Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ

  1. Зигзаги жизни. Окончание
  2. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ
  3. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ 2
  4. Зигзаги жизни
  5. Зигзаги жизни. Не вошедшее в рассказ. Часть 2. Окончание

Страница: 6 из 7

Рустик уже два раза приходил, сказал, что мясо уже поставил.

Ольга, малость обалдев от услышанного, натянула трусики и рванула в зал, посмотреть на наряды. Прикинув различные комбинации предоставленной одежды, и забраковав не сошедшееся на грудях, выбрала вечернее бордовое платье с открытой спиной и свободной драпировкой спереди. Из обуви подошли только черные босоножки с регулирующимися застежками.

Взглянув на себя в зеркало, она пришла к выводу, что в таком виде не стыдно присутствовать в приличном обществе и, нанеся легкий макияж из, видимо, Маришкиной же косметички, распустила еще немного влажные после купания волосы по плечам.

Вот теперь, на её взгляд, она была готова. Повернув голову в сторону топчущегося на пороге Андрея сказала:

 — Ну все уже, не грызи меня взглядом, пошли.

Пройдя в соседний коттедж, она обнаружила его зеркальную идентичность с Андрюшкиным.

Как будто строители, выстроив один, поставили на план коттеджа зеркало сбоку и принялись строить второй. В дверях их встречала хозяйка, тоже одетая в вечернее платье черного цвета и в туфлях с умопомрачительным каблуком. Оценивающе оглядев Ольгу, она сказала:

 — Умничка. Впрочем, и я в людях редко ошибаюсь. Пошли за мной.

Пройдя через зал, где был накрыт стол со свечами, в правую спальню, она присела на огромную кровать и, похлопав по покрывалу рядом с собой, пригласила садиться рядом. Когда Ольга устроилась на кровати, Маришка, на секунду смешно наморщив носик, произнесла:

 — Не вздумай на меня обижаться. Все, что я тебе сейчас буду говорить, строго в твоих интересах, но я должна заранее знать, что ты позволяешь, а куда лезть нельзя. С попкой все понятно, и если надумаешь распечатываться, сначала со мной посоветуйся, как сделать это безболезненно и приятно. Там тоже своих нюансов куча, чтоб мужика круто завести.

Ольга молча отрицательно покрутила головой.

 — Окей. Теперь дальше. Как у тебя с девичьей любовью? Мужики от этого кипятком ссут, если наблюдают. Пробовала?

 — Нет, не пробовала. И знаешь, как-то не тянет.

 — Тоже понятно. Ну и последнее. Как тебе группка? Ты и два мужика?

Ольга, ощутив на щеках мимолетный румянец, с вызовом ответила:

 — Если в рот и киску, то с удовольствием!

 — Вот и отлично, на первое время разобрались, а там жизнь покажет.

Еще раз оглядев Ольгину фигурку, она добавила:

 — Что лифчик не стала одевать — это хорошо, и так точат как пушки, а вот трусики рекомендую снять прямо сейчас.

 — Я вообще в горы лифчик не брала. А зачем трусики снимать?

 — Чтобы чувствовать себя там беззащитной в окружении мужиков. Чуть позже заценишь.

Ольга встала и сняла трусики, ощутив промежностью колыхание воздуха, свободно овевающего доступные теперь половые губки. Она вопросительно взглянула на Маришку. Та, одобрительно кивнув головой, предложила пройти в зал к заждавшимся мужчинам.

Рассевшись за столом попарно с каждой стороны, Ольга отметила изысканность сервировки стола. Всего было немного, но деликатесного и вкусненького, скорее чтобы порадовать вкусовыми ощущениями, чем набить желудок под завязку.

Рустам, распечатав бутылку хорошего вина, разлил женщинам по фужерам, а себе и Андрею налил водки. Подняв свою стопку, он произнес красивый тост, в котором присутствовали очаровательные спутницы — источник вдохновения, красота гор, страсть и жажда жизни. Одним словом, этот тост, сам по себе, был изумительным образцом красноречия.

Раздались одобрительные возгласы, и Ольга абсолютно искренне присоединилась к ним. Все выпили и приступили к закуске, периодически произнося тосты по очереди. Ольга, когда очередь дошла и до неё, особо не изощрялась, просто высказала свое восхищение хозяевами.

Ни на секунду не забывая об отсутствии на ней трусиков, при каждом движении ног ощущая ласковые прикосновения воздуха к открытым частям своей киски, и мысленно представляя свою доступность, она стала активно возбуждаться. Взглянув в сторону Маришки и перехватив её взгляд, она, незаметно опустив взгляд, указала ей на источник беспокойства. Подруга, улыбнувшись одними глазами, озорно подмигнула и ободряюще, с пониманием, кивнула головой.

После чего подняла всех танцевать, сразу поставив медленную музыку. Первый танец был законно отдан Андрею, который, шепча на ушко фривольности, сходу принялся оглаживать её попку и, вжавшись пахом ей в живот, продемонстрировал полную готовность подтвердить свои слова делом.

Вот тут уже Ольга потекла вовсю, прижимаясь и елозя животом по торчащему члену, легко представляя его внутри себя. Она ощущала томное набухание своей кисули и соки, выступающие на поверхности и овеваемые потоками прохладного воздуха, всерьез заводили её.

На следующий танец партнеры сменились, и Ольга, сама с любопытством прижавшись к заметному контуру на паху Рустама, с удивлением ощутила заметную разницу в размерах их агрегатов. Мысленно сравнив размеры члена, который её удовлетворял в течение дня, с упирающимся в неё сейчас, она просто растерялась. Ну как такой гигант может поместиться в ту стройную молодую женщину, танцующую сейчас с её парнем?

Словно почувствовав её взгляд, Маришка, оторвавшись от усиленно лапающего её Андрея, утвердительно кивнула головой и показала большой палец. А Рустик тем временем демонстрировал прекрасное знание женского тела, где надо — чуть придавливал, где надо — поглаживал, и непрерывно сыпал комплименты по поводу самой прекрасной девушки, которую только ему доводилось держать в руках.

Врал, конечно, насчет единственной и неповторимой, но женщины так уж устроены, ей хотелось слушать эти волнительные слова, ощущать всем телом его прикосновения, быть желанной и возбуждающей. А тут еще и легкий бриз, овевающий её обильно текущую ракушку, и сознание того, что в данный момент она совершенно не защищена и можно сходу вонзить в неё член и трахать её, как заблагорассудится, просто задрав юбку.

Все вместе создавало взрывоопасную смесь животного желания немедленно воткнуть в себя источник наслаждения и благоразумного стремления удержаться в рамках приличия, но чем сильнее она себя сдерживала, тем лавинообразнее накатывала жажда удовлетворения.

Тут еще и партнер по танцу какими-то ласкающими движениями поднял на бедре подол платья и, неуловимо скользнув ладонью в промежность, ласково и дразняще огладил её обильно текущий цветочек и неторопливо стал отступать.

Ольга от пробежавшего по телу разряда возбуждения чуть не закричала в голос и, перехватив его смещающуюся обратно на бедро руку, решительно вернула на свою исходящую нектаром розу.

А он продолжал нашептывать ей волшебную сказку, уносящую вдаль, где были лишь они одни, и он ласкал её, и боготворил, овладевал ею и наполнял собой, был нежным и жестоким, был её повелителем и безропотным рабом. Слова складывались в образы, образы создавали картинку, и эта картинка превращалась в жизнь, туманя разум и приближая к вершине наслаждения.

Повиснув на сцепленных, на его шее руках, разведя ноги, она впечатывалась своим цветочком в его ладонь, размазывая лепестки между пальцев. А он уже жестоко ласкал пальцами набухшую бусинку клитора, сдавливая и перебирая проскальзывающие губки, гнал её по сказочной стране с бездонным небом, цветными лоскутами нависшим над ними, по дороге, усыпанной слепящими глаза сверкающими бриллиантами.

Во всем мире не существовало силы, способной остановить эту гонку. Ее тело, устремившись за голосом-проводником сквозь блики отраженной на поверхности радуги, ускорило ритм и, взорвавшись буйством красок и выплеском соков, вырвало из груди крик страстного восторга.

Приходя в себя после такого бурного оргазма, когда её возбужденная и до конца не удовлетворенная киска настойчиво требовала продолжения и заполнения, она слышала восхищенные слова в свой адрес и, чувствуя накатывающее ...  Читать дальше →

Показать комментарии (76)

Последние рассказы автора

наверх