Рабыня поневоле. Часть 2: Ты моя сучка

  1. Рабыня поневоле. Часть 1: Попалась
  2. Рабыня поневоле. Часть 2: Ты моя сучка

Страница: 7 из 12

нагнулась и, высунув язык подальше, смачно облизала стоявший колом член. И лишь затем с легким напором насадилась на него своими губами. Хуй был не самый большой, а потому Вика без труда погрузила все, что торчало из штанов, в свой ротик.

В мыслях все плыло. Виктория прекрасно понимала где она и что делает. Это нарушало все правила приличия. Мишу она едва знала, да и сосать чужой член на скучной лекции тоже не входило в ее перечень приличного. Но Виктории было начхать.

Она просто наслаждалась моментом. Несколько ленивых движений головой и Вика почувствовала, как член начал еще больше напрягаться. Девушка решила немного растянуть удовольствие и, выпустив член изо рта, перехватила его рукой у основания и начала легонько облизывать головку.

И, не прошло и минуты, как она поняла — Миша уже на пределе. Вряд ли у него вообще был хоть какой то секс в последний месяц, а то и год, и он явно собирался кончить от одной мысли о том, что ему прямо сейчас делают минет.

Но Вика помнила о приказе Оксаны. Помнила о том, что делает это потому, что не хочет опозориться на весь курс. А потому она раскрыла губки и, обхватив ими головку, начала легонько щекотать уздечку.

И почти тут же получила несколько залпов, пущенных ей в нёбо. Сперма была соленой, с легким привкусом горечи. Виктория с трудом удержалась от того, чтобы сглотнуть все сразу же. Огромной силой воли она подавила рефлекс и, тщательно удерживая сперму внутри своего ротика, медленно выпустила обмякший член Миши на волю.

Девушка аккуратно запрятала ценный груз под язык и изо всех сил сосредоточилась на том, чтобы не сглатывать. Миша же, сделав несколько попыток заговорить с Викой, быстро отчаялся, видя ее молчание, и отстал.

Виктория с трудом дождалась звонка. Схватила уже собранные вещи и побежала по проходу вниз, чувствуя пальцы Оксаны на своем локте.

Лишь оказавшись на переднем сидении джипа Вика всем своим лицом попыталась дать Оксане понять, что долго она сперму в своем ротике не удержит.

И Оксана, широко улыбнувшись, нагнулась к Вике и смачно ее поцеловала в губы. Легкий поверхностный поцелуй затянулся и вскоре Виктория почувствовала язык на своих губах. К ней в рот вторглась Оксана. Резко, требовательно. Ее язык орудовал внутри с неистовой скоростью, облизывая все, до чего дотягивался.

И, спустя минуту или две, Вика поняла — нет больше у нее во рту спермы. Часть забрала себе Оксана, а часть Виктория сглотнула сама не заметив этого.

 — Умница, сучка, — сказала Оксана, широко улыбаясь.

И было что-то в этом обращении, что подстегнуло Вику. Оксана говорила «сучка» не как ругательство или оскорбление. Нет. В голосе сквозило возбуждение, даже обожание. Из уст Оксаны это слово превращалось скорее в комплимент или поощрение. И это заводило. Совсем легонько, но этого хватало.

Оксана быстро довезла Викторию прямо до подъезда и, выйдя из машины, девушка увидела у двери стоящего там Алексея, фотографа. В руках у него был большой контейнер. Догадка мелькнула у Вики, но девушка решила промолчать.

А Оксана, приветливо кивнув фотографу, жестом поманила его за собой.

Через полчаса Виктория осталась одна. А на трех стенах появились большие снимки.

На кухне, над обеденным столом, уютно устроилась картина, на которой была изображена Вика в тонких полупрозрачных стрингах, с игривой улыбкой на лице аккуратно прикрывая грудь рукой. Картина возбуждала и манила, выставляя хозяйку в непривычном свете.

Рядом с компьютером, где Вика проводила больше всего времени, висела фотография обнаженной натуры. На снимке Виктория лежала, глаза были блаженно закрыты, на лице блуждала удовлетворенная улыбка. Одна нога была чуть поднята, выставляя голую промежность на показ, а руки были закинуты за голову, выпячивая вперед упругие грудки.

Последний же снимок занял свое место над кроватью.

Сделан он был где-то в середине фотосессии и Виктория четко помнила, что ради этого снимка ее мучили минут двадцать, то добавляя, то убирая разнообразные элементы наряда.

На изображении Вика гордо стояла смотря прямо в камеру. В руках у нее была небольшая черная плетка, которую девушка посередине легонько прикусила зубами. На ногах — высокие кожаные сапоги, а от локтя руки закрывали черные бархатные перчатки. Соски девушки стояли, а между ног можно было заметить чуть-чуть приоткрывшуюся дырочку.

И рядом с компьютером лежал диск, на котором были все остальные фотографии в отменном качестве. Около трех сотен снимков. На диске красивыми буквами было выведено рукой Оксаны:"Моей сучке, с наслаждением»

На следующий день Виктория оказалась в будуаре Оксаны. Иначе как опочивальней царицы это место назвать было сложно.

Стены были разрисованы неизвестным художником, превратив обычную комнату в эдакий цветущий сад. Окно было занавешено плотными шторами, почти полностью перекрывая доступ солнца в комнату.

У дальней от входа стены в углу стоял туалетный столик, заставленный разнообразной косметикой. В отражении его громадного зеркала было видно всю комнату. Стену по левую руку хозяйка превратила в галерею, повесив на нее три десятка картин, на которых были изображены обнаженные девушки. А по правую руку стояла громадная дубовая кровать с балдахином, застеленная алыми простынями.

Оксана сегодня была в приподнятом настроении и еле слышно напевала себе под нос какую-то мелодию, накладывая на Вику макияж. Чем вызвано такое хорошее настроение Виктория не знала, да и не хотела знать. Ей было важно то, что ее хозяйка сегодня довольна, а значит нужно не напортачить и не испортить ей настроение.

Оксана подкрасила Виктории ресницы, положила слой темных теней, еще сильнее подчеркивая раскосые глаза. Легонько подрумянила щеки и подкрасила губы в нежно-розовый оттенок. А потом достала откуда-то маску и надела ее на Вику.

Из зеркала на Викторию смотрела весьма сексапильная девушка в совиной маске с очень выразительными глазами. Маска скрывала всю верхнюю часть лица, прикрывая волосы изысканной короной из серебристо-серых перьев. А на шее у Виктории красовался черный ошейник, к которому сзади были приторочены перья, не давая маске рассыпаться от неосторожных движений.

Виктория была так очарована происходящим, что даже не обратила внимания, когда Оксана зажгла два десятка свечей, расставив их по небольшим полочкам, висящим на стенах, и вышла из комнаты.

Вика не знала, сколько ее не было. Знала лишь, что сегодня будет что-то необычное — иначе бы Оксана и не стала так трудиться с макияжем и маской. Мелькнула мысль, что, наверное, Викторию поведут на прогулку. И эта мысль не напугала, а завела девушку. В конце концов, на ней маска и черта с два кто-либо опознает Викторию даже если ее проведут голышом прямо по коридорам ее родного университета.

Оксана вернулась через десять минут.

 — Смотри, что я тебе приготовила! — раздался ее голос от двери.

Виктория обернулась и замерла.

У входа стоял совершенно обнаженный мужчина. Лицо было скрыто маской с изображением какого-то очень мужественного и красивого лица. Он был атлетически сложен, плечи, грудь и ноги заметно бугрились мышцами. «Средне накачанный», как таких называла Ольга. Ростом он был чуть выше Оксаны и поверх маски можно было заметить короткие черные волосы.

Но и Оксана не теряла времени даром, оставив Вику одну. Глаза спрятались за простой маской из черной поблескивающей ткани, губы блистали ярко-алыми искорками. И Оксана переоделась. Вместо черного платья на ней был лифчик из прозрачной темной ткани, совершенно не срывавшей высокой груди, и на талии красовался золотистый обруч, с которого спереди и сзади свисали две полосы черной ткани, прикрывая промежность. Впрочем, ткань ни к чему, кроме обруча, не крепилась, а потому весьма призывно покачивалась при ходьбе, на доли секунды приоткрывая наготу Оксаны.

 — Эта сучка еще не очень опытна, но сделает все, что ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх