Как тебе?

Страница: 4 из 7

нему злости, нет, мне было приятно видеть как он настойчиво приставал ко мне, то, как он это делал, игнорируя мое мнение, он хотел получить свое, как награду, как просто дар с моей стороны ему, и ему это удавалось.

 — А если ты... — я не закончила фразу, — ты потом уберешь руку?

 — Ага, — и в знак своих слов кивнул головой.

 — Точно? — переспросила я его.

 — Ага, точно, — произнес он пьяным языком.

Я посмотрела ему в глаза, мне самой-то было трудно сфокусироваться, его голос с каждой минутой все удалялся, он сидел вот тут, но я слышала теперь его уже из далека, как из другой комнаты. А раздвинула совсем немного ножки, его пальчики пробежались по моим плавкам, приятно, это ощущение как в тумане, но прикосновение было приятным, я еще чуть пошире, раздвинула ножки. Мне не хотелось, что бы это со стороны выглядело пошло, через голову Андрея я посмотрела на Виктора, он не видел как я раздвигала ножки, он не мог этого видеть. Мысли тормозили, между сказанным и подуманным с каждой минутой увеличивалось расстояние. Я тряхнула головой, но это не помогла, мысли еще больше запутались, а тем самым Андрюшка уже вовсю гладил мои губки, от него их прикрывала только тонкая ткань плавок.

Я перестала думать, все равно не получалось, тогда я нагнулась к Андрею и поцеловала его в губы, его пальцы прищемили мне кожу, я не почувствовала ни боли ни дискомфорта, я просто смогла удивиться его храбрости или наглости, я просто удивилась, тому, что он сделал, и в ответ, я еще раз его поцеловала.

 — Перестань, Андрюш убери руку, — снова попросила я его, но уже знала, что он не уберет и по этому не дожидаясь ответа, еще немного развела ножки в стороны.

 — Какой ты наглый, развратник, — и чем больше я говорила, тем шире разводила свои ножки в стороны, — как тебе не стыдно...

 — Не стыдно, — пробурчал он, и стал пальцем водить мне между губок.

Я прикрыла глаза, и если бы сейчас ни кого здесь не было, то я бы упала на спину и разрешила ему делать со мной, что ему вздумается, и я наверное изменила бы своему мужу. Он был настойчивым, нежным, и так ласково говорил, что я красивая, и так нежно гладил меня, что я нагнулась еще ниже к нем, и прошептала.

 — Еще немного и ты изнасилуешь меня своим пальцем.

Он поднял лицо, постарался сосредоточится, но ему так же как и мне это давалось с трудом, но однако он не только услышало мои слова, но и понял их смысл. Его пальцы, что только, что гладили мои губки через ткань плавок, начали искать их резиночку, но его пальцы путались и застревали в складках моего тела, они упирались в тело и не могли подцепить плавки. Молча я выругалась, а потом сама своей рукой быстро нащупала плавки, и резко дернув их в сторону, обнажила только губки, сами же плавки остались на месте, просто я их сдвинула в промежности, в сторону, вот и все, что мне нужно было.

Андрюшка, хлопал глазами, что-то пробубнил, но его рука уже была так глубоко между ног, что пальцем он сильно уперся в те самые губки, что только что гладил. Не вольно я сжала ноги и зашипела на него.

 — И все же, какой ты, развратник.

 — Ага, — согласился он со мной.

 — Бабник, — продолжила я.

 — Точно, — кивнув головой, снова согласился он со мной.

 — Насильник, маньяк, — в ответ он отрицательно замотал головой, — но лапочка, милашка, — в этот раз он активно закивал головой, соглашаясь с моими доводами, — соблазнитель, искуситель.

На этих словах хлопнула дверь парилки, звук был далеким, как будто не из этого мира, как будто он доносился из динамика телефона, потребовалось секунда, что бы я поняла, Вовка идет. Я сжала ноги, Андрюшка нехотя вытащил свою руку, его глаза были расстроены, даже обиженны, как у ребенка, как будто у него забрали игрушку. Что бы успокоить его я послала ему воздушный поцелуй, в ответ он только кивнул.

Вовка сел рядом, голова снова закружилась, я еще ощущала его палец на своих губках, грудь трепетала, даже в таком состоянии я ощущала как сильно билось мое сердце. Я всегда знала, что у меня в процессе сексуального возбуждения набухали соски, они всегда меня выдавали, да же в процессе разговора, даже если я смотрела фильм или читала книгу и если меня сюжет возбуждал, то соски всегда, всегда набухали и выпирали в перед. Я скосила взгляд в низ, предатели, смутно произнесла я про себя, и в этот раз они торчали, даже под простынью, в которой я была укутана они ужасно сильно выделялись. Я забеспокоилась и решила уйти в комнату отдыха.

Ни кто не хотел домой, да и мне самому в прочем тоже не куда спешить. Ирка остановилась, присела, а потом встала на коленки, ее глазки плавали, она изрядно выпила и теперь с трудом передвигалась, порой именно это состояние мне в ней и нравилось. Она становилась такой податливой, такой мягкой, согласной на все, на секс, поцелуи, ласки, она соглашалась делать все в постели, что я ее просил или просто сам делал, она не когда не возражала, потому, что ей самой это нравилось, и она очень часто на следующий день мне об этом говорила.

 — Хочешь парням показать лисичку? — спросил я у Ирки.

Лисичка, это я так называл ее одну позу в йоге, но она была ужасно сексуальной, и порой даже развратной, иногда такую позу называют позой кошки. Она становится на коленки, ножки вместе, руки вытягиваются в перед вдоль тела, она садиться на пяточки, наклоняет тело, касается грудью коленок, а потом начинает одновременно приподымать попку и вытягивать тело в вперед вдоль пола. В это момент ее попка подымается все выше и выше, а тело опускается к смой земле, она становится беззащитной и ужасно сексуальной.

Я знал, что если парни увидят Ирку в такой позе, они просто взбесятся, а Ирке только этого сейчас и надо, ей надо, что бы они вокруг нее вились, целовали ножки и может и ее попку, ту самую, что она подымет вверх, и подымет не для меня, а для них. Ирка томно на меня посмотрела, несколько раз хлопнула глазками, вытянула подбородок, пододвинулась ко мне и слабо спросила.

 — Ты, за кого меня принимаешь? — а сама на свой вопрос только улыбнулась, — ты этого хочешь? — на всякий случай спросила она у меня.

 — А сама? — переадресовал я ей вопрос.

Ее глазки медленно хлопали, она делала все как в замедленной съемке, не спеша, не торопясь, основательно, даже немного тяжело. Она подняла руку, провела ладошкой по моей щеке.

 — Показать? — теперь она спрашивала Андрюшку с Виктором, те в один голос загалдели.

 — Да, да.

Виктор ожил и подплыл по ближе, а Андрей даже протрезвел и вскочил на ноги, но сила притяжения сказалась на его теле и он тут же обратно шлепнулся в воду. Ирка гордо посмотрела на них сверху, заулыбалась, завиляла попкой из стороны в стороны, Виктор заулюлюкал, а Андрюшка зааплодировал.

 — Ладно, — посмотрела на меня, потом на каждого из парней, вытянула шейку, подняла подбородочек, показывая тем самым свою шейку, вытянула в перед ручки, перевернула ладошки вверх, она любовалась ими, а потом выпрямила тело, встала на коленки.

 — Потом не говорите, что этого не видели, — обратилась она к своим зрителям, в ответ парни бурно захлопали по воде.

Было видно на сколько Ирка была довольна собой, на то, что на нее так смотрят, и то, что она может сейчас им показать свою гибкость, это ее гордость и она от этого сейчас по настоящему тащилась.

Я сидел в стороне, на краю бассейна, Ирка передвигаясь на коленках, встала по среди площадки, хорошо, что на полу были резиновые защитные коврики. Повернулась ко мне спиной, соединив руки в ладошках, она подняла их вверх, сама стоя на коленках, выпрямила тело, посмотрела на ладони, а потом опустила тело на коленки начала приподымать попку к верху....  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх