Рабыня поневоле. Часть 1: Попалась

  1. Рабыня поневоле. Часть 1: Попалась
  2. Рабыня поневоле. Часть 2: Ты моя сучка

Страница: 4 из 9

завела ее в какую-то кафешку. Посетителей было немного — только две подружки тихонько щебетали у окна. Оксана же пошла в самый дальний угол и уселась за столик, отделенный от соседних небольшой перегородкой, создавая иллюзию уединенности.

Оксана заказала две кружки кофе и, пока официантка выполняла заказ, девушка бесцеремонно отобрала у Виктории сумочку и пару минут рылась там.

Тут то Вика и поняла, что бы с ней было, если б она схитрила. Ее трусики тотчас бы обнаружили. Вика жадно наблюдала за действиями Оксаны, ловила каждое ее движение, ожидая подвоха.

Но потом вздохнула с облегчением. Оксана достала бумажник, бросила в него беглый взгляд и, ничего не трогая, тут же закрыла его и положила на место. Точно та же участь постигла студенческий билет — беглый взгляд и все. На мобильном телефоне Оксана задержала свое внимание на минуту — повертела его в руках, оглядела и с полминуты полазила по менюшкам. И, как и все остальное, положила обратно в сумку.

И лишь когда две чашки кофе оказались на столе, а официантка исчезла где-то в глубинах заведения, Оксана начала разговор.

 — Итак, Виктория, — начала она довольно мягким тоном, — у тебя два варианта. Первый — ты все делаешь добровольно, ты не задаешь вопросов, не спрашиваешь «зачем?», «почему?» и прочей лабуды. Ты просто делаешь. Сразу, без колебаний. И второй — ты можешь попробовать поартачиться и тогда пеняй на себя.

С минуту Вика обдумывала предложение. Киска ее все еще не отошла от ласк и приятно ныла. Да и кофе был терпким, приятным на вкус, согревающем горло и живот. Так, что ощущение тепла исходило непонятно от чего — от пережитых оргазмов или же от горячего напитка.

Но Виктория не привыкла сдаваться. Она уже поняла, что попалась. Угроза распространить фото Вики сама по себе пугала, но было и еще кое-что. Виктория поняла это, едва сев в машину к Оксане. Та знала, где девушка учиться и где она живет. И судя по ее тону, по ее поведению, Виктория просто знала, что угроза унизить девушку перед группой — это просто цветочки.

 — А если я все же выберу второй вариант? — отведя глаза и уже точно зная, что не выберет его, спросила Виктория.

Оксана лишь пожала плечами.

 — У меня есть твои весьма откровенные фотографии. Стоит мне щелкнуть пальцами — и они полетят всему твоему университету. Я знаю, где ты живешь и будь уверена, я знаю, каким маршрутом ты ходишь в университет. Я знаю твое расписание, я даже знаю, что ты созваниваешься с родителями раз в месяц по скайпу.

 — Откуда вы все это знаете!? — изумилась Виктория, только тут поняв, насколько глубоко она уже увязла, еще даже не успев ничего сделать.

 — В Сети остаются следы, — пожала плечами Оксана. — Я просто умею их искать.

Пару минут Виктория сидела, понурив голову. Оксана ее не торопила, спокойно пила свой кофе, закинув руку на спинку удобного диванчика, на котором сидела.

 — Я все сделаю, — упавшим голосом сказала Вика.

 — Сейчас проверим, — в глазах у Оксаны зажглись веселые чертики. — Раздвинь ноги.

Виктория украдкой бросила взгляд через кафе — но посетительницы у окна не обращали на нее никакого внимания, хотя одной из них, стоит ей посмотреть в эту сторону, не составит никакого труда все увидеть.

Вика немного передвинулась, чтобы хоть как-то скрыться с глаз незнакомых девушек, и раздвинула ноги.

От Оксаны не скрылись все эти взгляды и телодвижения. Она с легкой улыбкой бросила взгляд через плечо и снова посмотрела на Вику.

 — Когда я говорю «раздвинь ноги», это означает — широко раздвинуть ноги, быстро и без раздумий, — у девушки в голосе вновь прорезались ледяные нотки, заставившие Викторию похолодеть.

Она медленно, как завороженная, раздвинула ноги так широко, как позволяла обстановка.

Оксана перегнулась через столик и задрала юбку Вики до самой талии. После чего снова уселась на свое место и, вытянув под столом ножку, уперлась тупым носком босоножки прямо в киску Виктории.

На сей раз у Вики не было никакого ощущения удовлетворения. Лишь легкий страх, что в любой момент Оксана может нажать чуть сильнее. Виктория чувствовала, как носок обуви легонько ходит туда-сюда, прижимая половые губки то с одного угла, то с другого. И, спустя минуту или две, Вика почувствовала, что ее тело начинает отвечать на эту странную ласку.

Внутри начало медленно зарождаться возбуждение, так и зависнув где-то глубоко внутри и не в силах окончательно поселиться в Виктории. А сдерживал ее холодный взгляд Оксаны. От нежности в ее серых глазах не осталась и следа. На лице была холодная полуулыбка, не сулящая ничего хорошего. Руки были скрещены на груди, плечи откинуты назад. И лишь неровное постукивание кончиком обуви по вагине Виктории хоть как-то выдавало ее настроение.

 — Сними пиджак, — все так же холодно сказала она и Виктория без раздумий подчинилась.

Оксана чуть сместилась, чтобы получше видеть округлые грудки девушки сквозь полупрозрачную блузку. А Вика замерла с каменным выражением лица — нога Оксаны тоже чуть сместилась. И теперь давила на ее клитор прямо центром подошвы, а небольшой каблук то и дело тыкался в зад девушки. Оксана наверняка делала это специально — играла с Викторией, давала ей понять, что может в любой момент причинить ей дикую боль.

Но пока что лишь играла с ней, держала где-то между возбуждением и страхом.

А потом начала как ни в чем ни бывало разговаривать. Вытягивать из Вики, как складывалась ее жизнь до сих пор. Ее не интересовали на адреса, ни имена. Она просто расспрашивала Вику о ее жизни.

И та отвечала. Рассказала, что жизнь не слишком то хорошо сложилась, что она выросла не такой, как хотелось бы. Рассказала, как понемногу прогуливала в школе, что с родителями особо теплых отношений у нее не сохранилось и те только рады были сплавить свою дочку подальше, в другой город. Рассказала, как лишилась девственности еще в школе, скорее из протеста, чем по любви. И что с тех самых пор никого не любила — что для нее секс и любовь были раздельными понятиями, а не одним и тем же.

Где-то посреди этого рассказа, посетительницы у окна встали, быстро расплатились и вышли. И все это время Виктория молила высшие силы, чтобы ее не заметили. Девушка, сидящая с широко расставленными ногами — сама по себе бросалась в глаза, а уж с чужой ногой между них — тем более.

Но, судя по всему, пронесло. Оксана все это время с чертиками в глазах разглядывала Вику, видела ее смущение, нежелание быть увиденной. Может быть, отчасти по этому, стоило девушкам покинуть кафе, как Оксана тут же приказала снять блузку.

Виктория на несколько секунд застыла в немой панике, но Оксана надавила своей ногой чуть посильнее и Вику пронзила тупая боль, расходящаяся кругами от ее промежности. Вытерпев несколько секунд, девушка не слушающимися пальцами расстегнула пуговицы и скинула блузку, чувствуя, как свежий воздух щекочет почти обнаженное тело.

Оксана ослабила напор и не прошло и нескольких минут, как Виктория поняла — что где-то в глубине ей нравится происходящее. Соски мало-помалу затвердели от легкого возбуждения, а мягкое сидение, на котором Вика сидела голым задом, стало казаться намного приятнее.

Но страх того, что ее увидят в таком виде лишь усилился и Виктория, при всем желании, не могла расслабиться. Тело достигло неясного порога на самой гране легкого возбуждения и застыло там, не в силах шелохнуться.

Лишь когда рассказ Виктории был окочен и Оксана узнала все, что ей хотелось, девушке позволили одеться.

А затем усадили обратно на переднее сиденье.

Едва машина тронулась, как Оксана тут же приказала Вике открыть бардачок. Внутри девушка обнаружила кроваво-красный фаллос средних размеров.

 — Воткни его себе в пизду, — бросила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх