза пазухи бутылку.

« Откуда раздобыл интересно?» — подумал ганс и ему страсть как захотелось попробовать. Он забыл про страх перед незнакомцем, страх уступил место любопытству. Ну подумаешь... пил и дома, не вино конечно, только пиво и немного... а немец не смотря на свою экипировку и принадлежность к оккупантам казался обычным добродушным бюргером и причины что бы не выпить с ним общительный и наивный ганс не видел.

Мальчик кивнул и сказал на немецком» давай»

 — Давай давай!, — обрадовался немец, услышав родную речь, развернул Ганса и сказал:

 — Пойдем на речку? Искупаемся.

Ганс был далеко не трусом и очень добродушным пареньком, доверчивым, дружелюбным и со всеми легко находил общий язык

Он снова не понял что сказал немец, но кивнул и они пошли... Оказавшись на речном пляжике, Ганс с удовольствием вдохнул свежий воздух и обрадовался подарку судьбы: красота... он как взрослый будет пить в мужской компании да еще наконец то искупается, вместо того что бы подставлять сморщенное от отвращения лицо поцелуям бабушки в обе щеки и слушать ее причитания « какой большой, жених совсем».

Новый « друг» ганса взял его за руку и с улыбкой потряс ее, представляясь:

 — Я Ульрих. А тебя как зовут?... Имя?

 — Ганс.

 — А имя то у тебя немецкое! Почему?... ладно... хорошо, Ганс, я искупаюсь, а ты как хочешь. Потом откроем вино и выпьем за знакомство!»

Немец начал раздеваться, побросал одежду на песок, легкомысленно повесил оружие на деревво и голым, с разбегу забежал в речку Он довольно долго там плескался, мыл голову, фыркал, наконец вышел и одел только трусы. Ганса поразило, насколько простой солдат может так хорошо выглядеть « прямо как парни с немецких плакатов» — подумал он — « все статные, с хорошо развитой мускулатурой, широкие плечи у них»

Ульрих потряс головой как кот, избавляясь от лишней влаги и спросил:

 — Ну а ты что не идешь купаться, не хочешь?, — и указал на речку

Ганс очень хотел окунуться, резко встал и начал раздеваться. Он не был скромным мальчиком и спокойно снял трусы перед незнакомым человеком, подумаешь, не девченка же... И стал осторожно заходить в воду

Тем временем Ульрих улегся на песке и наблюдал за входящим в воду Гансом. Серые глаза немца любопытно скользили по телу мальчишки, спускались по его бледной спине вниз к бедрам и упругим ягодицам... рассматривали худые стройные ноги... немец продолжал следить за ним как за добычей и лишь когда Ганс повернулся, Ульрих отвел взгляд.

Искупавшись, Ганс вылез на берег и начал натягивать на себя трусы, остальной одеждой вытерся и положил ее рядом

Ульрих сидел на траве и уже почти высох, он позвал:

 — Иди сюда! — , и махнул рукой.

Ганс подошел и плюхнулся рядом на шелковую травку.

 — Выпьем за наше знакомство. Бокалов нет, извини, — Ульрих протянул откупоренную бутылку Гансу. Пареньку хотелось пить, он жадно припал губами к горлышку бутылки и начал глотать. ССэсовец поднял подбородок и удовлетворенно посмотрел как он пьет. Наконец, оторвавшись от бутылки, Ганс протяну ее своему немецкому товарищу. Тот тоже выпил и начал говорить:

 — Как хорошо что я тебя встретил... хоть ты и не понимаешь, а все мои сослуживцы полные свиньи с ними и поговорить не о чем, а местные девки боятся меня, — он хохотнул — видишь какие у меня руки? — и сжал кулак..

Ганс ничего не понимал, но увидев кулак рассмеялся: — --Внушительно.

 — Ага, — продолжал немец, — а у тебя девушка есть? Ну, д-е-в-у-ш—к-а.

Ганс, услышав слово « мэдхен» отрицательно помотал головой..

Так они сидели и пили. Тут ганс вспомнил про пирожки. Выставил корзину и открыл ее:

 — во че у меня есть!, — гордо произнес он.

Немец радостно потер руки и они начали есть. И говорить. Конечно они не понимали друг друга. Ульрих много говорил, но все это смешивалось у Ганса в голове в сплошной веселый лай и шипение... Язык Ганса Ульриху тоже казался смешным, но мальчишка говорил мало. Через какое то время Ганс вскочил, улыбнулся и пояснил:

 — я отлить.

Он зашел за кусты. стянул трусы и выпустил свое дружка... запрокинул голову и тут услышал хруст... Слева от него стоял Ульрих. Ганс не выпуская писюн из рук спросил:

 — Ты че подглядываешь?, — и улыбнулся.

Немец медленно подошел к нему, Ганс стал натягивать трусы. Ульрих остановил его руку:

 — Не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)
наверх